ТВ-курьер

Денис Курьян: «Евровидение» – не Олимпиада по песне

Известный телеведущий рассказал о работе на телеканале ОНТ, очередной раз признался в любви к Синеокой и высказался по поводу последнего «Евровидения»

— Денис, в начале года в «МК» было интервью с Анжелиной Микульской, директором дирекции спецпроектов ОНТ, которая назвала тебя «лучшим приобретением канала в этом сезоне»…

— Мне это льстит (улыбается). Я очень уважаю Анжелину и в свою очередь абсолютно искренне считаю ее лучшим белорусским продюсером в сфере развлекательных телевизионных проектов. А дирекция спецпроектов под ее руководством — № 1 в Беларуси как по объему эфира, так и по качеству. В прошлом году вышло 230 оригинальных выпусков различных шоу-проектов.

— Ты пришел в команду ОНТ на абсолютно новый масштабный проект «Я люблю Беларусь», который, есть мнение, делался полностью под тебя.

— Эти вещи двигались параллельно, вряд ли так уж «под меня». ОНТ тянет очень большой объем масштабных развлекательных проектов. На Белтелерадиокомпании такого нет в принципе. Почему? Наверное, потому что это больше информационная структура, где развлекательный эфир пока не в приоритете. Для себя я искал проект на стыке информационного и развлекательного. И вот предложили шоу «Я люблю Беларусь». Это программа, которая мне полностью подходит, к тому же она самая веселая из всех, которые я вел. В сентябре зрителей ждет новый сезон, для наших звезд мы придумали еще более убойные конкурсы, связанные с родной страной.

— Поэтому так быстро согласился работать еще и в утреннем эфире?

— Эта часть работы мне очень нравится, я здесь только как ведущий. Не редактирую и не создаю сюжетов, просто лицо «Нашего утра». При этом мне важно красиво представить работу тех, кто трудится над программой: корреспондентов и редакторов. Признаюсь, мне очень нравится формат, в котором приоритет отдается приглашенным гостям и можно с ними общаться. Это напоминает «Актуальное интервью», которое мы когда-то начинали в Белтелерадиокомпании. За несколько лет мне удалось записать, на мой взгляд, удачные выпуски с такими людьми, как Михаил Задорнов, Гоша Куценко, Жорес Алферов, с экс-главой «Евровидения» Сванте Стокселиусом.

— И даже с президентом Грузии Михаилом Саакашвили…

— Я отношусь к нему с большим уважением, и, помнится, кто-то хотел усмотреть в этом интервью что-то политическое. А на самом деле мы говорили о житейских вопросах и хачапури. И я продолжаю интервью в формате «Нашего утра». К тому же мы работаем в паре с замечательной Мариной Грицук. Это человек, которым я восхищаюсь еще с того времени, когда золотая команда БГУ была лучшей в КВН. Поэтому мне безумно приятно, что сейчас мы работаем вместе.

— Ты затронул тему своей работы в медиахолдинге Белтелерадиокомпания. Что же все-таки произошло и почему решил уйти оттуда?

— Никаких нестыковок с людьми у меня не было, к тому же я сам по себе неконфликтный человек. На мой взгляд, одно из важных свойств телевизионной зрелости — умение работать в любой команде при любом руководителе. Мы отлично поняли друг друга в том, что я не могу принадлежать одной компании и одному проекту в силу своих разносторонних интересов.

— Вспоминается довольно известная история, как ты уехал в Москву, чтобы вести концерт на Красной площади, посвященный Дню России…

— Это не имеет отношения к моему уходу, и, думаю, факт проведения белорусским ведущим концерта на Красной площади мое руководство восприняло с гордостью. Сегодня я открыт для приглашений в разные проекты. При этом всегда говорю (и буду!), что люблю Беларусь и хочу с семьей жить здесь. Мне интересно где-то сниматься и возвращаться домой. Безусловно, с согласия ОНТ. Мои руководители относятся к этому с пониманием, и, мне кажется, это мудро. Ведь те, кто задействован в зарубежных проектах, приносят свой опыт телеканалу. ОНТ — единственная белорусская кнопка, где я сегодня хотел бы быть в эфире. Согласитесь, за десять лет существования команда проделала огромную работу. И на понятие «белорусское телевидение», благодаря масштабным проектам ОНТ, некоторые телескептики посмотрели с другой стороны.

Уверен: в кадре информационной программы обязательно должен быть журналист. Человек, четко понимающий, о чем говорит, и которому есть что сказать, потому что он следит за развитием событий.

— Возвращаясь к теме Белтелерадиокомпании, не могу не спросить: какая часть тебя там осталась?

— Там много меня осталось, проектов и даже людей, которые приходили на работу при моем участии. Мы по-прежнему дружим.

— И часть семьи?

— Стараюсь поддерживать сестру, хоть она меня и не просит. Очень рад за Юлю (журналист и ведущая программы «Новости региона» Юлия Александрова. — Прим. авт.), она делает успехи независимо от меня. Мне нравится ее стиль ведения программ, и в этом ключе я слежу еще за несколькими молодыми журналистами без привязки к каналам. Знаешь, почему? Я выделяю в них внутреннюю свободу и уверенность в себе. Потому что на белорусском телевидении, на мой взгляд, еще хватает ведущих, которым при выключенном телесуфлере будет сложно обсудить тему, о которой они только что вещали. Уверен: в кадре информационной программы обязательно должен быть журналист. Человек, четко понимающий, о чем говорит, и которому есть что сказать, потому что он следит за развитием событий.

— Наверняка многим интересно твое мнение относительно прошедшего «Евровидения».

— Признаться, в этом году я практически не следил за конкурсом в целом, при этом был в курсе дел нашей участницы Алены Ланской. И тут мои мысли схожи с телевизионной позицией: чтобы делать шаги вперед, нужно у кого-то учиться. И то, что у белорусских артистов появилась возможность приглашать западных бэк-вокалистов и строить хорошие декорации на сцене, я считаю большим преимуществом. А главным успехом этой евровизионной кампании считаю то, что ни копейки государственных денег на подготовку потрачено не было. Дай бог, чтобы наша промышленность нормально работала, и в следующем году бюджет на подготовку Александра Солодухи был собран. Хотя нет, Солодуха у нас миллиардер — может ехать за свой счет, без спонсоров (смеется).

— Многие в этом году решили, что «Евровидение» по-прежнему комментируешь ты…

— А я даже не успел толком послушать «себя» из Швеции (смеется). На мой взгляд, хорошо, что периодически комментаторы конкурса меняются. Я делал это на протяжении 7 лет, есть риск, что ничего нового об этом шоу уже не расскажу. Меняются страны, артисты и декорации, но в целом «Евровидение» — хорошо отлаженный конвейер. И на него нужен свежий взгляд, поэтому я желаю Евгению Перлину успехов. Мой взгляд на конкурс, думаю, известен тем, кто смотрел наши трансляции. Я отношусь к «Евровидению» с уважением и иронией одновременно. Это не Олимпиада по песне, а просто хорошее европейское шоу. «Евровидение» стартовало как конкурс молодых артистов, которые только начинают выходить за рамки своей страны. Конечно, все при этом хотят выиграть, но в Западной Европе исповедуют принцип «главное — участие». В Восточной Европе многим нужно непременно выиграть.

— Думаю, образ Дениса Курьяна у большинства белорусов ассоциируется с идеальным отцом и успешным телеведущим, который прошел все ступеньки карьеры и заслужил статус одного из лучших ведущих страны. Где подвох?

— Наше национальное телевидение только начинается, и сама система координат условна. Что касается домашних дел, то я далеко не идеальный муж. К сожалению, не провожу достаточно времени с детьми. Кроме работы на телевидении у нас с женой есть маленький бизнес, и малышам приходится с этим мириться. Ну а если спросишь, откуда столько сил, ответ на поверхности: все, что я делаю, очень люблю.

На мой взгляд, одно из важных свойств телевизионной зрелости — умение работать в любой команде при любом руководителе.