Гость "МК"

На языке вертится

24-01-01-47В каком случае лучше поменять учителя, зачем нужно исполнять песни Стинга, почему педагоги сами виноваты в падении своего профессионального авторитета?

24-01-02-47В редакции «Минского курьера» побывала победитель Республиканского конкурса педагогического мастерства «Учитель года — 2011» Инесса Зубрилина.

Инесса Зубрилина — учитель английского языка минской гимназии № 24, старший преподаватель кафедры последипломного языкового образования Института повышения квалификации и переподготовки кадров Минского государственного лингвистического университета, победитель Республиканского конкурса педагогического мастерства «Учитель года — 2011», обладатель национальной премии «Гордость нации».

Нынче в школе первый класс вроде института…

— Пятиклассникам на дом к следующему уроку по английскому языку учитель задала выучить 32 глагола в 3 формах, а это 96 слов. Как вы считаете, это выполнимо?

— Конечно, слова нужно запоминать, но не в таком количестве и не зазубривая. Весь учебный материал разбит на блоки. Одну тему изучают в течение 1-2 занятий, этого времени достаточно, чтобы усвоить необходимые лексические единицы.

— Ребенку часто задают пересказы на иностранном языке, но при этом не говорят, каким должен быть объем текста. Однажды дочь подготовила рассказ из 12 предложений и педагог сделала замечание: этого мало. А в другой раз реакция была иной, мол, не нужны твои подробности

— Количество предложений при пересказе — понятие относительное. Но, разумеется, учитель обязан ставить перед учениками четкие и одинаковые для всех задачи. Согласитесь, иногда нужную мысль или идею можно донести и в двух предложениях, главное — в каких. Ребенок должен уметь выразить свою точку зрения, вступить в диалог с любым собеседником, будь то учитель, одноклассник или носитель языка. Это умение проверяется на экзамене по иностранному. Ученику предлагают пять ключевых вопросов, коммуникативных ситуаций, на которые он должен правильно отреагировать. При этом количество предложений — не главное. Учащийся должен решить поставленную перед ним задачу: что-то объяснить, проанализировать, сделать сравнение. Ну а ваш учитель… Поменять не пробовали?

— А это реально сделать?

— Реально, но, согласна, про­цедура здесь сложная, поэтому торопиться не стоит. В любом случае, если возникают проблемы, сначала их нужно обсудить с учителем. И, кроме того, надо посмотреть, как работает, ведет себя ребенок на уроке. Дети в школе и дома могут быть очень разными. Сегодня они бывают слишком требовательными, но вместе с тем недостаточно адекватно воспринимают учебный процесс. Я, например, нередко приглашаю на уроки родителей и считаю это нормой.

— Стало модным уже с трех лет обучать детей иностранным языкам. Это эффективно? Может, если ребенок начнет изучать иностранный в школе, результат будет тот же?

— Однозначно на этот вопрос ответить сложно. Все индивидуально. Обучение дошкольников ведется в игровой форме. Дети лишь повторяют то, что слышат, они еще не осознают структуру родного языка, им трудно проводить языковые параллели, сравнивать.

Трехлетний ребенок может заговорить на иностранном при наличии соответствующей языковой среды: если он живет за границей либо в его семье родители общаются на разных языках. Но не думаю, что развитие языковых навыков возможно в искусственной среде, когда ребята поют песенки и разучивают стишки. Правда, при этом дети развивают память, и это тоже хорошо.

И еще дошкольникам полезно смотреть мультфильмы на иностранном. Я недолго жила в Голландии и не могла не заметить, что там многие прекрасно владеют несколькими языками. В этой стране границы давно открыты, люди привыкли свободно перемещаться, активно общаться. Но дело не только в этом. Там, например, все зарубежные фильмы, телевизионные передачи сопровождаются субтитрами. Смотришь фильм и слышишь не дубляж, а реальный голос известного актера, при этом читаешь бегущую строку. Потом я проводила эксперименты не только с учениками, но и с собственной дочерью, которая любит смот­реть мультфильмы на английском, и пришла к выводу: действительно, такие естественные контакты с иностранным языком дают хорошие результаты.

24-01-03-47— Давайте рассмотрим такую ситуацию: в физико-математический класс лицея пришли ребята из разных учебных заведений, соответственно, и уровень знания языка у них разный. Учитель-предметник отмечает, что главная его задача — подготовить лицеистов к сдаче выпускного экзамена за курс средней школы. Поэтому он больше работает со слабыми учениками. Это норма такая или просто педагог не желает искать подход к каждому ребенку?

— Задача учителя не в том, чтобы формально выполнить заданную программу, отработать часы. Очевидно, что надо прилагать усилия для развития каждого школьника. Единого способа не существует, ведь учащиеся различаются по способностям, у них разная познавательная активность. Есть специальные методики, с помощью которых можно определить потенциал ребят, а затем детей надо разделить на подгруппы, чтобы заниматься с ними с учетом их возможностей. Учителя часто жалуются: плохой учебник, неправильная программа, нет того, сего… Но не может быть универсального учебника для гимназий, лицеев, физико-математического или гуманитарного класса. Учебники и пособия разрабатывают под программы и стандарты, а задача учителя — адаптировать их под конкретный учебный класс. А если педагог работает от звонка до звонка, то и результата не будет. Тогда и у него руки опустятся, и детям будет неинтересно. Профессия школьного учителя творческая, только многие забывают об этом.

— Раньше учителями иностранного языка в основном работали выпускники лингвистического института: у них не было другого варианта трудоустройства, переводчиков требовалось не так много. Сегодня человек со знанием иностранного может найти себе работу в перспективной фирме, поэтому в школу преимущественно идут люди с дипломами педагогического вуза, а то и колледжа. Как вы считаете, это сказывается на качестве преподавания?

— Конечно. Мы учим детей общению на иностранном языке, а сами порой к такому общению не готовы. В Минске текучка учителей особенно заметна. А вот на периферии педагоги продолжают заниматься тем, что любят и умеют, у них меньше отвлекающих факторов, поэтому и эффективность некоторых гимназий, работающих вдали от Минска, выше.

Можно ли находить удовольствие в учительской работе и не придавать большого значения тому, что заработная плата невысокая и социальный статус оставляет желать лучшего? Знаю, что многие педагоги по-настоящему увлечены своей профессией. По субботам ко мне на межшкольный факультатив к 8 утра приходят дети из 4 гимназий, и иногда в кабинете не хватает стульев, чтобы всех усадить. Вот это и есть мой главный стимул, и я не думаю, сколько денег за эту работу придет мне на карточку.

— С какими трудностями сталкиваются сегодня учителя в учебном процессе?

— Нынешние ученики во многих вопросах более компетентны, чем педагоги. Например, ребята отлично разбираются в IT-технологиях — разнообразных гаджетах, интернет-ресурсах. Или как вам такая ситуация, когда учитель рассказывает про Британию, опираясь на иллюстрации и текст учебника, а учащиеся раскрывают эту же тему, демонстрируя фотографии достопримечательностей, которые видели собственными глазами?

Современных детей сложно увлечь, заинтересовать, у них свой мир, но в этом-то и фишка, стимул для неформальных педагогических решений. У меня были ученики, которые играли в рок-группе под названием «Преждевременные роды». Они сидели и медитировали на уроке. И так они медитировали до тех пор, пока я им не стала «втирать» артикли на материале песен Deep Purple и Scorpions.

У меня есть блог, с помощью которого общаюсь с учениками. Для беседы предлагаю темы, связанные с нашими занятиями либо реа­лиями жизни. Например, недавно мы онлайн обсуждали варианты празднования Международного дня «спасибо», сравнивали нашу Масленицу с подобными традициями других народов. Свои комментарии ребята высылают мне на электронную почту. И грамотность здесь — не главное, важно, что они хотят высказаться. Поначалу дети писали под никами, теперь подписываются своими именами. Они уже научились выражать свое мнение и не боятся, что оно будет неверно истолковано. Отталкиваясь от комментариев учеников, я планирую следующий урок. Мы анализируем, обсуждаем, сравниваем мнения друг друга.

Сегодняшнее поколение ничему не научишь при помощи словаря. Нужно использовать все современные методики. Недавно я провела дистанционный курс, разработанный в американском штате Орегон, по использованию веб-технологий в преподавании иностранного языка. Например, одна из тем была такой: «Использование мобильных телефонов на уроке». Я познакомилась с предложенными материалами, написала все контрольные, но мне потребовалось еще много времени, чтобы переломить себя и попробовать использовать мобильный телефон на уроке. Мы ведь привыкли, что мобильник отвлекает ребят, а он, оказывается, может помочь эффективно спланировать занятие.

Успех: 50 процентов мотивации и столько же труда

— Многие рекламные проспекты, зазывающие изучать английский язык, обещают чуть ли не за месяц научить говорить на нем. Моя подруга пошла на такие курсы. Там вместе занимаются школьники и пенсионеры. Можно ли в такой разновозрастной группе изучать язык и реально ли чему-то научиться в кратчайшие сроки?

— Все зависит от того, какой это курс. Большинство из них построены на принципе активного погружения в языковую среду. Если точечно, активно и мотивированно учиться говорить, то результат будет. В мотивации (для чего мне это нужно) — 50 процентов успеха, а остальные 50 — ежедневный и упорный труд.

Есть простые и эффективные приемы, помогающие изучать лексику. Например, напишите зеленым маркером на листах бумаги 5-6 иностранных слов. Развесьте эти листы по всему дому — над раковиной, на холодильнике, на двери ванной, над письменном столом… И непроизвольно слова отложатся в памяти. Я когда-то и сама так учила. Но для того чтобы говорить, надо чаще общаться, использовать знания на практике.

— Есть мнение: на каком уровне ты владеешь родным языком, на таком же сможешь освоить и иностранный. Вы с этим согласны?

— Это вопрос спорный. Проблема еще и в том, что наши дети мало читают. Я своих студентов заставляю читать, не заглядывая в словарь, чтобы они по контексту догадывались о значении слов и развивали языковое чутье. Ведь значения слов имеют множество оттенков, обозначают порой незнакомые нам реалии. Просто механически выучить всё невозможно.

— Речь, на мой взгляд, сильно засорил Интернет. Употреб­ляют ли ваши студенты и ученики странные словечки, которые популярны во Всемирной паутине, и как вы на это реагируете?

— Употребляют. Я заостряю внимание на этих словах, но только с точки зрения лингвистической, чтобы стимулировать любознательность. Например, всем хорошо известное OK — результат лингвистической ошибки, свое­образное сокращение от английского all is correct. Президент США Эндрю Джексон использовал эту фразу при принятии административных решений. И якобы писал all correct на немецкий манер — oll korrekt, что выглядело в сокращении как «O.K.».

Бывает, что безобидная фраза имеет дополнительное значение, и ребенок неосознанно, употребив ее в среде носителей языка, может столкнуться с проблемой. Об этом его нужно предупредить.

Сейчас многие учителя дискуссируют, нужно ли детей обучать пересказу, дескать, это малопродуктивный способ. Я считаю, что нужно. Попросите ребят пересказать фильм, который они посмот­рели, и вы услышите сплошное «блин… типа… ну…». Они все чаще разговаривают кодами, символами, у них свой, понятный только им язык, а нам порой его понять сложно.

— В Интернете можно найти много сайтов по изучению иностранных языков. Насколько эффективными могут быть эти виртуальные занятия и можно ли не прибегать к помощи преподавателей?

— Это зависит от вашего уровня знания языка, от компьютерной компетенции. Если вы начинаете с нуля, то это очень сложно. Должен быть педагог, который объяснит основы. И еще раз напомню: выучить язык не означает владеть им. Надо общаться.

— Многих учили иностранному так, что теперь есть проблемы с произношением, в налаживании диалога. Как все исправить?

— Смотрите фильмы, слушайте песни. Например, смотрите молодежный сериал Extrаs. Я начинаю его показывать школьникам с 8-го класса. Сериал жизненный и интересный. Там есть титры на двух языках — русском и английском. Английский в этом фильме одновременно и слушаешь, и видишь.

Из песен рекомендую композиции Стинга, Адель. У этих исполнителей хорошее произношение, да и глубокий смысл есть в том, что они поют. Кстати, Стинг по образованию учитель истории, и, наверное, поэтому он так четко выговаривает слова.

Переходящее Красное знамя

— Вы представитель учительской династии. А если ваша дочь тоже захочет стать педагогом?

— «Только вперед!» — скажу ей. Но просто из принципа заставлять ребенка повторить твой путь — это большая глупость. Моя дочь — творческий ребенок, уже несколько лет она с интересом занимается в театральной студии. Надеется творить и дальше.

Учитель — профессия непростая, хоть и массовая. Этим надо жить. У меня был опыт работы переводчиком, я неплохо бы чувствовала себя в роли телеведущей, но никогда не видела себя в другой профессии, кроме как педагогической. Я выросла в школе за последней партой: меня, как переходящее Красное знамя, передавали папе, дедушке, бабушке в зависимости от того, у кого была «форточка». Очень любила наблюдать, как дедушка проверял сочинения (он был учителем русского языка и литературы). На ночь мне читали Чехова, задачки решали по пути в магазин…

А примером в профессии для меня была моя бабушка Евгения Ионовна. Как-то она сказала: «Если хочешь, чтобы тебя помнили год, вырасти хлеб. Чтобы помнили 10 лет, посади дерево. А чтобы вечно помнили, воспитывай и учи детей». Родилась она в Левках, была вхожа в дом Купалы. Много лет работала директором детского дома в Дятлово. В День учителя наш дом был полон гостей — бабушкиных учеников. Она помнила всех воспитанников: одного женила, другого в армию провожала… Я, еще маленькая, затаив дыхание слушала школьные воспоминания. Теперь понимаю чувства моего ребенка, когда выпускники приходят к нам в гости.

Если перед тобой такие прекрасные примеры — учителей успешных, любящих и понимающих свое дело, то не задумываешься о минусах профессии.

— Какую роль в вашей судьбе сыграл конкурс «Учитель года»?

— Он дал мне очень много, это была хорошая профессиональная школа. Но, пожалуй, еще больше я получила от того марафона, который начался для меня после конкурса: все эти прошедшие три года заполнены бесконечной чередой открытых уроков, мастер-классов, семинаров, встреч с учителями. Некоторые из этих занятий проходили в спортивных и актовых залах, когда, например, перед тобой 7-8 детей и 80 педагогов, прибывших на шоу под названием «Учитель года». К тому же я попала в уникальное учительское братство финалистов конкурса — клуб «Хрустальный журавль». Учителя по всей стране уже хорошо наслышаны об этом клубе.

— Один из самых актуальных вопросов: как поднять авторитет учителя?

— Считаю, что учителя сами в первую очередь виноваты в том, что их авторитет недостаточно высок. На встречах с коллегами мы часто обсуждаем этот вопрос: престиж не падает сам, это мы его роняем, когда жалуемся на несчастную долю. Уверена, если каждый из нас будет выполнять свою работу качественно, если мы будем честны прежде всего перед собой, с детьми, то все встанет на свои места.

— Чем занимаетесь в свободное от школы время?

— У меня есть дом, сад, много цветов. Так что мой любимый отдых — «агроаэробика». А для того чтобы держать язык в форме, нужно путешествовать. Это еще одно мое увлечение. С удовольствием встречаюсь с друзьями, коллегами, езжу на конференции, а еще учусь… В прошлом году, например, в рамках программы «Песталоцци» была на семинаре в Париже, училась в Иерусалиме, представляла учительство Беларуси в Риге, Астане, Москве, Ереване. Жизнь бьет ключом, расслаб­ляться некогда.