Культура

Обувь в главной роли

Почему в фильме «Туфельки» в кадр не попало ни одного лица? Режиссер и сценарист Константин Фам рассказал о немых свидетелях ужасов холокоста и съемках в тридцатиградусный мороз

Короткометражная картина «Туфельки», снятая при участии «Белвидеоцентра», недавно вернулась из Италии с престижного международного фестиваля независимого кино Imperia, где победила. Ленте удалось обойти 720 работ из 52 стран. По признанию Константина Фама, путь к итальянскому Гран-при был непростым.

— В создании «Туфелек» участвовали около 500 человек. Фильм делался в течение года кинематографистами Польши, Чехии, Франции, России и, конечно, Беларуси. Пост-продакшн проходил в США, — рассказал режиссер. — Хочу снять шляпу перед теми людьми, которые поверили в эту картину и помогали чем могли. К счастью, их было немало. Приглашенные актеры (больше сотни человек массовки, а также исполнители главных ролей), когда узнавали, что в кадре будут только их ноги, все равно соглашались работать. В фильме есть зимняя сцена, где фашисты уводят мужа главной героини, а за ним на улицу, на снег, выбегает полураздетый ребенок с голыми ножками. Стоял тридцатиградусный мороз. К счастью, родители пошли нам навстречу, отнеслись с пониманием. Эпизод сняли с первого дубля. Никто не заболел. Вообще же в фильме сменяются три поры года. Такое далеко не в каждой полнометражной картине увидишь, не говоря уже о коротком метре. Многие высококлассные специалисты трудились над фильмом просто за идею. Чтобы сделать цветокоррекцию, мы обратились к удивительному голливудскому старику, обладателю премии «Оскар» Прайсу Петелу, за плечами которого работа над такими лентами, как «Титаник», «Интервью с вампиром». Он посмотрел «Туфельки» и сказал: «Знаешь, мне понравилось. Если у тебя нет денег, сделаю все бесплатно». После этой встречи я ехал в лос-анджелесском метро и плакал. Ощущение было такое, будто нам действительно удалось снять нечто стоящее.

Фильм «Туфельки» посвящен памяти жертв холокоста и рассказывает историю пары женских туфелек, которая начинается в витрине магазина и трагически обрывается в концлагере «Освенцим».

На протяжении всего фильма в объективе камеры — только ноги героев.

 

— Есть мнение, будто на тему Второй мировой войны и холокоста уже все сказано и найти что-то новое невозможно…

— Наша творческая задумка, когда страшные события того периода показываются через свидетельства вещей или животных — как раз-таки попытка доказать, что тема себя не исчерпала. И, наверное, не исчерпается никогда. Те, кто был в музее Освенцима и видел эту гору из туфель, ботинок, очков, чемоданов, вряд ли когда-либо смогут ее забыть. Это шокирует и переворачивает внутренний мир. В памяти остался случай, который произошел со мной в детстве. Я жил в маленьком украинском городке, однажды там откопали братскую могилу времен войны. Не знаю, кто в ней был похоронен — советские солдаты или немецкие. Помню только, как местные мальчишки нашли черепа и играли ими в футбол. А ведь это могли быть наши деды, родственники… С того момента прошло 30 лет, но картина до сих пор у меня перед глазами. Нельзя забывать историю. Каждое поколение должно вносить свою лепту в то, чтобы предупредить потомков и призвать их не повторять ошибок прошлого.

Читайте также:  Где оживает бронза

— Уже известно, что новелла «Туфельки» станет частью киноальманаха «Свидетели», куда войдут еще как минимум две короткометражные ленты. Какие именно?

— В основу картины «Брут» ляжет рассказ чешского писателя и журналиста Людвига Ашкенази. В нем повествуется о судьбе овчарки, которая живет в еврейской семье в Праге, а с началом войны становится сторожевой собакой в концлагере и там встречается со своей хозяйкой. Третья новелла — история скрипки, созданной мастером в Нюрнберге в подарок еврейскому мальчику на совершеннолетие. Это рассказ о путешествии инструмента через все ужасы войны. А центральной историей будет история Яновского концлагеря, где один эстет-фашист создал оркестр, игравший во время казней. Когда к лагерю подходили части Красной Армии, музыкантов выстроили в круг, заставили играть и по одному расстреляли.

Проект киноальманаха «Свидетели» в эти дни презентуется на 66-м Международном кинофоруме в Каннах. Кроме того, лента «Туфельки» включена в конкурсную программу короткометражных картин 24-го Открытого российского кинофестиваля «Кинотавр», который пройдет с 2 по 9 июня в Сочи.

Еще одна история, которая, возможно, станет четвертой в альманахе, — о японском вице-консуле Тиунэ Сугихаре, который во время войны в течение нескольких суток выписывал выездные визы польским и литовским евреям, чтобы спасти их от преследования. Когда у дипломата спросили, почему он спасал евреев, тот ответил, что понятия не имел, люди какой национальности и вероисповедания обращались к нему за помощью. Он просто помогал всем, кому мог. Как потом подсчитали, благодаря Сугихаре выехать из Литвы удалось более 6 тысячам человек.

— Когда «Туфельки» можно будет увидеть в кинотеатрах?

— Для начала мы хотим все же собрать полный альманах, а уже потом решать его прокатную судьбу. Дело в том, что фильмы должны заявить о себе, засветиться на крупных кинофестивалях, собрать отзывы критики, прессы, чтобы прийти к зрителю, образно говоря, в подготовленном виде, заслужить внимание к себе. Маркетинговую стратегию по продвижению кино никто не отменял. Иначе даже хороший фильм может пройти незамеченным.