На все четыре стороны

На все четыре стороны

Порой незначительные с виду подробности составляют фон городской жизни, насыщают ее красками, звуками, запахами. Наши журналисты и фотокорреспонденты любят ходить на все четыре стороны. Многое можно увидеть и услышать…

По ходу тела

Суббота, 18.00. Центральный район

Переходил улицу Гвардейскую по нерегулируемому пешеходному переходу. Темно, край проезжей части с моей стороны уставлен машинами. Благо с тротуара удавалось смотреть на дорогу поверх их крыш. Две легковушки сразу остановились — сделал шаг и чуть не пожалел: добросовестных водителей по встречной полосе решил объехать лихой драйвер на микроавтобусе. Меня спасли привычка смотреть по сторонам не только перед маневром, но и во время него, а также «милость» горе-водителя, соизволившего резко осадить железного коня.

Однако сознательных автолюбителей на наших дорогах все-таки больше.

Ежедневно перехожу улицу Тимирязева на перекрестке с Тучинским переулком. Недавно по неведомой мне причине там на время убрали светофоры. Вечером здесь особенно много автомобилей и пешеходов — дорога оживленная, рядом гипермаркет. Несмотря на все это на проезжую часть ступал довольно уверенно: поток транспорта пропускает даже одного-двух пешеходов, не говоря уже о толпе.

Видишь, там, за окном

Будний день, 15.00. Троллейбус маршрута № 33

Еду на задней площадке. В салон заходит молодая мама с сыном лет пяти. Посадила ребенка возле окна, сама заняла сиденье напротив. Мальчишка смирно наблюдал за сменяющимися картинками за окном.

На дороге образовалась пробка, и за троллейбусом остановился грузовик. Его водитель надел на подголовник пассажирского сидения большую мас­карадную маску, напоминающую кричащий образ Смерти из фильма ужасов.

— Мама, смотри, какое чудовище! — громко закричал малыш, показывая пальцем в сторону заднего стекла.

Та не обратила внимания.

— Мам, ну только глянь. Ты еще не видела таких страшных, — уговаривал сын.

Пассажир, сидевший рядом с мамой малыша, начал недовольно покашливать. Он явно принял возгласы ребенка на свой счет.

— Вот это да! Это же надо: такие страшилки прямо по городу ездят, — не унимался малыш, продолжая указывать пальчиком в сторону осерчавшего гражданина.

Мама попыталась угомонить сына, пристыдить его. Было заметно: ей неловко.

Взрослые так и не догадались посмотреть в окно у себя за спиной.

— Что ж это за воспитание… — вскоре не выдержал пассажир и направился к выходу.

Не в свои сани

Понедельник, 18.30. Двор на улице Плеханова, 58

Дети и взрослые визжат, съезжая с ледяной горки. Это и есть вариант дружного веселого отдыха! Скорость, морозный воздух — ощущения потрясающие! Розовощекий мальчуган усаживается к папе на колени, и вместе они летят на надувных санках-тюбинге, в просторечии «ватрушке».

Мы просим разрешения прокатиться. Санки скользят отлично, быстро, сидеть удобно и совсем не холодно.

Решили купить такие же. И что вы думаете — в интернет-магазине «ватрушка» стоит от 500 (!) тысяч рублей и больше. Откуда такие цены?! В Польше, говорят, тюбинг стоит 95 тысяч в переводе на наши деньги. Попросим соседа привезти.

Дышите – не дышите

8.15. Троллейбус 35-го маршрута

По утрам езжу на работу в одно и то же время в одном и том же троллейбусе. Треть пассажиров — давно знакомые лица. Одни читают, другие смотрят в окна, третьи о чем-то думают. Все чинно и благопристойно. Однако в последнее время нашу поездку делают невыносимой трое граждан.

На остановке «Улица Волгоградская» каждое утро в троллейбус заходит здоровенный детина лет 35. Перед тем как ступить на подножку, он успевает сделать смачную затяжку сигаретой, не глядя пуляет бычок в сторону, а вот дым выпускает уже в салоне. И ему глубоко плевать на то, что кому-то это может быть неприятно. Однажды один пассажир сделал ему замечание, а в ответ услышал: «И что? Мне теперь застрелиться?»

Вторая личность — безвкусно одетая молоденькая особа. По всей видимости, студентка, приехавшая из прекрасного далека в столицу за дипломом. Наводя по утрам марафет, она, не жалея, поливает себя туалетной водой. Причем с весьма резким запахом.

Завершает этот букет ароматов пожилой мужичонка бомжеватой наружности. То, чем разит от него, вряд ли кто-то определит с точностью. Там и перегар, и дешевый табак, и давно не встречавшаяся со стиральным порошком одежка. Когда эти три особы (или особи?) собираются вместе, а их запахи перемешиваются и заполняют салон, думаешь только об одном: «Поскорее бы доехать до нужной остановки».