Память

По законам войны

13-01-01-54Почему коренная москвичка Марина Дудковская ни на что не променяет Минск, и как на войне она нашла жизненное призвание, обрела семью

13-01-01-54Марина Дудковская (в девичестве Смирнова) родилась и выросла в Москве. В юности мечтала работать в авиации, поэтому и собралась поступать в соответствующий институт.

— В те годы (начало 1940-х) самыми престижными вузами в столице СССР были авиационный и медицинский, — вспоминает Марина Тимофеевна. — Поэтому и желающих учиться там было очень много. Я сдала экзамены, но по конкурсу не прошла. Тогда мне посоветовали отправиться в город Рыбинск, где также готовили специалистов для воздушного флота. В этот вуз меня зачислили.

Правда, в старинном городе Ярославской области учиться довелось недолго — началась война, население эвакуировали на восток.

13-01-02-54— Я решила вернуться в Москву, к родителям. Тем более что угроза оккупации столицы уже исчезла, — продолжает собеседница. — Беспокоило только одно: как выжить, поскольку я не работала, а значит, хлебная карточка, по которой мог­ла бы получать 300 граммов еды в день, не полагалась.

Помог случай. Отца девушки в это время уже демобилизовали — он получил серьезное ранение.

— Папа был большим любителем прессы! А в Москве в то время стояло множество стендов, где вывешивали газеты. Он ходил читать свежие новости в любую погоду. И однажды увидел, что начинается набор в юридический институт, о чем и рассказал мне. Правда, я тогда понятия не имела, чем занимаются эти специалисты.

Марина стала осваивать прокурорское дело, которое пришлось ей по душе.

— Учиться было одно удовольствие! Особенно после авиационного института, где приходилось штудировать технические дисциплины. А здесь такие интересные предметы! Неудивительно, что, когда пришло сообщение о возобновлении обучения в Рыбинске, я не поехала туда, а предпочла остаться в Москве.

Марине Тимофеевне было всего чуть более двадцати лет, когда она приехала в Белоруссию и получила здесь свою первую должность — исполняющей обязанности прокурора города Зельвы.

13-01-03-54Марине и ее однокурсникам не суждено было доучиться, поскольку везде не хватало квалифицированных кадров и на работу брали ребят прямо со студенческой скамьи. Так Марина Смирнова отправилась в прифронтовой город Ржев, где солдаты обороняли подступы к Москве.

— Вчерашних студентов на работу в прокуратуру брали неохотно, а уж тем более девушек, — объясняет собеседница. — Но на занятиях я зарекомендовала себя как прилежная ученица, поэтому получила должность помощника прокурора в Ржеве.

Работать приходилось в трудных условиях. Разумеется, о теплых кабинетах не могло быть и речи. Жили и трудились в землянках. Не было даже бумаги — протоколы допросов и судебных заседаний писали на газетах крупными буквами поверх напечатанного текста.

— Так прошел год. Вскоре освободили Крым, и мне предложили отправиться туда на работу. Вернулась в Москву. Пока ждала назначения на новую работу, наши войска продвинулись на запад, освобождали Белоруссию. Там потребовались специалисты, меня направили уже сюда. Помню, очень переживала, не хотелось покидать родные края.

Дорога от Москвы до Минска заняла две недели. Еще не было налажено транспортное сообщение для гражданских лиц, ехали по особому разрешению прокуратуры в военных эшелонах. Пересаживались с поезда на поезд, поскольку железную дорогу, составы постоянно бомбила немецкая авиация. Под одной из таких бомбардировок погибла попутчица Марины Тимофеевны, которую также направили на работу в Белоруссию.

Читайте также:  От прадедов нам честь досталась

— Очень долго стояли под Оршей, которую немцы бомбили по нескольку раз в день. Единственное, что радовало, — уже было тепло, мы могли спать прямо на земле.

13-01-04-54В Минск группа приехала раньше правительства, оно тогда находилось в Могилеве. Прибывшие увидели город в дыму и пыли, кругом — лишь развалины. Уцелели считанные здания, в том числе и Дом правительства.

Марина Дудковская получила медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне ­1941-1945 гг.». В прошлом году отпраздновала 90-летие.

Неделю пришлось там жить, спать на газетах, питаться как придется, с продовольствием в городе было напряженно.

— Распределили меня на работу в Зельву Барановичской области, — продолжает Марина Тимофеевна. — Правда, самой мне очень хотелось в Брест. Зельва после Москвы мне показалась обычной деревней, хотя были здесь и свои плюсы — населенный пункт не разрушен, а название должности, которую мне предстояло занять, звучало как исполняющий обязанности прокурора города.

Жить Смирнову устроили в семью к начальнику местной милиции. Когда девушка впервые увидела местные блюда, обомлела: тут и белый хлеб, и сало, и мед, и даже запеченный гусь! Есть очень хотелось, но старалась сдерживать себя и не набрасывалась на кушанья. Ведь как-никак из Москвы приехала!

Молодому сотруднику выделили кабинет, а когда люди узнали, что в городе появился представитель прокуратуры, буквально толпой повалили сюда с проблемами. Все хотели разрешить конфликты и споры, возникшие за время войны.

— Приходили преимущественно с житейскими вопросами. Например, кого-то немцы лишили имущества или передали его другому, и теперь истинные владельцы хотели вернуть принадлежащее им по праву. Оказалось, здесь был даже судья, назначенный самими жителями из числа партизан. Как-то раз даже предоставили «документ», им подписанный, со следующим текстом: «Отдай корову гражданину такому-то, а то худо будет. Нарсудья Кузьма». Местные люди совершенно не знали законов, поэтому было трудно.

Мечтой Марины Дудковской была авиация, но после того как она стала учиться на прокурора, поняла, что это ей гораздо интереснее.

Спустя время Смирнову направили на работу в Барановичи, а после повысили — приняли в областную прокуратуру, где Марина Тимофеевна познакомилась с будущим супругом. Свадьбу сыграли незадолго до окончания войны — в апреле.

— Он был заместителем прокурора области, единственным, кто имел здесь специальное образование. Правда, диплом в 1941-м так и не получил. Торжественное вручение документа было назначено на понедельник, 23 июня, а в воскресенье началась война.

Вместе с супругом всю жизнь посвятила работе в прокуратуре. Она — в должности помощника прокурора Минска, он — первым заместителем прокурора республики.

— Муж был очень привязан к Беларуси и не уехал отсюда, хоть и предлагали работу в Москве. Когда осталась одна, меня также звали вернуться на родину, но я решила остаться в Минске. Если в молодости ехала сюда с тяжелым сердцем, то сегодня люблю эту страну и ни на что бы ее не променяла. Да и Минск стал таким красивым европейским городом! Даже Париж не идет с ним в сравнение. Мне однажды довелось там побывать, я разочаровалась. Столица Беларуси куда более чистая и цивилизованная.