Календарь

«»
Апрель 2014
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  

Популярное в номере

Ой, крута судьба, словно горка…

В первые дни апреля на клумбе у крыльца уже зацветала вымахавшая в полметра лилия

18-01-02-47Объяснить это явление я могла только фразой: ­«Агроном он и есть агроном!» На что вышедшая навстречу хозяйка улыбнулась и пояснила, что это просто редкий сорт цветка, мол, другие еще только проклюнулись из земли. Но с определением ее роли согласилась. Чего уж там — на самом деле она агроном.

Рожь на аркане

Героем Социалистического Труда Тамара Шкурко стала в двадцать лет. Их колхоз «Чырвоная нiва» в Брагинском районе восстановился сразу после освобождения этих земель от захватчиков. Мужчины еще воевали, все падало на плечи женщин. И пятнадцатилетняя Тамара вышла на работу. Наравне со всеми таскала мешки, складывала скирды, копала картофель. В колхозе, жалея девчонок, создали для них специальное звено по выращиванию табака: матерям казалось, что ломать и сушить листья легче других работ. Они и насушили больше всех в районе, за что и получили премии — по нескольку килограммов сахара и отрез батиста на платье. Особенно радовал сахар — редкостная по тем временам сладость.

На следующий год табак отменили, слаженному звену отвели поле под рожь. А ни удобрений, ни машин, ни семян приличных. Ездили по деревням и ссыпали в бочку печную золу. Выпрашивали у хозяек куриный помет, у местных огородников он был не в чести, а их полю пригодился. По многу раз провеивали зерно, добиваясь полновесных семян. Посеяли вручную. А в мае, когда нива зацвела, они по совету агронома вышли в поле с веревками и, захватывая загоны своеобразным арканом, утюжили ниву вдоль и поперек, помогая колосьям опыляться. Сжали серпами, высушили снопы на солнце, а после обмолота сухое очищенное зерно взвесили в присутствии всей деревни. Получилось по 30,3 центнера с каждого гектара. Это немало и в наше время при новейших технологиях и сортах. Тогда же подобный урожай раз в пять превышал средний намолот. Звеньевая Тамара Шкурко была удостоена звания Героя Социалистического Труда.

Звезда — не брошка

Насколько это было ответственно, поняла через несколько дней, когда председатель колхоза Михаил Кириллович Юрченко приказал собираться в командировку в Минск.

— Звезда ведь не брошка, — пояснил он ей. — Она для серьезных дел предназначена. Надень лучшее платье, пришпили награду и выпроси в столице для колхоза грузовик. В помощь посылаю с тобой своего заместителя, он фронтовик, знает, как и что.

И что вы думаете, поехала и, превозмогая робость, ходила по учреждениям, пока не попали они к первому секретарю ЦК КПБ Пантелеймону Кондратьевичу Пономаренко. Он, конечно, понимал, что не в гости зашла к нему девушка с Полесья, и после беседы о жизни прямо спросил о цели визита. Услышав просьбу о полуторке, пообещал помочь. И действительно колхоз получил вожделенную машину.

Вскоре Тамара из деревни ­уехала, поступила учиться в Мозырское медицинское училище, потому как с детства мечтала стать врачом. Отучилась два месяца, будущая профессия казалась уже не столь романтичной… И вот однаж­ды в училище заявились председатель колхоза и представитель Брагинского райкома партии.

— Ты что тут делаешь? — с порога загрохотал председатель. — На кого учишься? С твоей наградой ты должна в поле быть, а не клизмы ставить. Собирайся, есть по разнарядке место в сельхозтехникуме в Марьиной Горке.

Уговорил, выбрала факультет плодоовощных культур…

Через тернии к знаниям

С шестью довоенными классами было трудно. Нет, с математикой, ботаникой она управлялась запросто, даже соседям помогала на контрольных, а вот русский язык… И когда преподаватель в очередной раз привычно объявил: «Шкурко — двойка», Тамара, зная свою «грамотность», поправила его, дескать, положена единица. Учитель оценил самокритичность и стал заниматься со студенткой дополнительно. Это дало результаты — к концу учебы Шкурко вошла в пять процентов лучших выпускников, кто имел право сразу, без отработки, поступать в вуз. В заветный список попал и ее муж, отличник-однокурсник. Оба поступили в Белорусскую сельхозакадемию в Горках. Учились на стационаре, работали в учебном хозяйстве, еще студентами родили сына и дочку, но академию окончили с красными дипломами.

— Я удивляюсь, почему нынешние молодые жалуются, что тяжело сочетать дом, работу, учебу, — размышляет Тамара Ивановна. — У меня все ладилось. Правда, муж мой, ­Сергей Харитонович Зауличный, помогал во всем. Он был директором опытной сельскохозяйственной станции, но находил время и для науки, и для детей, и для дома. Дал мне возможность поступить в аспирантуру, подготовить и защитить кандидатскую диссертацию.

Тамара Ивановна работала в Лошице, была старшим научным сотрудником Белорусского НИИ картофелеводства и плодоовощеводства. Ее стихией стали ягоды, и главная среди них — черная смородина. Занималась земляникой, малиной, крыжовником, но смородине отдавала львиную долю времени и знаний. Ее задача была подобрать агротехнику выращивания новым сортам. Почвы, удобрения, подрезка, опыление, сохранение и приумножение в плодах витаминов и микроэлементов, вкус ягоды, уход за корневой системой куста. И так до бесконечности, пока сорт не получит право на широкое распространение, а также признание и благодарность садовода. Иногда успех приходил скоро, но случались и казусы. Так, новый сорт «мечта», посаженный для перекрестного опыления и увеличения урожайности рядом с уже признанной «голубкой», напрочь отказывался плодоносить. И только через пару лет агроном выявила причину: сорта не сошлись ростом, низенький и высокий никак не хотели работать в паре.

Сладкой ягоды только горстка?

18-01-03-47— Не сказала бы, — задумывается над словами песни Тамара Ивановна.— Поначалу именно сладкой ягодой меня баловала жизнь. Любимый заботливый муж, хорошие умные дети, дом в Лошице, столица, успехи на работе, уважение. Я ведь во многих странах побывала. Однажды не хотела ехать, все-таки трое детей, заботы. А Иван Петрович Шамякин, мой полесский земляк, говорит: «Ты помни, Тамара, что Герой, как солдат, должен выполнять приказ. Тебе поручено представлять нашу страну? Вот и представляй! Тем более что твоя биография — подтверждение тому, как многого может человек добиться в жизни…»

А потом пошла ягода горькая. Сын служил в Афганистане — годы тревоги для матери. Вернулся раненый, но живой. Второй сын погиб в мирной обстановке, ушел из жизни муж, потом зять…

Особая боль — Чернобыль. Брагинскую землю накрыла радиация. Правда, их деревню Бурки не эвакуировали, посчитали уровень загрязнения допустимым. Однако жили там поначалу, как на вулкане. Чтобы как-то психологически разрядиться, затеял колхоз отмечать годовщину своего образования. Героя своего, конечно, пригласили. Тамара Ивановна приехала без помпы, на рейсовом автобусе, от шоссе два километ­ра тащила котомки с подарками родне. Назавтра вместе со всеми пришла в клуб, уселась среди старых подруг. А председатель со сцены выразил сожаление, что вот, дескать, не приехала знатная землячка, побоялась, очевидно, из безопасной столицы в их атомный район. Она торопливо прошла к трибуне, забыв заготовленную речь, проговорила сквозь рыдания: «Не боюсь я. Вы все мои родные, и земля, как мать, она и больная не обидит…»

— А из детей и внуков кто-нибудь подхватил вашу агротехническую эстафету? — стараюсь отвлечь хозяйку от горьких воспоминаний.

— Пока никто. Сын военный, дочь выбрала институт иностранных языков, внуки тоже нашли свою дорогу. Разве вот правнук! — оживляется Тамара Ивановна. — Ему только третий годик, а как приедем на дачу, присесть не даст: «Пошли, бабушка, в огороде работать». Готов часами копаться в земле, любоваться цветами, да и к ягоде охоч. Земледельцем растет…

Всю жизнь мечтала Тамара Ивановна, чтобы в магазинах во все поры года было достаточно белорусских ягод — свежих, мороженых, сушеных… Не полностью сбылась эта мечта, зато на каждом крестьянском подворье, на каждом дачном участке, возле городских домов растут ягодные кусты белорусской селекции. И первая весенней зеленой вуалью окутывается ее любимая смородина…

25.04.2014 , , «МК»

Материалы номера