Анонсы фильмов

Живее всех живых

30-01-01-41И на вампира бывает зомби-апокалипсис. Об этом новый фильм Джармуша «Выживут только любовники»

30-01-01-41Товарищи режиссеры, кто еще не отметился в киноистории фильмом о вампирах? Проходите в очередь, не стесняйтесь! Вы, да, вот вы, господин режиссер, сразу за Джимом Джармушем будете. Да-да, за тем самым, у которого все фильмы с философским подтекстом. В картине про вампиров, кстати, он тоже присутствует. Сейчас расскажу подробнее.

Для понимания философии картины необходимо вкратце обозначить сюжет. А он таков: вампиры Адам и Ева (их играют актеры Том Хиддлстон и Тильда Суинтон) вступили в брак в далеком 1868 году и уже который век переживают медовый месяц. Конечно, переживают его не по-людски: в начале фильма мы застаем жизнерадостную Еву в Танжере, а депрессивного Адама в современном полузаброшенном Детройте. Вампирская пара влачит расслабленное вялотекущее существование с печатью утомления от прожитых веков. Проблем у Адама и Евы всего две: цивилизованным образом обеспечить себя довольствием (а это непросто, поскольку зомби, так вампиры называют людей, с завидным постоянством гробят свое здоровье, превращая кровь не пойми во что) и развеять скуку. Первая решается просто: среди смертных встречаются довольно милые особи, например, работающие в клиниках и имеющие дело с кровью. Со скукой сложнее. Адама и Еву, переживших и средневековье, и инквизицию, и татаро-монгольское нашествие,  уже ничем не удивишь. А потому вся их жизнь — разговоры на темы культуры и совместные воспоминания о знаменитостях вроде Шекспира или Байрона. В этих диалогах вампирская парочка и ожидает своего близкого конца.

Не нужно быть философом, чтобы понять: веками скучающие любовники у Джармуша — это в некоторой степени метафора цивилизованного человечества, которое чего только не изобрело, не напридумывало и не опробовало. Ему невыносимо скучно. И отсюда развлечения в нынешней уютной эпохе постмодерна вроде поругивания мрачного Байрона или обсуждения реальности существования Шекспира, обсуждения пород твердого дерева, эволюции музыкальных инструментов — да мало ли чего!

В еще большей степени вампиры Джармуша — метафора творческой интеллигенции, непринятой и непонятой, добровольно ушедшей в изгнание от масскультовых «зомби».

«Выживут только любовники» — картина сугубо авторская, выпадающая из современного драйва по причине своей философской неспешности, ностальгирующая по прошлому, намекающая на единство и целостность всего культурного пространства человечества от Адама до наших дней. Как и большинство других работ Джармуша, «Любовники» полны аллюзий, ассоциаций, размышлений и пространных диалогов. А это ровно то, за что фанаты режиссера любят его «Мертвеца» или «Кофе и сигареты».