Персоны

Живота не жалея

Виктор Костко убежден, что настоящий полковник и в отставке должен нести службу

Ранним утром в любую погоду в парке Горького появляется уже немолодой человек в спортивном костюме и шапочке. В свои 86 лет полковник в отставке Виктор Федорович Костко ежедневно полтора часа отдает физической подготовке. А в 9.15 уже приступает к своим обязанностям в городской ветеранской организации, где ведет работу с прошедшими Великую Отечественную войну минчанами. Однако не все знают, что и на счету самого Костко не один десяток подвигов, совершенных в 1941-1945 годы.

Была средь лесов деревенька

В деревне Новый Городок на Могилевщине, где с родителями и двумя старшими братьями жил 14-летний подросток Витек, вдоль улицы стояло ЗЗ дома, а дальше на десятки километров расползлись густые леса. Война уже началась, а люди все говорили: «За что нас убивать, мы же никому ничего плохого не сделали!» Однако налетали немецкие истребители и расстреливали сверху всех, кто попадался на глаза.

— Мы, мальчишки, прятались во ржи и наблюдали за самолетами. Когда те улетали, бежали в деревню, чтобы помочь раненым, — вспоминает Виктор Федорович. — А ровно через год после начала войны, 22 июня 1942 года, в 5 утра с двух сторон понаехали фашисты и сожгли нашу деревню. К тому времени наша семья и другие жители уже ушли в лес. Но как раз в то утро некоторые возвратились за продуктами и вещами. Убегающих людей фашисты расстреливали из пулемета. Мы с отцом упали в борозду и двигались полз­ком. Спрятались под корягой на берегу реки. Так и спаслись.

Неуловимые мстители

Отойдя на десяток километров за болото, выжившие обитатели Нового Городка стали устраиваться в лесу, соорудили времянки. А через некоторое время соединились с партизанским отрядом.

— Я и мои сверстники выполняли задания командира, — продолжает офицер. — Ведь мы выросли в лесу и знали все стежки-дорожки. Периодически выходили к железной дороге, где стоял фашистский гарнизон, и наблюдали, когда и как движутся эшелоны, где и с какой периодичностью ходит охрана, какова численность неприятеля. Сливались с местной детворой, и гитлеровцы на нас особого внимания не обращали. Однако бывали моменты, когда приходилось со всех ног убегать в лес. За нами не раз пускали собак, но в болотистой местности они быстро теряли след, и мы безнаказанно исчезали…

Подростки вредили оккупантам, забираясь на столбы и кусачками перерезая линии передач. Была у них и еще одна обязанность: по очереди следить за передвижениями фашистов со стороны Бобруйска, ведь не раз немцы пытались окружить и уничтожить партизан. Но вовремя предупрежденный отряд успевал отойти в глубь леса за непроходимые болота.

— 18 марта 1944 года, когда наши части уже наступали, фрицы еще раз блокировали лес в надеж­де уничтожить партизан. Когда у нас закончились патроны, командир приказал рассредоточиться и попытаться выйти из окружения маленькими группками. Я уходил вместе с братьями Сергеем и Гришей. Идем и вдруг слышим голоса немцев. Куда деваться? Смотрим, впереди в болоте лежит выкорчеванная сосна. А под корнями есть место. Мы туда и спрятались. Сидим, а у меня одна мысль: «Если есть Бог, останемся живы». Фашисты в болото не полезли, обошли его слева и справа, не заметив нас…

На учете в городской ветеранской организации состоят более 4.120 участников и инвалидов Великой Отечественной войны.

 

Не до ордена —была бы Родина

26 июня 1944 года партизаны соединились с подошедшими частями 3-й армии, которой командовал генерал Горбатов, и приняли участие в операции «Бобруйский котел». Виктор никак не мог дождаться команды «В атаку!», и когда она прозвучала, первым сорвался с места и помчался вперед на неприятеля.

Читайте также:  Баллада о любви

— В бою гибли люди, но меня будто бы кто-то оберегал. За всю войну был несколько раз ранен, получил контузию, но, к счастью, остался жив.

Продолжил службу Костко в корпусе ПВО под Каунасом оператором на новой радиолокационной станции орудийной наводки, которая обнаруживала цели на расстоянии 250 километров.

— Ловил сигналы и передавал координаты зенитной батарее, которая уничтожала вражеские объекты. Так мы охраняли от налетов аэродром поблизости, а также станцию и город Каунас.

Закончил войну парнишка в Восточной Пруссии в городе Инстенбурге.

— Так как у нас была радиолокационная связь, мы первыми узна­ли о Победе: диктор Левитан сообщил о капитуляции Германии. В нашей батарее служили 8 девчат. Они включили музыку и стали на радостях танцевать. К ним присоединились и остальные.

За боевые подвиги Виктор Костко награжден орденом Великой Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За взятие Кенигсберга».

Настоящий полковник

После войны Виктор выбрал профессию военного.

— По характеру я человек порядка, организованности и дисциплины. К этому с детства приучил отец. Окончил высшее военно-автомобильное училище во Владикавказе и стал служить.

Около десятка раз офицера переводили в разные точки Советского Союза и за границу.

— Моя жена Раиса Павловна стала мне вернейшей по­другой, — продолжает ветеран. — Всегда провожала и встречала с работы, заботилась, растила нашего сына. Не задавая лишних вопросов, быстро собирала вещи к переезду.

В 1985 году полковника Костко  командировали в Гавану в качестве советника генерального штаба Республики Куба.

— Я неоднократно встречался с Фиделем Кастро и его братом Рау­лем. Это умные и добрые люди, очень простые в общении. Вместе с другими специалистами мы занимались реформированием народной кубинской армии. У нас-то уже был большой военный опыт, а у кубинцев — нет. К примеру, они не предполагали, что для жизнедеятельности каждой отдельной роты необходимо предусмотреть все, вплоть до вещевого и медицинского пунктов, кухни и повара, ремонта обуви и даже парикмахера. Расписывали мы также вооружение для танковых и общевойсковых подразделений.

За помощь в реформировании армии Фидель Кастро наградил Костко орденом «Эрнесто Че Гевара». В 1988 году полковник вернулся на Родину и в 61 год ушел в отставку. Его воинские заслуги отмечены орденами «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» и «Знак Почета».

По характеру я человек порядка, организованности и дисциплины. К этому с детства приучил отец.

 

Свой среди своих

Энергичный характер и жажда оставаться в гуще жизни не позволили Виктору Федоровичу бездельничать на заслуженном отдыхе. Вначале трудился в комитете ветеранов войны Партизанского района, а с 2003 года стал первым заместителем председателя городского совета ветеранов.

— 90 процентов людей, прошедших войну, которые ко мне обращаются, хотят просто пообщаться и ощутить внимание к себе, — отмечает ветеран. — И только процентов 10 — с разными бытовыми проблемами: кому-то надо забор починить, ремонт в квартире сделать, на лечение в госпиталь пристроить, в санаторий отправить. Многих участников войны в Минске знаю лично: условия их жизни, взаимоотношения с родными, болезни. Как можно чаще обзваниваю одиноких.

А кто же решает проблемы самого ветерана войны Костко?

— Я обхожусь тем, что у меня есть, — улыбается герой войны. — Зато каждое утро позволяю себе не спеша пройтись пешком на работу и по пути наблюдать, как бегут ручейки, набухают почки на деревьях, расцветают тюльпаны, слушать пение птиц и любоваться родным городом. Это дорогого стоит.