День Победы

Сын полка

Военную присягу Лев Шейнкман принял в… 12 лет

Десятилетнего Льва Шейнк­мана Великая Отечественная застала в пионерском лагере.

— Я отдыхал недалеко от Минска, в Ждановичах, — вспоминает Лев Семенович. — Сейчас этот лагерь называется «Ракета». В воскресенье, 22 июня, мы ждали родителей, готовили для них концерт. Я немного волновался перед выступлением, поэтому спал чутко. Под утро услыхал рев самолетов, позже, уже более отчетливо, какие-то команды на непонятном языке.

Все проснулись и увидели парашюты на деревьях, солдат в красноармейской форме. Долго не мог­ли понять, что происходит. Потом пионервожатая сказала: началась война.

Оказывается, в районе пионерского лагеря был выброшен фашистский десант. Немецкие солдаты, переодетые в форму бойцов Красной Армии, перерезали телефонные линии, отравляли воду в колодцах, распространяли дез­информацию среди мирного населения.

— На следующий день или через два из штаба Белорусского военного округа приехал майор Воскресенский, — продолжает Лев Шейнкман. — Чудом ему удалось вывезти из пионерлагеря 14 детей. Среди них был и я. Жили мы тогда на улице Кирова. Вместе с мамой и пятилетней сестренкой быстро собрали вещи, после чего нас в спешном порядке эвакуи­ровали.

Мальчишкой Лев выступал в госпитале перед ранеными. В награду иногда получал лакомство: кусочек черного хлеба, намазанный сверху повидлом.

Очевидец тех страшных событий вспоминает, что ехали они в деревянных вагонах. Состав часто обстреливали немецкие бомбардировщики. Люди выскакивали из эшелонов и врассыпную бежали прятаться от пуль. Кто-то спасался, другие уже не смогли встать никогда…

— По железной дороге доехали до Саратова, — говорит собеседник. — А там нас погрузили на пароход и отправили в Куйбышев, ныне Самару. На вокзале мама оставила сторожить вещи, а сама направилась на станцию. В это время к нам с сестренкой подошел молодой человек. Приятный, хорошо одетый. «Ребята, — обратился он, — ваша мама просила поднести чемодан. Можно я его возьму?» Конечно, мы отдали.

Лев Семенович вспоминает, как потом мама плакала… А затем подошла женщина. Представилась Анастасией Гуреевой. Сказала, что ее муж на фронте, сама работает в охране. Пригласила жить к себе.

В Куйбышеве Лев пошел в четвертый класс. Часто выступал в гос­питалях перед ранеными: читал стихи, исполнял песни. В награду иногда получал лакомство: кусочек черного хлеба, намазанный сверху повидлом.

— В начале войны в город эва­куировали многие заводы, — говорит Лев Семенович. — Помню, как прямо на полях устанавливали цементные подставки, а на них — станки. Рабочие точили оружие для фронта. Нам, мальчишкам, было интересно за всем этим наблюдать. Мечтали очутиться на передовой, стать героями. Я три раза убегал на фронт. На четвертый повезло.

Читайте также:  Этот День Победы

В 1943-м Лев прибился к эшелону. В подмосковном Перхушково тогда формировался полк связи. Бойцы уговорили командира оставить парнишку воспитанником. «До выяснения обстоятельств» он был зачислен в телефонно-телеграфную мастерскую по ремонту аппаратов передатчиков радио, телефонов и других средств связи. По словам Льва Шейнкмана, его первыми командирами стали начальник мастерской — старший лейтенант Илья Бахов, главный инженер — капитан Михаил Лаврентьев.

В середине декабря 1943 года сын полка вместе со своим взводом принял военную присягу. Ему было 12 лет.

— В мастерской мы собирали разбитые на передовой телефоны, из нескольких делали один, — вспоминает собеседник. — Военные аппараты были очень громоздкими. Они помещались только в больших деревянных ящиках. Американские модели — в кожаных сумках, но тоже весили немало.

Позднее юного бойца направили учиться в школу младших авиа­специалистов, которая находилась при полку. Через три месяца он сдал экзамен и стал радиотелеграфистом. Работал сменами по 4-5 часов. Было трудно да и ответственность большая. Первый Отдельный ордена Красной Звезды Тильзитский полк связи, к которому относился Лев, обеспечивал дальнюю авиацию Первой воздушной армии.

Одно время подросток служил на маленькой радиостанции. Из автомобиля, который подъезжал как можно ближе к месту боя, сообщал летчикам точные координаты немецких укреплений.

От Перхушково через горящий Смоленск, Можайск, Вязьму, Витебск полк продвигался на запад. Победу Лев Семенович встретил в Кенигсберге.

— Нас перебросили в Бобруйск, — говорит участник войны. — Затем меня перевели в Плещеницы, на автобазу. В общей сложности прослужил в армии около 12 лет.

В Минске Шейнкман поступил на ФЗО (фабрично-заводское обучение) при заводе имени Кирова. Затем отслужил в армии. Демобилизовавшись, окончил педтехникум. Более десяти лет работал учителем физкультуры в Острошицком городке. Одновременно окончил музыкальное училище имени Глинки по классу «дирижер хора и учитель пения», а также институт физкультуры.

Лев Семенович Шейнкман — отличник народного образования БССР, учитель высшей категории, более 30 лет проработал в столичной школе № 63. Его часто приглашают на встречи с учащимися, студентами. А еще майор в отставке — солист вокального ансамбля «Память сердца», который создан при Респуб­ликанском Дворце культуры ветеранов. Руководит им Галина Матяс.

Праздник Победы Лев Семенович собирается встречать на концертных площадках города. В этот день ансамбль обычно много выступает. Позднее вся семья — супруга Людмила Александровна (вместе они 53 года), сыновья Александр и Владимир, невестки и внуки — обязательно соберется за столом. Ведь 9 Мая — главный праздник у Льва Шейнкмана, это его весна Победы.

Шейнкман служил в Первом Отдельном ордена Красной Звезды Тильзитском полку связи, который обеспечивал дальнюю авиацию Первой воздушной армии.