Фотоальбом Евгения Коктыша

Зинаида Броварская: железная леди Купаловского

Так народную артистку Белорусской ССР прозвали в театре после того, как она вышла на сцену вечером трагического дня, когда погиб ее единственный сын

И это было далеко не единственное в жизни непопулярное, но, безусловно, вызывающее огромное уважение решение легенды купаловской сцены — Зинаиды Броварской.

Первое неодобряемое решение она приняла еще в юности, когда решилась вдруг поступать «на актрису». Ехать из небольшого городка возле Одессы пришлось далеко — в саму Москву! Отец Зинаиды Броварской этого решения не одобрил, а потому помогать не стал. Поддерживать дочку небанальными способами пришлось матери.

— Мы с мамой жили трудно, — вспоминала актриса. — Отец нас бросил, несмотря на то что моя мамочка была образцовой домохозяйкой и умнейшей женщиной. Именно она учила меня французскому и польскому языкам. Чтобы кормить семью, мама работала весовщиком на железной дороге, где папа работал начальником станции. Его абсолютно не интересовало, как сложится моя жизнь, главное — чтобы не вертелась под ногами и не просила денег… Когда я получила приглашение на экзамен в московский ГИТИС, мне не за что было даже купить билет! Но мама как-то смогла договориться, и я уехала. С собой она мне дала новое, очень красивое байковое одеяло. Сказала: «Если не поступишь, продашь и как-нибудь доберешься домой».

Но на такие меры идти Зинаиде Броварской не пришлось: в ГИТИС ее взяли. Далось это непросто: бойкая девчушка, с неуемным энтузиазмом предлагавшая то спеть для комиссии, то сплясать, то что-то декламировать, имела один существенный минус — «гарны украински говор», который проскальзывал акцентом в ее русский. Комиссия предупредила абитуриентку: если ко второму туру испытаний она не сможет говорить по-русски чисто, пусть покупает билет домой.

Зинаида Броварская день и ночь занималась в тесной 12-местной комнатке общежития произношением с подружкой. В итоге существенно его поправила, но так до конца и не избавилась от акцента. Однако оказалось, что комиссии и этого было достаточно: преподаватели отметили целеустремленность и огромную работоспособность девушки. Посчитали, что для актрисы эти качества крайне важны, а говор за годы обучения еще исправится.

— Весь наш курс должен был ехать в Тверь. Но за полгода до этого ко мне подошел секретарь парт­организации института, студент директорского факультета, и предупредил: «Ни в какую Тверь вы не поедете! Я вас увезу в Минск». «Как?» — опешила я, — вспоминала актриса. — «Хочу, чтобы вы были моей любимой, и сегодня собираюсь сделать вам предложение», — улыбнулся он.

Читайте также:  Романтик сурового стиля

Этим наглецом был Оскар Гаутман, или Оша, как звали его друзья и сама Броварская. Ему удалось очаровать отличницу всего за один вечер. А уже на следующий день Оша отправился к ректору ГИТИСА и заявил, что собирается жениться на Броварской, поэтому ее нужно обязательно распределить в Минск.

В 1937 году актриса приехала в белорусскую столицу. Рядом с ней был Оша — директор оперного театра.

Талантливую Броварскую быстро заприметили и пригласили в первый национальный театр Беларуси на ведущие роли. А в 1950 году ее Ошу назначили директором Русского драмтеатра в Минске. Супруг стал настойчиво предлагать актрисе перейти в его труппу. Но Зинаида Броварская приняла очередное непопулярное решение — остаться в Купаловском:

— Я честно сказала Оше: «Находиться у тебя в подчинении значит все время быть на задворках, а я ведь училась у блестящих педагогов. Если же мне вдруг достанется интересная роль, то все станут говорить, что она моя лишь благодаря нашим родственным отношениям».

Броварская настояла на своем, хотя понимания у мужа не нашла. Уже на склоне жизни актриса уверяла, что ни на секунду не пожалела о том решении. Сцене Купаловского она отдала 45 лет и в последние годы искренне называла труппу своей семьей — к тому времени у Броварской никого из родных не осталось: погиб под колесами грузовика сын, затем умерла мама, а через 10 лет и Оша.

Самой железной леди Купаловского не стало в 2005 году. Она ушла из жизни последней из поколения, которое называют купаловскими стариками. После себя Броварская оставила более 40 постановок на Белорусском радио, в которых была не только акт­рисой, но и режиссером, книгу очень теплых воспоминаний о театре «И каждый вечер в час назначенный…», многочисленных подготовленных ею в Белорусском театрально-художественном институте народных и заслуженных актеров. И, конечно, немало легенд.

По части целеустремленности и работоспособности профи не ошиблись — Зинаида Броварская окончила вуз на отлично. А еще до распределения умудрилась и замуж выйти.