Человек и его дело

Вслух и про себя

13-01-01-45Люди некоторых профессий, участвующие в создании кинофильмов, часто остаются в тени. Например, звукорежиссеры. Кажется, что их дело — просто техника. Однако это далеко не так. О премудростях профессии рассказал Алексей Майсеенко, которого Ассоциация продюсеров кино и телевидения России вместе с его коллегой Олегом Шлоссом признала лучшим звукорежиссером 2013 года за работу над сериалом «Оттепель»

13-01-01-45— Как начался ваш творческий путь и почему выбрали именно эту стезю? Ведь, насколько мне известно, учились вы совсем другой профессии.

— По образованию я инженер по эксплуатации машинно-тракторного парка. Есть мнение, что в кино люди зачастую приходят случайно. И я не стал исключением. В свое время учился в аспирантуре в БГАТУ, а «Беларусьфильм» совсем рядом. Однажды кто-то позвал сняться в массовке. И мне неожиданно понравился этот мир. После удалось устроиться работать ассистентом звукорежиссера в съемочную группу. Мастерству набирался у профессионалов на практике. Например, довелось поработать с Сергеем Чупровым, Шамилем Исмаиловым, Сергеем Бубенко, Виктором Красновым — известными белорусскими звукорежиссерами. У Сергея Чупрова был ассистентом на известной картине «Стиляги», которая получила награды «Ника» и «Золотой Орел».

— Обязательно ли звукорежиссеру иметь музыкальное либо эстетическое образование? Или специалисту на деле гораздо больше поможет интуи­ция и набитая рука?

13-01-02-45— Мне в работе помогает многолетняя практика — занимаюсь этим уже тринадцатый год, участвовал в съемках более 50 фильмов. Сейчас могу прочитать сценарий и уже знать, что мне потребуется делать на съемочной площадке, что может помешать… Хотя на самом деле все очень сложно, ведь я работаю с живым звуком.

Представьте, нужно снять сцену из фильма, действия которого происходят в XIX веке. Актеры шепчут друг другу признания в любви… и вдруг доносятся звуки с расположенной неподалеку проезжей части. Или самолет полетел, или половица скрипнула в самый неподходящий момент, или у кого-то зазвонил телефон… Для меня все это брак, даже если картинка хороша и актеры сыграли безупречно.

Вариант — снимать в павильонах, так проще. Но в кино без натурных съемок никак не обойтись.

13-01-03-45— И как справляетесь с подобными трудностями?

— Избежать брака помогает дисциплина на площадке. Ведь моя работа зависит абсолютно от всех участников кинопроцесса: от художника, который выбрал место съемок и декорации, от костюмера, от осветителя.

Нужно знать, куда именно крепить микрофон, чтобы не было слышно шуршания ткани при движении. Иногда даже приходится приклеивать к телу специальным скотчем сережки, бусы актрис. Ведь переиграть сцену порой нет возможности — изменилась погода, ушел свет, и все.

— Правда ли, что звукорежиссеру, с одной стороны, нужно владеть паяльником, а с другой — быть настоящим эстетом?

— Разумеется, в профессии есть много и творческого, и технического. Плюс ко всему приходится быть психологом. Знать, с какой стороны подойти к актрисе, чтобы заставить ее прикрепить мик­рофон. Пусть все мы взрослые и понимаем, что это наша работа, но не все адекватно относятся к этим устройствам. Особенно если предстоит сложная сцена, например с дракой, бурными эмоциями, артисты часто против, поскольку слетевший микрофон может все испортить.

— Есть фильмы, которые запомнились больше всего? Можете выделить среди прочих наиболее знаковые для себя?

— Могу назвать первую часть фильма «Бой с тенью». Во-первых, потому что во время съемок пришлось много путешествовать. Во-вторых, это довольно серьезное кино, снятое на западный манер. На площадке довелось познакомиться со многими известными актерами, не только российскими, но и зарубежными. Да и работать тогда было сложнее, поскольку записывали материал на даткассеты. Сейчас техника шагнула вперед, что упростило нашу работу. Запомнилась работа и над фильмом «Стиляги».

А самыми экстремальными для меня стали съемки боевика «Охота на пиранью» Андрея Кавуна с Владимиром Машковым в главной роли. В картине огромное количество трюков, к которым нужно было приноровиться. К примеру, в съемках поединка главных героев на крыше вагона я записывал звук, следуя за ними на пожарной машине. Случается, что сцена снимается в легковом авто, в салоне которого размещается оператор, а мне приходится устраиваться в багажнике. Такое бывало неоднократно.

Алексей в профессии уже тринадцатый год и за это время работал на более чем 50-ти фильмах.

— В процессе работы подружились с кем-то из звезд?

— Я со всеми стараюсь поддерживать хорошие отношения. Но так, чтобы встречаться вечерами в кафе или ходить на пикники, этого не люблю. Такую позицию ни в коем случае нельзя трактовать как замкнутость, просто в свободное время чаще хочу побыть в тишине. Потому что после того, как на протяжении 12-18 часов на приличной громкости в наушниках звучат голоса, уже нет желания никого слышать.

13-01-04-45

— Судя по вашей фильмографии, чаще всего приходится работать с Валерием Тодоровским…

— Он любит работать с белорусской съемочной группой. Я сотрудничал с ним на съемках картин «Мой сводный брат Франкенштейн», «Стиляги», «Тиски» и «Оттепель». Причем если на первых трех был ассистентом, то на последнем трудился в качестве звукорежиссера. Именно за работу в «Оттепели» Ассоциацией продюсеров был признан лучшим в этой сфере.

— А не обидно быть всегда в тени, не хотелось бы тоже засветиться на экране?

— Я часто попадаю в кадр. Например, проезжаю в транспорте, прикинувшись пассажиром, чтобы записать звук. А в фильме «Бой с тенью» был одним из журналистов, встречающих у трапа самолета одного из героев, которого играл Джон Эймос. Тогда актриса в роли корреспондентки держала наш микрофон — таким способом маскировались. Поэтому на экране могу себя найти практически всегда.

— Есть ли какие-то проекты, над которыми мечтали бы поработать?

— Разумеется, над таким, где меньше всего говорят (улыбается). Некоторые фильмы привлекают тем, что на их съемках можно познакомиться и пообщаться с интересными людьми. Другим за это деньги приходится платить, а я напрямую общаюсь со многими звез­дами. В этом вижу еще один плюс профессии.

Алексей Майсеенко говорит, что чаще приходится работать с российскими кинематографистами, но несколько раз доводилось сотрудничать и с белорусами. В частности, на съемках фильмов «С 8 Марта, мужчины!», а также «Цугцванг» по произведению Антона Чехова (другое название картины «Уездная драма»).