Мегаполис

Пять «о…» Виктора Сухорукова

При поддержке «Театра Ч» в Минске с успехом прошли гастроли Московского академического театра на Малой Бронной. Накануне спектаклей известный российский актер и главный герой постановки «Тартюф» Виктор Сухоруков рассказал, как поступал в театральный вуз и почему перестал приезжать на фестиваль «Лiстапад»

О поступлении в вуз

Я поступил в театральный вуз не с первого раза. Известная история, когда рисовал на запотевшем стекле в коридоре рожицу и рассказывал ей отрывки из Чехова. Была цель стать артистом. Каждый, кто поступает в театральный вуз, хочет удивить экзаменаторов и обратить на себя внимание. Заставить комиссию разглядеть себя и… заворожить их. Но все очень индивидуально. А как часто бывает, что перед дверью стоят очаровательная и интересная девочка или мальчик, а выставляют себя идиотами. Более того, один профессор может поставить на будущем успешном актере крест просто под настрое­ние, а другой назовет сумасшедшим или гением.

О фестивале «Лiстапад»

Меня приглашали на этот фестиваль каждый год. Однажды, как раз во время его проведения, у меня выходила великолепная картина мэтра русского кинематографа Виталия Мельникова «Агитбригада: бей врага!». И когда я предложил эту картину в программу фестиваля (не в конкурс!), ее не взяли. Я стал разговаривать с руководством, а оно сослалось на комиссию, которая отбирает фильмы. Стал смот­реть: начались реверансы в сторону западного кино. Ну, думаю, танцуйте дальше — и обиделся за себя, за кино и за Мельникова. И решил больше не приезжать. При этом считаю, что фестиваль прекрасный и проводится на высоком уровне.

О Петре Мамонове

Уверен, зритель готов к новому кино с нашим тандемом, как в фильме «Остров». А вот Петр не готов. Мы с ним дружим, но давно не виделись. Мне часто рассказывают, что он отрицает любой сценарий и не считает себя артистом. Но он лукавит. Петр очень индивидуальный, эгоистичный, яростный и неуемный. И если я сторонник коллективного творчества, то Мамонов — одинокий волк и творец-бродяга. Кстати, я оказался в фильме «Остров» благодаря ему, но захочет ли он со мной снова работать вместе — большой вопрос. Почему? Я ведь тоже не подарок, вовсе не витамин.

Читайте также:  Для пользы тела

О театре

Театр жив! Театр есть! Другое дело, когда говорят — кризис. Какой? Испокон веков есть спектак­ли аншлаговые, а есть спектакли в нагрузку. При этом, несмотря на Интернет, люди приходят в театр. Это отображение жизни, в которой любая интересная история и есть театр. К сожалению, в XXI веке все зависит только от степени воздействия.

О кинематографе

Русское кино тоже живет. Другое дело, что оно не всегда сильное. Согласен с американским режиссером Фрэнсисом Копполой, который уверен, что главное в кино — сценарий. При этом я не сторонник девиза многих арт-хаусных творцов — зритель не нужен. Считаю, все должно быть для зрителя. Все должно оставаться людям.