На все четыре стороны

На все четыре стороны

Порой незначительные с виду подробности составляют фон городской жизни, насыщают ее красками, звуками, запахами. Наши журналисты и фотокорреспонденты любят ходить на все четыре стороны. Многое можно увидеть и услышать…

Все в шоколаде

27 июня, 20.00. Небольшой продуктовый магазин

Протягиваю двадцать тысяч рублей и прошу дать шоколадку.

— Нет сдачи! — бурчит продавец и швыряет купюру обратно. Мое замечание по поводу хамского тона игнорирует.

— Отсутствие сдачи — проб­лема продавца, а не покупателя, — пытаюсь вразумить работницу торговли.

В итоге завязывается перепалка.

— Девушка, — обращается ко мне стоящий позади мужчина, — давайте я вам куплю плитку шоколада. Вы же очередь задерживаете…

С обидой в душе за всех потребителей прошу у продавца Книгу замечаний и предложений. Та лепечет, что сей ценный документ лежит в сейфе у заведующей, а та — в отпуске. Грожу звонком в милицию — такая безнаказанность и удивляет, и шокирует.

— Ну что вы пристали? — сдается продавец. — Возьмите плитку шоколада. Бесплатно. Но, пожалуйста, идите отсюда.

…Шоколадка сиротливо остается лежать на прилавке. Настроение испорчено. Оно того стоило?

 

По-шакальи

30 июня, 18.30. Стихийный рынок возле станции метро «Каменная Горка»

Территория близ конечной станции метро — место оживленное, а значит, хлебное. Потому и несут сюда свой нехитрый товар мелкие торговцы. И не останавливает их то, что по причине несанкционированного характера рынка здесь частенько вырастают фигуры стражей правопорядка. Тогда торговцы, люди в основном уже далеко не молодые, спешно хватают свою кладь и бегут от греха подальше. Чтобы, переждав неблагоприятный момент, вернуться на исходные позиции. Но бывает и по-другому.

В тот день то ли милиция появилась слишком внезапно, то ли хворь какая-то повлияла, но пожилая женщина решила ретироваться налегке. Понадеялась, видимо, что ее коробы с помидорами не тронут. Тронули. Из остановившегося напротив автобуса резво выскочили два молодца и, схватив по коробу краснобоких овощей, через мгновение укатили по маршруту.

Нетрудно догадаться, как отреагировали на это безобразие невольные свидетели — были и возмущение, и крепкое словцо. Еще проще представить, что затем пережила пострадавшая пенсионерка — наверняка тот же гнев, сдобренный горькими слезами. А что чувствовали сами любители легкой наживы? Вряд ли это интересно. Ну что могут чувствовать шакалы, урвавшие без особых усилий жирный кусок?

Читайте также:  Технично сработали

 

Тактика поведения

9 июля, 19.00. Детская площадка

Мамочка сажает двухлетнего ребенка в песочницу рядом с другими детьми и нависает над ним коршуном.

— Степочка, не сыпь песок, не трогай машинку, встань и не лезь, — ежесекундно одергивает она чадо, выдавая очередное «нельзя».

Странная воспитательная тактика, не находите? Чему можно научиться при таком подходе? Разве что подцепить комплекс неполноценности.

Это как в случае с ходунками. Ходунки, бесспорно, удобное приспособление. Многие мамы их обожают. Но «ходунковые» дети зачастую поздно учатся ходить. В ходунках карапуз не может ни нагнуться, ни присесть; равновесие держать в них не нужно, осторожность соблюдать не надо. Вот лучший способ затормозить развитие маленького человечка! А потом спрашиваем: «Почему наша молодежь такая инфантильная?»

 

Что в имени

10 июля, 15.30. Перекресток улиц Брилевской и Короткевича

Остановился в тени деревьев. Пять минут прохлады — и можно двигаться дальше. Приближаются неспешно двое юношей 15-16 лет.

— Серега, стой, — притормозил один. — Давай тут срежем. Вроде бы эта улица выведет к конечной сотки.

— По улице поэта пройдем? — спросил второй, прочитав вывеску с номером дома.

— Какого поэта?

— Короткевича. В школе по беллиту проходили.

— Ага, и в его честь улицу назвали? Не смеши. Понятно там — Колас, Купала… И улицы, и площадь, и памятники. Этот Короткевич точно был какой-нибудь чиновник вроде министра. При Хрущеве их именами улицы и называли. А тут кругом хрущевки.

— А я тебе говорю, в честь поэта.

— Спорим?

— На чипсы!

Ударили по рукам, достали смартфоны. Искать решили по фразе «Минск имени Короткевича». Чтобы было честно, проверяли сразу по двум телефонам. Минуту стояла полная тишина.

— Короче, Серега, с меня чипсы, а с тебя кола.

— Договорились. Я бы в жизни не подумал, что назвали ее в честь подпольщика.