День за днем

В режиме ожидания

04,01,01Наш корреспондент присоединилась к волонтерской группе и навестила детей из социального приюта

04,01,01В Социально-педагогическом центре с приютом Фрунзенского района живут 19 ребят в возрасте от 3 до 13 лет. Их мамы и папы предпочли сомнительные удовольствия — алкоголь или нар­котики — воспитанию своих чад. Теперь о детях заботятся работники учреждения. У горе-родителей есть 6 месяцев на то, чтобы одуматься и вернуть ребят в семьи. За это время они должны пройти курс лечения и покончить с пагубными привычками, устроиться на работу, навести в доме порядок.

Отец Антон, священник греко-католической церкви, собрал волонтерскую группу из молодых людей, которые каждую субботу посещают приют. В один из дней я отправилась вместе с ними.

Подходя к учреждению, заметила в окнах детишек. Максим, Егор и Артур радостно помахали нам руками и побежали встречать.

— Здравствуйте! — кричат мальчишки наперебой. — А мы вас ждали.

Мы прошли в игровую, где собрались остальные воспитанники приюта. С нашим приходом все оживились.

 

  • Все младшие мальчики и девочки рисовали для своих мам. Ведь, какими бы те ни были, они для них — единственные.

 

Чуть позже к волонтерам присоединились студенты географического факультета БГУ. Многие из них, как и я, пришли впервые. Для начала перезнакомились с воспитанниками приюта.

— Во что будем играть? — поинтересовалась одна из девочек.

Ребята знают, кто такие волонтеры и для чего они приходят. Студенты предложили игру «Кошки-мышки», объяснили правила.

— А я не буду играть, — сказал Кирилл и устроился в углу комнаты с энциклопедией в руках.

Хмурый мальчишка то и дело поглядывал на ребят.

— У тебя нет настроения? — присаживаюсь рядом.

— Нет.

— А что ты здесь рассматриваешь?

Он показал обложку книжки. На ней крупными буквами написано: «Минск — город-герой».

— Здесь я был с мамой, — показал на Национальную библиотеку Кирилл и продолжил перелистывать страницы. — Сюда ездил с бабушкой, а тут мне папа мороженое покупал. Здесь с тетей гулял. А с двоюродным братом скоро поедем в цирк…

— Почему не играешь со всеми?

— За мной мама скоро придет.

— Поиграй вместе со всеми, а я, когда увижу ее, позову тебя, — убедила Кирилла, и он отправился к ребятам.

Про себя удивилась: как же так — столько родственников, а ребенок в приюте? Позже воспитатель рассказала, что 6-летний Кирилл с 3-летним братом в приют попали полгода назад. Каждый день мальчики ждут маму. Старший говорит, что она вот-вот приедет за ними. Но та за все время ни разу их даже не навестила. А тетю, отца и бабушку Кирилл выдумал. Нет у них с братом никого, кроме крепко пьющей мамы.

Андрюша, его младший брат, попав в приют, совсем не умел разговаривать, был пугливым и угрюмым, ни с кем не играл. Он все понимает, но произносит всего несколько слов. Малыш встретил волонтеров с недоверием, однако скоро разглядел в них друзей и стал показывать книжки и проситься на руки.

Все детки в приюте очень ласковые. Так, 4-летний Дима ни на шаг не отходил от одной девушки-волонтера. Ему нравилось, как она гладила его, держала на руках. Ребятам не хватает нежности и внимания взрослых. Оно и понятно — на 19 воспитанников один воспитатель и его помощник. К Диме работники приюта особо внимательны: у мальчика порок сердца и проблемы с почками. Пока он вместе со старшим братом жил в семье, врачи назначили день операции, но мама из-за беспробудных пьянок забыла вовремя отвести сына к специалистам. Эти мальчики выделяются среди других — спокойные, послушные, скромные, не доставляют воспитателям хлопот.

После игр мы с ребятами рисовали.

— Ты для кого такой красивый пейзаж нарисовала? — спрашиваю первоклашку Машу.

— Для мамы.