Есть проблема

Дорога в никуда

Почему количество наркоманов в Беларуси с каждым годом растет и найден ли в нашей стране эффективный метод их лечения? 

В 1985 году в Беларуси на учете находились всего 70 наркоманов. Сегодня их зарегистрировано более 15.000, почти треть от этого числа — в столице. Однако, по мнению специалистов, реальные цифры превышают официальные данные в разы и достигают 100.000-150.000 человек по стране. За 30 лет число употреб­ляющих запрещенные вещества по республике увеличилось в 28 раз, в Минске — в 56. Почему так происходит?

По мнению руководителя антинаркотической инициативы «Антимак» Александра Шпаковского, тому есть ряд причин. Общественный деятель выделяет три основные:

— Первая — распространение кустарных опиатов из маковых зерен. Вторая — продажа незапрещенных курительных смесей. Т­ретья — практика заместительной метадоновой терапии, которая еще ни в одной из стран не дала конкретных положительных результатов.

Однако обо всем по порядку.

В прошлом году за сбыт наркотиков в столице к уголовной ответственности были привлечены 49 студентов, 18 из них — за продажу спайсов. В том числе один школьник.  В 2012 году работники правоохранительных органов выявили в Минске 13 лабораторий, в которых изготовляли наркотики, 18 каналов поставки дурмана за пределы республики.

 Более 84 процентов наркопотребителей в возрасте до 35 лет.

 Распространенность ВИЧ у инъекционных наркоманов в Беларуси превышает 13 процентов.

 

Опасные игры

Все начинается с малого. Специалисты убеждены, что ситуацию с наркотизацией населения значительно усугубляет доступность курительных смесей.

— По статистике, их пробовали более 90 процентов учащихся профессиональных колледжей, а треть потребляет систематически, — рассказывает председатель МОО «Город без наркотиков» Петр Шапко. — Нам известно, что за последних два месяца в одном из учебных заведений столицы шесть человек потеряли сознание прямо на уроке из-за того, что накурились спайсов.

По словам активиста, подростки вовлечены еще и в незаконную торговлю:

— Для ребенка с неокрепшим мировоззрением сам факт того, что на наркотическое вещество нет запрета, снимает массу психологических и этических барьеров. За распространение подобных курительных смесей можно угодить под суд лишь по статье о незаконной предпринимательской деятельности, а подростки под нее не подпадают. Поэтому их активно вовлекают в подобные торговые сети.

Как это ни печально, но запретить ту или иную курительную смесь не так-то просто:

— Для начала милиция должна задержать распространителя, — говорит Александр Шпаковский. — Затем образцы отправляются на экспертизу. Вся процедура занимает до трех месяцев. За это время, например, в Китае или России появляется новый вид каннабиноида (синтетическое дурманящее вещество), который не внесен в список запрещенных.

Но это еще полбеды. В торговлю стали поступать наркосодержащие семена мака, ввозимые в страну из Афганистана через открытую границу с Россией под видом пищевого продукта.

— Распространение кустарных опиатов из маковых зерен, которые до сих пор продаются из-под полы на рынках белорусских городов, привело к тому, что их употребляют до 90 процентов инъекционных наркоманов, — утверждает Александр Шпаковский.

В Резолюции № 2 дипломатической конференции ООН 1961 года говорится о том, что лечение наркоманов должно происходить в свободной от наркотиков атмосфере.

 

Лечение или мучение

Еще одной проблемой специалисты называют неэффективную систему реабилитации. Для лечения наркозависимых в Беларуси была введена заместительная метадоновая терапия (ЗМТ). Ее пилотный проект начали в Гомельской области в 2007 году. С 2009-го распространили по всей стране.

Читайте также:  Рождение по мукам

— Суть метода в том, что лекарственное средство метадон замещает опиумные вещества. Он блокирует рецепторы, по­этому зависимый не получает так называемого кайфа, — рассказывает главный нарколог Министерства здравоохранения Сергей Осипчик. — Сегодня более тысячи человек в стране пытаются вернуться к нормальной жизни при помощи ЗМТ.

По мнению Сергея Осипчика, эта программа не только способ лечения. Она дает и положительный экономический и социальный эффект:

— Человеку, много лет «сидящему на игле» требуется примерно 1.000 долларов в месяц. Стоимость метадона на этот же период составляет 30 долларов. Учитывая людей, которые задействованы в программе, по самым приблизительным расчетам, мы снижаем прибыльность наркотрафика в стране на 12 миллионов долларов в год. Также терапия помогает пациентам преодолеть дезадаптацию в обществе. В комплексе им оказывается социальная и психологическая помощь.

Работу метадоновых кабинетов в Беларуси финансирует ООН, но с 2015 года расходы лягут на государство. Правда, не все убеждены в полезности такой терапии и в необходимости ее продолжения.

— На мой взгляд, зная о программе, человек перестанет испытывать страх перед запрещенными веществами, ведь в случае чего можно будет в любой момент обратиться за лечением, — говорит Петр Шапко. — Выходит, мы проявляем терпимость к этому пагубному явлению.

Кроме того, метадон — небезобидное лекарственное средство, он относится к синтетическим опиатам и дает соответствующий эффект.

— Считаю, тот, кто хочет избавиться от зависимости, не будет заменять один наркотик на другой, он просто откажется от них, — утверждает Петр Шапко. — Если человек пришел в программу, то у него нет такой цели.

В неверности выбранного пути убежден и заместитель начальника управления по надзору за выполнением законов в деятельности органов дознания Генеральной прокуратуры Республики Беларусь Анатолий Лазута:

— Эта терапия должна была привести к снижению преступ­лений, совершаемых наркоманами, однако этого мы не наблюдаем. Число их с каждым годом растет. После 2015 года эти расходы лягут на плечи налогоплательщиков. Полагаю, мы не настолько богаты, чтобы обеспечивать подобным «лекарством» тех, кто сам выбрал такую жизнь.

Однако отказаться от ЗМТ сейчас невозможно, поскольку нет альтернативного метода лечения. Ко всему терапия эта недорогая в сравнении с другими известными медицине способами, ведь на препарат для одного пациента уходит примерно 360 долларов в год. Для сравнения: в Швеции за этот же период в реабилитационном центре тратится 10.000 евро.

— Используя метадоновую терапию, мы перенимаем западный опыт, но, на мой взгляд, вылечить наркомана таким способом невозможно, — считает Александр Шпаковский. — В самых лучших реабилитационных центрах лишь 17-18 процентов пребывают в состоянии длительной ремиссии. Остальные же вновь возвращаются к употреблению.

90 процентов потребителей незаконных наркотических веществ составляют лица в возрасте от 19 до 40 лет. 61 процент не состоят в браке. Из зарегистрированных больных 16 процентов — женщины. Неработающие старше 20 лет — 52 процента. Большинство из них имеют среднее или среднее специальное образование.