Мегаполис

Пойти в разнос

04-01-01-40Какое расстояние за рабочую смену проходит почтальон, тяжела ли его ноша, ждет ли писем сам и как становится помощником Деда Мороза, узнал наш корреспондент

04-01-02-40«Я из почты. Я почтальон тутошний, Печкин. Поэтому все должен знать. Чтобы письма разносить и газеты. Вы, например, что выписывать будете?» — так устами своего героя из Простоквашино Эдуард Успенский знакомит маленьких читателей с особенностями профессии. Со всеми ли?

Рабочий день у Натальи Сундуковой, почтальона по доставке печатных средств массовой информации и почтовых отправлений 28-го отделения почтовой связи Минска, начинается в 7.30 и длится до 15.00. Вначале она раскладывает газеты по наименованиям. За этим занятием и застаю Наталью. Затем открывает ходовик — журнал, где указаны объекты, которые обслуживает на участке почтальон, и какие издания туда следует доставить, — и делает соответствующие пометки на периодике. Маршрут движения, кстати, требуется тщательно продумать, дабы не терять времени зря, по нескольку раз проходя одним и тем же путем.

Разобравшись с газетами и журналами, Наталья принимается сортировать письма. Некоторые заказные и требуют оформления соответствующих извещений. К слову, простые письма не вкладывают внутрь газеты — вдруг человек достанет издание, но не станет читать его сразу. Тогда без внимания останется и письмо, возможно, с важной информацией. Поэтому его кладут поверх газеты и так отправляют в почтовый ящик.

04-01-03-40На столе Сундуковой формируются внушительные стопки газет и журналов. В строгом порядке Наталья кладет часть в специальную сумку. Она не должна весить больше 7 килограммов. Стало быть, придется сделать несколько рейсов. Ведь участок немаленький — несколько многоквартирных домов и офисных зданий в районе улицы Маяковского, а также частный сектор на улице Чижевских.

Сундукова трудится почтальоном более 10 лет. Как-то, возвращаясь с маленьким сыном из садика, увидела объявление о такой вакансии. Решила попробовать — привлек график работы. Думала, дело временное, пока ребенок подрастет. Однако втянулась, прикипела. Говорит, и коллектив очень хороший, и с людьми нравится общаться: профессия самая что ни на есть живая, к тому же на свежем воздухе.

— Вот, например, приносишь новогодний подарок ребенку. Нельзя же просто отдать, мол, держи — и все на этом, — рассказывает Наталья. — Присяду, чтобы оказаться с малышом на одном уровне, спрошу, как он себя вел. Однажды девчушка честно ответила, что не очень хорошо. Однако согласилась со мной, что презент — в счет будущего примерного поведения.

Собеседница говорит, что за время ее работы не стали выписывать меньше газет.

Читайте также:  Для пользы тела

Корреспонденции стало больше, особенно деловой. Хватает и международных писем. Весточку от родных получить всегда приятно, несмотря на видеозвонки, социальные сети и электронную почту.

Пока общаемся, переходим из одного подъезда в другой, от здания к зданию. Наталья быстро и ловко отправляет письма и издания в ящики. Вскоре сумка пустеет. Возвращаемся в отделение, забираем оставшееся. Идем на остановку общественного транспорта и садимся в автобус. Почтальон признается, что благодаря работе приобрела хобби — посткроссинг. Обменивается открытками с такими же увлеченными людьми по всему миру. В ее коллекции уже 300 карточек.

Выходим на улице Чижевских и оказываемся в одноэтажном умиротворенном Минске: машин немного, заметно тише, чем на Маяковского, вокруг сады и в основном деревянные дома с железными воротами. На некоторых красуется надпись: «Осторожно, злая собака». Где-то раздается: «Ку-ка-ре-ку!» Словом, частный сектор.

Многих на этом участке Наталья хорошо знает. Люди часто просят оформить подписку на месте, что для них удобно. У одного из домо­владений хозяин возится с автомобилем, за его действиями наблюдает женщина. Она здоровается с Сундуковой, затем обращается ко мне:

— У нас хороший почтальон. Каждый день как штык! Так и напишите: ответственный работник.

У одного из домов Сундукова указывает на куст, где однажды обнаружила привязанного хромавшего на переднюю лапку щенка с запиской: «Джек. 2,5 месяца. В хорошие руки». Наталья позвонила супругу, который приехал и забрал собачонку. Когда щенок подрос, его устроили охранником в одну из организаций.

Постепенно сумка почтальона снова пустеет. Осталась пара адресов. По одному из них — заказное письмо. Хозяев на месте нет. Нас встречает лишь невероятно пушистый серый кот, который вальяжно проходит мимо, безмолвно предъявляя свои документы — усы, лапы, хвост. У другого дома начинает бегать от калитки до крыльца пес, заливаясь незлым лаем.

— Узнал и зовет в гости, — замечает Сундукова.

Ближе к концу пешего рейса чувствую, как, несмотря на удобную обувь, начинают ныть ноги. Километров 10 в день набегает, говорит Наталья и признается, что готова еще столько же пройти. Хотя раньше с непривычки уставала. Да и трудно было поначалу ориентироваться на участке. Сейчас выработала свой темп, помнит наизусть, кто что выписывает. Неудобства может доставить разве что погода. Но почтальону на ее капризы реагировать не полагается — адресат ждет. Наталья это прекрасно понимает, ведь и сама радуется весточке от сына, который служит в армии.