Фотоальбом Евгения Коктыша

Раиса Боровикова: дар Полесья

23,01,01Когда известную поэтессу, лауреата Госпремии Беларуси Раису Боровикову спрашивают о том, что дало толчок ее писательскому таланту, она неизменно упоминает Полесье, где родилась ее мама. В той стороне Беларуси, уверяет Раиса Андреевна, люди обладают врожденным вкусом, очень высокой культурой и богатейшим воображением. Все это маленькой Раисе передалось не только от прекрасно рисовавшей и писавшей стихи на польском языке мамы, но и от бабушки — неутомимой рассказчицы сказок 

23,01,02В деревне Пешки Брестской области Раиса Боровикова не только родилась, но и провела раннее детство. Говорит, хоть и была маленькой, но хорошо запомнила тот край — сплошь болота и леса. А еще в память врезались множество сказок, преданий и поверий, которые рассказывали бабушка и мама. Они настолько поразили и развили воображение девочки, что пятилетняя Рая, глядя на узоры замерзших окон, уже сама придумывала истории и сравнения для морозных завитков и линий на стекле. Тогда она, конечно, и не подозревала, что когда-нибудь будет писать книжки.

Первый литературный успех пришел к Раисе в 6-м классе. Впечатленная историей советских военнослужащих, выживавших две недели на затерявшейся в океане барже, девочка написала стихотворение. Показала его учительнице, а та, оценив способности ученицы, отнесла рукопись в районную газету. Стихотворение напечатали. На радостях Раиса купила целую стопку того номера.

— Ну а после такой славы… Куда было деваться? — вспоминает писательница. — Стала посещать литературный кружок в школе, затем — при районке. Туда приезжали восьмиклассник Алесь Рязанов, юный Анатолий Козлович, поэтесса Зина Дудюк. Присылала стихи Нина Матяш…

После школы Раиса работала в редакции районной газеты в Быхове. А потом по совету поэта Алексея Пысина, прочитавшего ученические стихи Боровиковой, поступила в Московский литературный институт. Будущая писательница попала на занятия к известному русскому поэту Льву Озерову, который дружил с Пастернаком и был знаком с Ахматовой.

После окончания вуза Раиса Андреевна работала редактором на киностудии «Беларусьфильм», затем — в газетах и журналах («Літаратура і мастацтва», «Чырвоная змена», «Алеся», «Маладосць»).

Однажды с поэтессой произо­шло то, что заставило в срочном порядке переквалифицироваться в прозаики.

— Я работала тогда в журнале «Алеся». Мы готовили апрельский номер, выход которого как раз совпадал с пасхальным праздником, — вспоминает Раиса Андреевна. — На вторую обложку давали иллюстрацию с изображением христианского храма. Главным редактором «Алеси» в то время была Мария Карпенко. Она решила: «Хорошо было бы поместить рядом с изображением церкви духовный стих». Мне пришлось писать то стихотворение. И тогда я впервые была очень впечатлена тем, что, оказывается, могу легко, за один присест написать что-то по заявке. В целом получился хороший, нормальный стих. Раньше я работала, когда приходило вдохновение — тот неуловимый момент, когда кажется, что ты уже не на земле, тебя что-то подхватывает и крутит в другом мире, волшебном. Это очень интересное чувство! А тут я села и без того самого вдохновения просто написала, значит, овладела определенной техникой стихосложения, когда особого чувственного возвышения не требуется. И вот как только я почувствовала, что среди суеты, параллельно с работой на кухне, общением с детьми можно сесть и легко написать произведение, я стала бояться писать стихи. Я стала бояться даже соблазниться такой возможностью.

В Раисе Андреевне раскрылся не менее блестящий талант прозаика. Например, ее книгу «Казкi астранаўта» планировало вывести на российский рынок одно коммерческое издание. Успех произведения предсказывали с большой долей вероятности. А все потому, с полной ответственностью заявляет Раиса Боровикова, что ее книга по занимательности и читабельности не уступает «Гарри Поттеру». Единственным условием для сделки был перевод книги с белорусского языка на русский.

— Этой идеей я горела два дня, а потом поняла, что подстрочный перевод — очень трудоемкий и длительный процесс. А у меня домик в деревне с огородом, и вообще лето  не время для активной работы… И я отложила перевод на осень. А работа, отложенная в долгий ящик, скорее всего, сделана не будет, — говорит писательница.

Раисе Боровиковой уже за 65, но она по-прежнему фонтанирует новыми идеями. Причем до 2011 года написание книг ей удавалось успешно совмещать с редакторством в журнале «Маладосць». Теперь же у Раисы Андреевны золотое время — она может полностью сосредоточиться на воплощении своих идей.