Гордость столицы - династии

Спасательный круг из чутких рук

08,01,01В Городской клинической больнице скорой медицинской помощи работают люди сильные, смелые, решительные. Наличие династий в этом медучреждении свидетельствует еще и о бесконечной преданности профессии, воспитании детей в уважении к ней

Представители трех врачебных династий отвечают сегодня на вопросы нашего корреспондента:

1. Кто в вашем роду первым проложил тропу в медицину?

2. Чем вызвана работа именно в больнице скорой помощи, может, вы экстремал и вам необходим дополнительный адреналин?

3. Как выходите из постоянного стресса, избавляетесь от негативных эмоций?

4. Какие советы можете дать согражданам, исходя из своего опыта?

08,01,01КОМАРОВСКИЕ: 

Михаил Владимирович (в тексте М.В.), глава семьи, заведующий 2-м отделением травматологии.

Ольга Олеговна (О.О.), жена, заведующая кабинетом МРТ.

Владимир, сын, врач-травматолог.

Дочь Наталья и жена сына Наталья — врачи, работают в других медучреждениях.

 

1. М.В.: В моем роду я первый врач. А супруга из семьи потомственных медиков Давыдовых. Ее дед был военным хирургом, прошел войну. Отец работал заместителем директора НИИ микробиологии, мать — тоже специалист в этой области. Потому наш сын Володя по материнской линии — врач в четвертом поколении.

Владимир:

— Родители меня даже отговаривали от профессии. Но я рос в окружении медиков, слово «работа» для меня ассоциировалось со словом «больница», иного занятия не представлял.

2. М.В.: Адреналин можно найти в другом месте, например с парашютом прыгнуть, альпинистом стать. Работа в скорой помощи привлекает, скорее всего, быстротой результата. Мы ведь оказываем экстренную помощь! Выводишь человека из шока, оперируешь — и видишь, как он приходит в себя, воскресает… Наглядно, ощутимо. Это работа благодарная, даже если пациент и забудет сказать тебе добрые слова.

3. О.О.: Учимся. Читаем массу научной литературы, постоянные гости медицинских сайтов в Интернете. В наше время врач должен быть в курсе новинок, осваивать современные технологии.

М.В.: Я во время операции думаю не о том, как человек выглядит сейчас, а как через несколько дней уйдет боль, затянутся раны, прогнозирую будущее. Помню, с Немиги, когда там была страшная трагедия, поступили потерпевшие, и я обратил внимание на лицо пожилой женщины — одутловатое, синее, старое… Оказалось, это совсем юная девушка, состарили ее сдавление, отеки, асфиксия. И я, оперируя, представлял, какая она на самом деле молодая и красивая. И действительно, спустя некоторое время к пациентке вернулись ее двадцать лет. Даже фамилию до сих пор помню — Мельник, хотя за дальнейшей ее судьбой не следил. Наша релаксация — в возвращенном людям здоровье.

А после теракта в метро уже и Володя со мной рядом работал, он в то время интерном был.

4. М.В.: Жизнь — своеобразное минное поле. Многое предотвратить в ней нельзя, но хоть в чем-то можно подстраховаться. Если тебе полвека, не становись в первый раз на коньки, не подвергай опасности шейку бедра, лучше уж пива выпей. Стало скользко — возьми трость, надень подходящую обувь. Не обращай внимания на улыбки прохожих, ибо, попав на больничную койку, человек меняет жизненные ценности местами, а ведь это можно сделать заранее.

 

  • Жизнь — своеобразное минное поле. Многое предотвратить в ней нельзя, но хоть в чем-то можно подстраховаться.

 

08,02,01НОВИЧЕНКО:

Анна Нарцизовна, глава династии, хирург-комбустиолог* ожогового отделения для детей.

Александр, сын, кандидат медицинских наук, рентгенэндоваскулярный хирург.

Елена, жена сына, хирург-комбустиолог ожогового отделения для взрослых.

 

Отвечает Анна Нарцизовна:

1. Я пришла в медицину вслед за братом. Ричард был на 12 лет старше меня, окончил медицинский институт, работал не в столичной клинике, а на периферии, и хотя по специальности хирург, приходилось быть универсалом, на все руки мастером. Я сразу после школы поступила в медицинское училище в Вильнюсе. Мы жили в Поставах, и столица Литвы была ближайшим крупным городом. А потом уже осознанно продолжила учебу в медицинском институте в Минске. В 1986 году пришла работать в больницу скорой помощи. Вначале в травматологию, а с 1988 года — в ожоговое отделение, одно время была его заведующей. Больница хоть и городская, но в наше отделение попадают дети с самыми тяжелыми случаями ожогов со всей республики.

А сын рос возле меня, видел ночные вызовы, мою озабоченность, тревогу. С пеленок, можно сказать, играл во врача. В выходные, когда не работал садик, я брала Александра с собой на дежурства. Школьником присутствовал даже на операции, это его не испугало. Александр — успешный специалист. Руководит отделением во 2-й больнице и работает в нашей, совмещает. Сейчас он в командировке в Польше: на современном этапе обмен опытом необходим. С Еленой они познакомились в институте, трудимся рядом.

2. Работаю по принципу «Если не я, то кто же?». Подобного адреналина никому не пожелаю. Страдания детей — это очень больно. Самое обидное, что в них виноваты взрослые. Не научили, недо­смотрели, не уберегли. Правда, спасибо профилактике, ведущейся в СМИ: ожогов открытым пламенем стало гораздо меньше. Зато много электротравм у маленьких детей. Они тянутся к приборам, розеткам, а взрослые беспечны.

3. Люблю путешествовать. Если не выходит посетить дальние страны, еду к друзьям в Литву, к родственникам в Польшу. Другой ланд­шафт, иная речь, люди — все это дает отдохновение и вдохновение на последующую работу.

4. Берегите детей, им нужна ваша защита.

 

 *комбустиолог — специалист по пересадке кожи, пластической хирургии при ожогах.

 

  • Страдания детей — это очень больно. Самое обидное, что в них виноваты взрослые: не научили, недосмотрели, не уберегли.

 

08,01,03СОЛОГУБЫ:

Игорь Михайлович, глава семьи, заведующий отделением эндоскопии.

Марина Александровна, жена, заведующая отделением функциональной диагностики.

Сын Егор, анестезиолог-реаниматолог.

Невестка Ольга, окулист, работает в другом медицинском учреждении.

 

Отвечает Игорь Михайлович:

1. Пожалуй, тетушка, сестра отца Ольга Александровна Сологуб-Некрашевич, первой пришла в медицину. Заслуженный врач БССР. Работала в Новогрудке. Родители были учителями, но меня видели только врачом. По их «приказу» и поступил в медицинский. Женился на одногруппнице, образовалась семья медиков. Сын другой специальности себе не представлял, пошел по нашим стопам, а вот дочь предпочла институт иностранных языков.

2. Хронические стрессы, как правило, получают палатные врачи, которые ведут больного, постоянно с ним общаются, встречаются с родственниками. Я и Марина Александровна контактируем с пациентом 1-2 раза. И даже иногда получаем удовольствие, если не находим серьезных повреждений или заболеваний. Я еще люб­лю операцию по извлечению желчных камней, эндоскопически ее сделать нетрудно, пациент выздоравливает быстро. Не люблю извлекать наркотики из желудка, когда человек перевозит их, заглатывая контейнеры. Это вроде как не медицина, а криминалистика.

Марина Александровна загружена чрезвычайно. Через ее отделение, а это УЗИ, кардиография, проходят почти все пациенты больницы. Отделение, как, кстати, и мое, работает круглосуточно, и она с семи утра до семи вечера на работе. Егор смотрит на нас и учится не роптать.

3. В шестнадцати километрах от Минска у нас участок. Сам построил на нем дом, теперь намереваюсь соорудить баню. Ну и сад, огород, машина. Все эти хлопоты отвлекают. Отдых — это смена занятий.

4. Здоровье требует большой работы над собой самого человека. Это умение слушать и понимать свой организм, борьба с собственной ленью, страхом обследования, с паникой от услышанного диагноза, самодисциплина и напряжение воли. Потому идите к врачу вовремя.