Человек и его дело

С небес на землю

Геннадий Клишевский, капитан Национальной команды Республики Беларусь по купольной акробатике, рассказал, кого берут в небесные эквилибристы, кому по силам выполнять трюки на высоте нескольких тысяч метров над землей и как наша команда по этому виду спорта стала одной из лучших в мире

— Знаю, что купольная акробатика — молодой вид спорта.

— В Беларуси он начал развиваться в 1995 году. Первопроходцами стали спортсмены из Гомеля и Марьиной Горки. По большей части начинающие парашютисты тренировались при школах ДОСААФ. Наша же команда «Белорусские ястребы» ВВС и войск ПВО образована чуть позже — в 1998-м. В то время не было специальных парашютов для купольной акробатики, поэтому приходилось работать на классических типа «ПО-16», «Талка». Из-за отсутствия специализированного обмундирования и несовершенства техники при выполнении упражнений сталкивались с множеством проблем. Но это не ослабляло стремления к победе. Вскоре стали чемпионами республики в этом виде спорта, а остальные команды, увы, начали потихоньку распадаться.

Майор Геннадий Клишевский — начальник поисково-спасательной и парашютно-десантной службы 50-й смешанной авиабазы.

— Когда впервые померялись силами с парашютистами из других стран?

— Первый раз «Белорусские ястребы» сразились с зарубежными спортсменами на Кубке мира в 2002 году. Дебют на соревнованиях столь высокого уровня оказался небезуспешным — заняли четвертое место. Сегодня мы уже трехкратные бронзовые и двукратные серебряные призеры чемпионатов мира. Победителями вернулись и с прошлогодних соревнований в Объединенных Арабских Эмиратах. Это дало нам право участвовать в еще более престижных состязаниях — Всемирных авиационных играх. К ним-то сейчас и готовимся.

— Часто ли обновляется состав команды?

— До сего дня она не дошла в первоначальном составе. Кто-то уволился или ушел по состоянию здоровья. Но у нас все равно не очень много молодежи. Ведь к отбору спортсменов-парашютистов для купольной акробатики предъявляют жесткие критерии: мгновенная реакция, способность за секунду принимать правильные решения, отличная физическая подготовка, умение работать в команде, выносливость в условиях кислородного голодания, ведь выполнять упражнения приходится на высоте до 5.000 метров, и, конечно, соответствие требованиям врачебно-летной комиссии. Сейчас в основном составе выступают спортсмены в возрасте от 33 до 41 года, я самый молодой из них.

Купольная акробатика — направление парашютного спорта, построение фигур группой парашютистов под раскрытыми куполами.

— Как спортсмен должен показать себя в деле, чтобы стать одним из «Белорусских ястребов»?

— Желательно, чтобы претендент занимался парашютным спортом. На его счету должно быть не менее 1.000 прыжков. Если ко всему он хочет связать свою судьбу с армией, то мы его обязательно заметим. Затем нужно года три потренироваться в неосновном составе, и если все будет получаться, то добро пожаловать в основной. Правда, стоит отметить, что многие молодые спортсмены сильно уступают опытным по быстроте реакции. А она у нас составляет 0,2 секунды. Парашютный спорт не прощает ошибок, от доли секунды может зависеть жизнь человека.

— Чем будут удивлять акробаты под куполом цирка, вооб­разить легче, а какие трюки по силам небесным эквилибристам?

— Как правило, прыгаем с высоты 2.500 метров. 30 секунд дается на построение четверки, пятым за нами отправляется оператор. Его главная задача — удерживать
команду в кадре, поскольку именно по видеозаписи нас оценивает жюри. Спортсмены должны собрать в воздухе этажерку из четырех человек, после чего включается время — 90 секунд. Тут мы совершаем так называемые ротации, иначе говоря перестроения — перемещение верхнего парашютиста к нижнему за минимальное время. Таких этюдов нужно сделать как можно больше. При выполнении одной ротации спортсмен преодолевает расстояние, равное высоте пятиэтажного дома, за 3-4 секунды. Рекорд нашей команды — 20 перестроений, мировой же за всю историю существования этого вида спорта — 21.

Читайте также:  Космическое притяжение

— Общаетесь ли в воздухе?

— Мы занимаемся командным видом спорта, и на то, чтобы сработаться, уходит два-три года. В воздухе спортсмены должны понимать друг друга с полувзгляда, поскольку в небе нет времени на разговоры. Но давать товарищу определенные сигналы все равно приходится. Оценив еще на земле его настрое­ние, могу определить, как он будет работать в воздухе.

— Наверняка приходится много тренироваться. Как поддерживаете форму?

— Команде, чтобы поддерживать свой уровень, необходимо выполнять около 300 прыжков в год. А чтобы еще и молодежь подтягивать — около 450. За один день можем спуститься с парашютом на землю 5-6 раз. Сегодня на моем счету более 3.500 прыжков. Но это не так много, как у наших соперников из других стран.

— А кого из них вы считаете своими главными конкурентами?

— По рейтингу Международной федерации авиационных видов спорта за 2011 год в пятерку сильнейших команд мира входят Россия, Франция, Беларусь, Нидерланды и США. Последние и вовсе законодатели моды в парашютных технологиях. Вид спорта стремительно развивается, раз в два-три года выпускают обновленные приспособления для спуска. Естественно, у команды с усовершенствованным обмундированием больше шансов стать на соревнованиях лидером. Правда, на последних состязаниях в Дубае мы уступили только французам и русским, все же опередили американцев, став третьими. А они заняли лишь четвертую позицию. И это даже несмотря на то, что некоторые наши конкуренты тренируются в разы больше. Норма для французов, американцев и китайцев — 800 прыжков в год.

— Но ведь спорт не основное ваше занятие…

— Тренируется команда на базах авиационных частей ВВС и войск ПВО. Но основное занятие ее участников — поисково-спасательная и парашютно-десантная служба на 50-й авиабазе. Причем наш вид спорта помогает выполнять непосредственную воинскую задачу — поиск и спасение людей, потерпевших бедствие в результате катастрофы воздушных судов. И если что-то случится, мы готовы вылететь на место происшествия не позднее чем через 20 минут.

— Волнуетесь перед прыжком или с годами это стало обыденностью, а не зарядом эмоций?

— К сожалению, со временем стал воспринимать это как работу. Одна из причин — огромное физическое напряжение. Иногда врачи спрашивают меня о степени нагрузок, шутя, отвечаю: «Представьте себе стометровку на руках с барьерами». К тому же нередкое дело — травмы. Купольная акробатика — очень опасный вид спорта, отсюда и небольшое по мировым меркам число команд. Требуется огромная собранность и молниеносная реакция. Этот спорт не прощает ошибок, но в нем — особенная красота.

Кто может стать купольным акробатом? Первое условие: такой спортсмен должен быть профессиональным парашютистом. Второе — он в совершенстве обязан владеть планирующими парашютами. Третье — иметь в активе сотни прыжков с парашютом особого типа.