Человек и его дело

Романтик большой дороги

27,01,01Анатолий Байдак — представитель весьма суровой профессии: он водитель-международник, исколесил не одну сотню тысяч километров дорог. Многое повидал. Как любому бывалому дальнобойщику, ему есть чем поделиться с благодарным собеседником 

27,01,01Сын кузнеца

— По идее, я должен был стать кузнецом, — начинает рассказ Анатолий. — Судите сами: дед — кузнец, отец — кузнец, брат отца — кузнец. Коренастые, крепкие, жилистые мужики, на деревне одни из самых почитаемых людей. Следовательно, и мне судьба улыбалась пойти по их стопам. Ан нет, манила дорога. Впервые сел за руль в армии: сначала управлял автокраном, затем — бортовой машиной. На гражданке довелось поработать и таксистом, и водителем «МАЗ-504» на перевозках грузов в Россию. В 1998-м судьба привела в столичное совместное предприятие. Год кризисный, тяжелый, у нас только-только начались поездки в Западную Европу. Как сейчас помню: 2 августа выехал в Италию, а вернулся домой аж 8 сентября. В кабине один, не с кем даже словом перекинуться. Вот и начал стихи писать. Надо думать, от скуки…

— Пушкин порой тоже стихи писал от скуки. Но ведь их вместо зарплаты в карман не положишь. Это как бы вторично…

— Вы правы. Хотел, чтобы моя семья жила достойно, поэтому довелось много работать. Всю Европу объездил, пробил дорогу в Россию, Среднюю Азию. Вот посмотрите: на этом снимке наша колонна в горах Тянь-Шаня. Кто снимал? Сам, конечно, репортеров с нами не посылали. А еще немецкий язык вы­учил, общаюсь с иностранцами без переводчика. Словом, опыта поднабрался. Только зазнаек не люблю: иной растопырит пальцы, а в элементарных вещах теряется. Плохо, что таких деятелей сейчас много развелось, хороших шоферов-международников не хватает. Ныне водитель должен не только владеть профессиональными навыками, но и неплохо знать документацию, экономику, обычаи той страны, куда едет, и хотя бы один иностранный язык. Все остальное, как говорят, приложится.

О цене вопроса

— На примере вашей «дальнобойной» жизни тоже можно кое-чему поучиться…

— Как я уже говорил, много бываю в странах Западной Европы, чаще всего, пожалуй, в Германии. Описывать эту страну в общих чертах не буду — такой информации достаточно в различных источниках. Хотел бы остановиться на одном интересном моменте, подмеченном во время командировки.

Общеизвестно, что для немцев характерна пунктуальность, даже, сказал бы, излишний педантизм. Однако, на мой взгляд, отличительные их черты — аккуратность и бережливость, а также расчетливость. Находясь как-то на одном из немецких заводов, обратил внимание на объявление у окошка складского помещения: «1. Вопрос, заданный дважды, — 5 евро. 2. Один вопрос не по делу — 10 евро. 3. Обсуждение в течение трех минут темы, не связанной с основной работой, — 20 евро». Во время перерыва поинтересовался у начальника участка, что означает это, как мне показалось, шуточное объявление. И получил вполне серьезный ответ: «Это вовсе не шутка, а точный расчет. К примеру, тот, кто задал ненужный вопрос, не только отнял время у рабочего склада, но и бесцельно потратил свое. В сумме оба работника могли бы заработать 10 евро».

Как тут не вспомнить привычные для нас перекуры, пятиминутки на час-полтора. Завидуя европейской заработной плате, в первую очередь нужно задать себе вопрос: какую прибыль я сегодня принес своему предприятию?

Сколько карпов в пруду?

Всегда рассказываю новичкам, которые отправляются за границу, одну назидательную и вместе с тем смешную историю, произошедшую с моими коллегами.

На небольшой металлургический завод в Германии для загрузки продукции прибыли несколько машин. Пятница. Следовательно, основная работа отодвинулась на понедельник. Для стоянки фур руководство предприятия выделило свободную площадку в углу заводской территории. Ребята, привыкшие к подобным ситуациям, долго не горевали. Недалеко от места их дислокации находился очистной водоем в виде небольшого пруда, в котором плавали приличные по размеру рыбешки. Дело оставалось за малым — поймать этих представителей фауны и приготовить из них знатный обед. Вскоре пять карпов оказались в ведре. Зная о строгих немецких законах относительно рыбной ловли, водители, почистив улов, закопали отходы в землю. Субботний рыбный обед показался необычайно вкусным.

Понедельник, судя по суете заводского начальства возле пруда, обещал быть не таким приятным. Ситуация вскоре прояснилась. Немцы вместе с переводчиком начали опрашивать водителей на предмет пропажи пяти рыбешек из водоема. Наши ребята никак не желали сознаться в содеянном, даже после предъявления записи с видеокамеры.

И вам не хворать…

Раскололись ребята лишь после разговора с переводчиком:

— Один экземпляр такой рыбки стоит 500 евро и является индикатором загрязнения местной флоры, — пояснил тот. — Живут они на металлургическом заводе один год, затем карпов отправляют в институт на исследование. Накопленные в них вредные вещества тщательно изучают, а на основе данных исследования рассматривают экологические проблемы предприятия. Отправлять в институт этих рыбок должны были через неделю. Ваше признание поможет разобраться в ситуации. Если вы их съели, то, возможно, вам понадобится медицинская помощь. Директор завода пообещал не предъявлять никаких претензий, если вы отдадите хотя бы кости и головы рыб. Руководство сейчас больше обеспокоено вашим здоровьем.

 

  • Ныне водитель-международник должен не только владеть профессиональными навыками, но и неплохо знать документацию, экономику, обычаи той страны, куда едет, и хотя бы один иностранный язык.

 

Еще сутки после загрузки водители находились на стоянке. Взяв кровь для анализов, их сытно кормили за счет предприятия. Дальнобойщиков, привыкших питаться, чем бог послал, сложно испугать какими-то вредными выбросами. А весело провести свободное время они умеют, особенно если после отдыха остаются интересные воспоминания. В общем, получился нежданный кратковременный отпуск. Жаль только, что без оплаты. Впрочем, и без штрафа за мародерство тоже. Вскоре переводчик радостно сообщил, что карпы были… в целом здоровы. На том и распрощались.

О дорожной музе и прозе жизни

— Стихи по-прежнему в командировках пишете?

— И рассказы тоже. В дальней дороге всегда хватает времени подумать, помечтать. Сюжеты приходят сами собой. На стоянке можно и наброски сделать. Водитель — профессия творческая. Мне лично лучше удаются малые жанры. Что-то даже успел опубликовать. Недавно закончил рассказ «Каваль» на белорусском языке — о своем покойном дедушке-кузнеце. Как видите, с годами родословная все-таки дает о себе знать…

— По меркам международных автоперевозок, 15 лет — стаж солидный. То есть вы уже ветеран. Не собираетесь полностью посвятить себя литературному творчеству?

— Да что вы, какая литература! Моим рукам если не баранка, то молот с наковальней точно нужны. Стихи, рассказы — это развлечение. Хотя в чем-то вы правы. О жизни дальнобойщика люди знают мало, а то, что печатается, напоминает обычный вымысел или претендующий на популярность боевик. Чтобы писать о нашем брате, нужно идти от жизни. Так что, кто его знает, как судьба повернет! Увидим.

— Тогда удачи вам. На дороге и в творчестве!