Территория закона

Разбойники большой дороги

В 1998 году в Минске и окрестностях произошла серия вооруженных ограблений дальнобойщиков. Преступники орудовали на МКАД и трассах вблизи столицы, действовали нагло, зачастую средь бела дня. Задержать их удалось лишь через год

Потерпевшие

Василий на своей фуре возвращался в Украину. В боковое зеркало дальнобойщик увидел: за ним по пятам следует старенький «Опель». Ерунда, мало ли кто сел на хвост. Но, съехав с Минской кольцевой, вынужден был резко затормозить: иномарка перегородила ему путь. Из нее вышел рос­лый крепыш, неспешно подошел к пассажирской двери кабины большегруза, запрыгнул на подножку и небрежно постучал костяшками пальцев по стеклу: поговорить надо, братан. Позже Василий еще долго корил себя за беспечность, за то, что не заблокировал заранее дверцу. Оказавшись в кабине, здоровяк без лишних слов приставил к его колену ствол пистолета: гони бабки или… Перепуганный водитель отдал всю наличность. Грабитель небрежно сунул деньги в карман и, прошипев: «Только пикни!», удалился. На большой скорости «Опель» скрылся за горизонтом.

Придя в себя, Василий развернул фуру и поехал к ближайшему посту ГАИ, где рассказал милицио­нерам о случившемся. Помимо примет преступника сообщил он и госномер «Опеля». Тут же был объявлен план «Перехват», однако грабителям удалось скрыться.

Вскоре похожая история приключилась с дальнобойщиком из Молдовы. С той лишь разницей, что ограбили его в номере придорожного отеля. В дверь постучали, он отворил. В комнату ввалились двое. Один запер дверь, второй достал из кармана «ТТ».

— Все потерпевшие были из ближнего зарубежья — Молдовы, России, Украины, — вспоминает Владимир Кухарчик, в 1998-м — старший оперуполномоченный по особо важным делам управления уголовного розыска ГУВД Мингорисполкома. — Ограб­ленные дальнобойщики утверждали: один из нападавших — ростом под 2 метра, спортивного телосложения и вооружен пистолетом «ТТ».

Некоторые потерпевшие, которых обчистили прямо на трассе, запомнили госномер машины преступников. Однако совпадали только марка и модель автомобиля, а номерные знаки были каждый раз разные.

 

В советские времена дальнобойщики делились на две группы — на тех, кто возил грузы внутри страны и на «софиков». Это вошедшее в обиход жаргонное словечко — производное от «Совтрансавто». Существовало в СССР такое единственное в своем роде транспортное предприятие, в чьем ведении были все автомобильные перевозки за рубеж. Устроиться туда на работу было подчас труднее, чем пройти отбор в отряд космонавтов. И здоровье, возраст — отнюдь не главные критерии. В первую очередь под микроскопом рассматривали анкету соискателя. Она должна была быть безупречной: ни судимостей, ни нарушений ПДД, ни родственников за границей, ни дедушек-бабушек, бывших во время войны на оккупированной территории. Желательно членство в КПСС. Словом, погнать фуру за железный занавес мог только тщательно проверенный, очень лояльный гражданин страны Советов.

А стремились на такую работу многие. Еще бы: вояжи в страны товарного изобилия, оплата коман­дировочных в валюте. «Софики» — элита рабочего класса. Они даже внешне отличались от своих коллег по шоферскому цеху. Многие садились за руль в костюме, белоснежной рубашке с галстуком. Но времена изменились.

В лихие 1990-е профессия водителя международных перевозок — в просторечии дальнобойщика — превратилась из очень престижной в весьма опасное занятие. Разгул бандитизма, рэкет не могли не затронуть столь прибыльное дело. Водитель большегруза на дороге — лакомый кусок для лихих ребятишек. Ведь он, пусть и с напарником, почти беззащитен. Вооружиться ему нельзя, а с монтировкой в руках против бандитских стволов не попрешь. Нанять охрану? Далеко не каждая транспортная фирма готова была нести такие расходы. Многие дороги некогда единой страны, особенно в российской глубинке, обрели дурную славу. На автотрассах злодействовали как организованные группировки, которые, что называется, держали трассу, так и случайные бандиты, нередко наркоманы, срочно нуждавшиеся в средствах на дозу. В помощь разбойникам на дорогах были большие расстояния и слабость дорожной милиции. Но в Беларуси все было относительно спокойно. Серьезных масштабов преступность на автострадах не получила.

 

Подозреваемые

Разбойные нападения следовали одно за другим. 12 эпизодов за год! А преступники оставались неуловимы. Высшее милицейское руководство било кулаком по столу, требуя немедленно отыскать злодеев.

Были задействованы лучшие сыщики, которых на время даже осво­бодили от других дел. Работали, как говорится, не покладая рук. Ход расследования контролировали в министерстве. Но выйти на след дерзких бандитов не удавалось. А в сводках происшествий с удручающей регулярностью появлялись сообщения об аналогичных преступлениях — из Октябрьского, Заводского, Московского районов столицы, из пригорода…

— Однажды мы получили информацию, что похожий «Опель» попал в ДТП, а материалы находятся в городской ГАИ, — продолжает Владимир Владимирович. — Обратили внимание на биографию автовладельца — Олега Антипова*. Ранее она уже была подпорчена судимостями за кражи.

Читайте также:  Встречное движение

Сыщики оперативно отработали его ближайшее окружение — родственников, друзей. Их заинтересовал близкий товарищ Олега — одессит Анатолий Климов, в прошлом прапорщик Советской армии. Он переехал в Минск после масштабных сокращений в Вооруженных Силах. В личном деле бывшего военнослужащего значилось: рост — метр девяносто пять.

Опера, что называется, взяли след. Однако предъявить подозреваемым, по сути, нечего: чтобы доказать серию нападений на дальнобойщиков, нужно было брать их с поличным. Да и потерпевшие разъехались по городам и весям бывшего СССР.

 

Владимир Кухарчик.

Подполковник в отставке. Начинал службу в патрульно-постовой службе, затем перевелся в угро Московского РОВД. Много лет проработал старшим оперуполномоченным по особо важным делам управления уголовного розыска ГУВД Мингорисполкома.

 

Задержание

Было решено не ждать очередного нападения, а задерживать преступный дуэт как можно скорее и, что немаловажно, одновременно. Следователю из ГАИ, занимавшемуся ДТП с участием «Опеля», поручили вызвать Антипова к 18.00. В назначенное время тот уже топтался у кабинета. Когда вошел, ожидавшие там оперативники защелкнули на его руках наручники.

— В это же время задерживали второго подозреваемого, — говорит Владимир Кухарчик. — Он с супругой проживал в Уручье. Зная, что Климов вооружен, решили пойти на хитрость. Ему позвонил сторож автостоянки и попросил срочно прийти: мол, его «Мерседес» задела проезжавшая мимо машина. Тот прибежал разбираться уже через несколько минут.

Задерживали Климова бойцы спецподразделения «Алмаз». Все произошло настолько быстро, что тот не успел даже опомниться. А через несколько минут под сиденьем климовского «мерса» сыщики нашли аккуратно завернутый в тряпочку, хорошо смазанный «ТТ» с полной обоймой.

Когда грабителя привезли в райотдел и он прочитал на входе надпись «Милиция», с облегчением выдохнул: «О! А я-то думал, вы бандиты». Видимо, сам боялся стать жертвой себе подобного. И неслучайно. Когда правоохранители приехали с обыском в его апартаменты, были слегка шокированы богатым по тем временам убранством. Объединенные в одну две квартиры, хороший ремонт, дорогостоящая бытовая техника, красивая посуда, в шкафах одежда из дорогих бутиков, с лейблами известных кутюрье.

Признание

Оба задержанных молчали. На все вопросы — «не мы, и точка». Как говорят сыщики, ушли в глухую несознанку. Опера и здесь пошли на хитрость: поинтересовались у хорошо знавшего воровские законы Антипова, сколько они подняли с последнего грабежа. Тот промолчал.

— А друган твой, Климов, говорит, вы у дальнобоя 5 тонн баксов взяли.

— Чего? Он же мне сказал, что всего-то было 5 сотен. Мы же с ним пополам работали. Вот крыса! Пиши, начальник…

И Антипов рассказал все. Познакомились они случайно. В баре за кружкой пива. Оба нигде не работали, а красиво жить хотелось. Захмелев, новый знакомый похвастался, что у него есть «ТТ». Где и как он им разжился, промолчал. Но нетрудно было предположить: из армии он уволился в уже ставшей «незалэжной» Украине, в период, когда в тамошнем войске царила полная неразбериха и процветало банальное воровство. В баре и родился план нападений на дальнобойщиков.

Действовали по хорошо продуманному сценарию: на кольцевой, неподалеку от постов ГАИ, высмат­ривали будущую жертву. Их интересовали только фуры с иностранными номерами. Далее они либо подрезали большегруз и грабили водителя прямо на трассе, либо отслеживали, в какой гостинице он остановится, и вели его до номера.

Дальше — рутина следствия. Анатолий также дал признательные показания. А вскоре обоих налетчиков уверенно опознали потерпевшие. Но из 12 эпизодов сыщикам удалось доказать 10. Возможно, так получилось потому, что не все потерпевшие смогли при­ехать в Минск.

Наказание

— Через два года я приехал в командировку в исправительную колонию № 5, что в Ивацевичах, — вспоминает подполковник Кухарчик. — Там случайно встретился с Антиповым. Тот, естественно, узнал меня. Он получил 9 лет, а его подельник, одессит Толик, отделался лишь полутора годами принудительного лечения в психиат­рической клинике и даже в базе данных как судимый не значился. Видимо, сокамерники в СИЗО научили, как можно откосить от реального наказания.

А через несколько лет неподалеку от Минска снова ограбили водителя-дальнобойщика. И знакомый сценарий: легковушка подрезает и тормозит фуру, бандит запрыгивает в кабину, ствол к коленке, и забирает наличность. Узнав об этом, Владимир Кухарчик посоветовал коллегам отыскать в архиве фото Климова и показать потерпевшему. Интуиция опытного сыщика не подвела. Анатолия задержали на съемной даче. Правда, ствол у него уже был другой, газовый.

*Имена и фамилии главных героев изменены.