Как это было

Книга о жизни

07-01-01-150Вышла из печати книга воспоминаний Василия Ивановича Шарапова, участника и инвалида Великой Отечественной войны, с 1945 по 1972 год работавшего на различных должностях в управленческом аппарате Минска,  в том числе на протяжении тринадцати лет председателем Мингорисполкома и еще четыре года первым секретарем горкома партии

07-01-02-150Записывать воспоминания Василий Иванович начал уже после девяноста лет. Его сын Владимир Васильевич вспоминает, что однажды, застав отца за перечитыванием Чехова, полушутя упрекнул: мол, нечего чужое читать, самому написать о пережитом можно. Владея прекрасной памятью и неплохим слогом, Шарапов взялся за дело.

Готовую работу Василий Иванович доверил газете «Минский ­курьер», и мы гордимся, что первыми предложили отрывки из книги читателям, получив при этом благодарные отзывы минчан и их воспоминания о прекрасном человеке и руководителе.

«Я пришла в «Зеленстрой» после учебы. Была самой молодой, казалась беспомощной, и потому меня отправили к Шарапову, в те годы уже министру автомобильных дорог, за асфальтом для парковых дорожек, — вспоминает исполнительный директор НПА «Цветоводство и озеленение» Анна Блажко. — Но плакать перед министром не пришлось. Василий Иванович, как никто другой, понимал городские нужды и выделил нам асфальт без проволочек».

Минчанка Садовникова написала так: «Я прочитала отрывки из книги, и у меня перехватило дыхание. Я помню, как уважали и любили минчане своего градоначальника за его душевность, неравнодушие. Каждый знал, что обратившись к Шарапову, свою заботу доверяешь ему и получишь справедливое решение».

27 декабря в городской ратуше состоялась презентация книги, она еще не дошла до читателей. Поэтому «Минский курьер», пользуясь своим эксклюзивным правом на публикацию отрывков, знакомит читателей с послевоенными зимами Василия Ивановича Шарапова.

После лечения в тыловых госпиталях и установления мне группы инвалидности я поез­дом Москва — Брест 17 января 1945 года приехал в Минск. Было рано, около 5 часов утра. Город еще считался прифронтовым и поэтому действовал комендантский час. Движение транспорта и пешеходов было ограничено до ­шести тридцати утра. Все пассажиры прибывшего поезда вынуждены были разместиться в полуразрушенном вокзале, в одной комнате площадью не более 100 кв. м, где не было ни скамеек, ни стульев.

В девятом часу, когда стало рассветать, я вышел на хорошо знакомую мне с довоенных времен Привокзальную площадь. Увиденное потрясло меня. В дымке морозного утра перед глазами открылся заснеженный мертвый город. Вокруг не было ни одного уцелевшего здания, только Дом правительства одиноко возвышался на фоне сгоревших и разрушенных строений. С боями мне пришлось пройти много больших и малых городов, поселков и деревень, но то, что я увидел здесь, невозможно было даже представить.

В январе 1945 года часть воскресного дня я решил посвятить осмотру того, что сохранилось в городе, тем более что когда был здесь в последний раз в 1940 году, видел много новых, красивых зданий.

07-01-03-15017 января 1945 года приехал в Минск. Было рано, около 5 часов утра. Город еще считался прифронтовым и поэтому действовал комендантский час.

Свой осмотр города начал с улицы Кирова. На отрезке от вокзала до улицы Комсомольской осталось только два кирпичных здания — средней школы и бывшего управления железной дороги. Построенная в середине 30-х годов гостиница «Беларусь» (архитектор Воинов) сгорела, но кирпичные стены остались. Вдали были видны уцелевшие здания центрального телеграфа и библиотеки им. Ленина, недалеко от которых находились полуразрушенные здания Дворца пионеров и 4-й средней школы. С улицы Красноармейской открывалась панорама разрушенной и сожженной части города в направлении на восток и северо-восток до улицы Ботанической, где сохранились здание штаба тыла Белорусского военного округа на улице Фрунзе, городская баня на улице Марьевской и церковь на Долгобродском кладбище. Так же выглядели улицы Карла Маркса, Ленина и Комсомольская, дома на которых были полуразрушены и сожжены. Даже в последний день перед уходом немцы взорвали южную часть Дома офицеров.

До войны в 7 километрах от Минска по Могилевскому шоссе в Красном урочище располагалась танковая бригада. Используя оставшиеся ремонтные мастерские, немцы организовали там сначала ремонт, а затем и сборку военных автомобилей. После изгнания оккупантов на базе этих строений (три многоэтажных дома, три казармы и сборочный цех) был создан автосборочный завод.

И в первом квартале 1945 года здесь собирали по 50 машин в сутки. Во втором — планировали собирать по 75, в третьем — по 100 и в четвертом квартале — по 150 машин в сутки.

Наркоматы и ведомства (согласно поданному списку) в декабре 1944 года отгрузили заводу металл, оборудование, топливо и другие виды продукции. Предписывалось вести проектирование завода по нормам и техническим требованиям довоенного периода, финансировать строительство без утверждения проектов и смет.

Это была первая новая стройка послевоенного Минска. Ведь до этого речь шла только о разборке разрушенных жилых зданий и производственных помещений, о восстановлении всего, что можно было еще восстановить.

07-01-04-150В середине февраля знакомился с работой авиационного завода № 453 (ныне тракторный завод). Добраться до завода мне было нелегко, городского транспорта еще не было. Пришлось пешком на протезе (на фронте я лишился ноги) осваивать дорогу от улицы Пулихова, через станцию Минск-Восточный и поселок Коминтерн. Заводоуправление размещалось в одном из двух четырехэтажных домов, одиноко стоявших в 300 метрах от заводской проходной. В этом здании кроме заводоуправления находились партийное бюро, профком и комитет комсомола. Секретарь партбюро Чернов Иван Иванович работал в этой должности со дня реэвакуации завода. Коллектив завода плановые показатели выполнял в неотапливаемых цехах. Было очень плохо с жиль­ем, кое-как восстановили рядом стоящий дом и заселили в каждую комнату по семье. Завод имел свой отдел рабочего снабжения, однако снабжение овощами было плохое. Директор договорился о выделении заводу земельного участка для подсобного хозяйства в Папернянском сельсовете, но были большие трудности с приобретением семенного картофеля.

07-01-05-150Новый, 1947 год минчане встречали с надеждами на то, что он принесет дальнейшее улучшение их жизни. И для того были все основания. Оживала промышленность. Возобновили свою деятельность обувная фабрика имени Тельмана, фабрика имени Крупской, пивзавод «Беларусь», дрожжевой завод «Красная звез­да». В феврале велозавод выпустил первую продукцию. В июне была введена в действие первая очередь тонкосуконного комбината. Вернулся из эвакуации Русский драматический театр. На базе разрушенного в годы войны клуба пищевиков построили кинотеатр «Победа». В театре оперы и балета состоялась постановка оперы Дмитрия Лукаса «Кастусь Калиновский».

Правда, на уровне жизни людей это не сказывалось. По-прежнему были огромные очереди за продуктами. Ютиться приходилось в подвальных помещениях и бараках. Чтобы как-то прокормиться, многие горожане открывали под вывеской артелей и кооперативов надомные сапожные, портняжные и даже колбасные мастерские.