Человек и его время

Сеять разумное, доброе, точное

13-01-01-30Преподаватель физики Лицея БГУ Леонид Маркович рассказал, почему олимпиадники из провинции не уступают в знаниях минчанам и зачем юные интеллектуалы изучают физические свойства шоколада

13-01-01-30Леонид Маркович — заведующий кафедрой физики Лицея БГУ, старший преподаватель кафедры компьютерного моделирования физического факультета БГУ, автор ряда учебно-методических пособий. Готовит лицеистов к республиканской и международной олимпиадам по физике. Участвует в разработке комплекса дистанционного обучения, который создается в лицее.

Физику Леонид Маркович преподает четверть века и ровно столько же трудится в Лицее БГУ. Мальчишки и девчонки, некогда воспитанные Леонидом Григорьевичем, ныне уже взрослые, состоявшиеся в жизни люди, шлют приветы своему педагогу со всего земного шара.

— Сегодня в лицее активно внедряются различные технические средства обучения. Как сами относитесь к новшествам — электронной доске, дневникам и прочему?

— Устройства, которые сегодня входят в наш быт, при всех достоинствах обладают определенными недостатками. Представьте ситуацию: вы попадаете в класс, где пропало электричество, не работает доска либо случилась какая-то проблема с компьютером. Это значительно ограничит возможности педагога. Если учитель одинаково мастерски владеет и электронной доской, и мелом — это универсал, которому неважно, что у него под рукой. Он все равно организует урок-конфетку.

На первом этапе технические средства обучения требуют повышенного внимания и даже времени, пока не привыкнешь. Примерно, как новые туфли. Зато возможности техники поднимают педагога на новый уровень.

13-01-02-30— Согласны ли вы с распространенным убеждением, что с одаренными детьми работать сложнее, чем с обычными?

— Мы принимаем детей на старшей ступени обучения, то есть приходят те молодые люди, которых уже подготовили наши коллеги. Это ученики известных на весь город гимназий № 5, 12, 13, 29, 41, лицеев № 1 и 2. Конечно, с одаренными проще — они больше схватывают, «съедают» за урок. Однако стратегически наших педагогов можно сравнить с самолетами дальнего следования: они должны брать с собой больший запас материалов — вдруг кто-то решит задания раньше или проявит недюжинные способности. Хоть и дополнительная нагрузка на преподавателя, но если задачка интересная, разворачивается дис­куссия, пробуем найти разные решения. Это удивительная педагогическая мастерская, возможность проверить себя, показать всю внутреннюю и внешнюю красоту физики, зажечь детей наукой.

— Как у вас родилась идея создать курс «Увлекательная физика»?

— В 1980-е, когда я и мои коллеги поступали в университеты, конкурс на физфак БГУ составлял 4-5 человека на место: все бредили космосом и новыми открытиями. Позже медленно, но верно в обществе стал проявляться интерес к юридическим и экономическим специальностям. Конкурс на физфак начал падать. Пришлось искать новые формы работы. Несколько лет назад я и мои коллеги стали ездить по городам и показывать простые, но красивые опыты, связанные с вещами, которые окружают ребенка, — банкой воды, листом бумаги, палочкой, цилиндром, перегоревшей электрической лампочкой… Неожиданно для нас такие методы получили ошеломляющий успех: собирались полные залы. Как ни парадоксально, но для некоторых ребят с таких маленьких уроков началась большая дорога в науку. Ребенок увлекается, открывает все новые горизонты, а процесс познания, как известно, бесконечен: чем больше знаешь, тем больше у тебя возникает вопросов.

Сегодня выпускники лицея трудятся в Национальной академии наук Беларуси, преподают в университетах, работают за рубежом: весточки получаем из Америки, Африки, Европы. Лицею ведь четверть века, а значит, первым его выпускникам уже 40!

— Много ли выпускников уходят в науку?

— Нет, и, к большому сожалению, теперь значительно сокращается число защищаемых диссертаций. Каждая защита едва ли не на вес золота. Многие наши ребята идут в программисты, иные — в бизнес, экономику.

— А сколько лет в лицее вы?

— С первого дня. Формирование лицея почти совпало по времени с окончанием мной университета. Поработав один год инженером, перешел на преподавательскую работу. Было очень интересно, поскольку меня окружали удивительные люди. Ответственность почувствовал с первого дня. Кафедру физики формировали первый директор лицея Александр Иванович Жук (ныне замминистра образования) и его заместитель Геннадий Владимирович Пальчик. Лицей стал всей моей жизнью.

— С вашей подачи в стране ежегодно проводится физбой. Поясните, что это такое.

— Физбой — это турнир юных физиков. В отличие от олимпиады он представляет собой команд­ное соревнование учащихся в умении решать сложные исследовательские задачи по физике, грамотно и убедительно представлять полученные результаты, аргументированно отстаивать свою точку зрения в публичных дискуссиях. Турнир состоит из нескольких боев, в которых команды по очереди предлагают решения по предложенным заданиям, а также выступают в роли оппонентов и рецензентов для других участников. Да и сами задачи на турнире в большинстве своем нестандартные. Например, ребятам предлагается определить физические свойства шоколада или предложить способы самостоятельного изготовления голограммы, либо рассказать, как поведет себя замерзающая капля на охлажденной поверхности. Это не просто сухие задачки, а маленькие исследования.

Приятно, что пальму первенства в физбое уже не первый год удерживает команда нашего лицея. Однако и юные интеллектуалы из регионов также отличаются высоким уровнем знаний и зачастую дают фору минчанам: Интернет во многом нивелирует разрыв между столицей и провинцией. Сегодня уже нельзя говорить о том, что Минск имеет решающее преимущество, хотя здесь у школьников по-прежнему больше возможностей: материально-техническая база лучше, доступны последние новинки техники, занятия нередко ведут преподаватели высших учебных заведений и сотрудники Академии наук…

В нынешнем учебном году в физбое приняли участие 18 команд

со всей Беларуси. Приехали даже российские школьники, из Воронежа. Команда-победитель представит нашу страну на международном турнире в Лондоне.

— А девчата есть среди участников?

— Их число с каждым годом неизменно растет. Девушки, как говорится, повернулись лицом к физике, так что она перестает быть исключительно мужской наукой.

— У лириков физику доводилось вести?

— Нет, и по правде говоря, несколько страшусь такого опыта (улыбается). Когда отважусь попробовать, тоже в каком-то смысле буду в роли ученика. По рассказам коллег, которые учат девочек из филологических классов, знаю: к ним нужен особый подход. Они мыслят абстрактными категориями — движение электронов описывают образно.

Главное, чего не терпит педагогика в принципе, — когда учитель учит не от сердца. Как будто просто исполняет трудовую обязанность. Только если у тебя горят глаза, ты сможешь зажечь других.

— Сыну удалось привить любовь к физике?

— Он пошел по моим стопам. Окончил Московский физико-технический институт, сейчас учится в магистратуре в Петербурге. Моя жена — химик, трудится в Академии наук Беларуси, и когда у сына спрашивают, кто его родители, он в шутку отвечает: «Мама химичит, папа физичит».

За личный вклад в развитие способностей талантливой молодежи Леонид Маркович неоднократно поощрялся премией специального фонда Президента Республики Беларусь по социальной поддержке одаренных учащихся и студентов.