Память

Лесная быль

12-01-01-57«Надо жить» — фраза, которую повторяет на протяжении всей жизни ветеран войны Дмитрий Парфенович Шилов. Он считает, как бы тяжело ни было, нельзя сдаваться, надо терпеть, бороться и идти вперед

12-01-02-57За минуту до смерти

Родился Дмитрий Шилов в деревне Остравы Бешенковичского района Витебской области. Там и застала его война. Юноша хотел драться с оккупантами. Тем более что старший брат стал народным мстителем. Дмитрий постоянно просился в отряд. Но ему говорили: рано, мал еще. Диме тогда всего-то 15 стукнуло. Но он был настойчив и в 1942 году стал партизанским связным. Парень старательно исполнял все поручения, и вскоре ему доверяли более сложные задания.

Одно из них в июне 1943-го чуть не стоило ему жизни. Диму арестовали после попытки уговорить односельчанина-полицая перейти в партизанский отряд. Под конвоем юношу доставили в комендатуру в Бешенковичи. Два дня из него выбивали сведения о партизанах. Даже арестовали его мать, принесшую передачу в тюрьму. Угрожали ее казнить, если он не сдаст своих. Но юноша молчал. И его приговорили к смерти…

— Должны были расстрелять вместе с двумя другими партизанами на окраине Бешенковичей в лесу, — продолжает ветеран. — Посадили в машину и повезли к месту расправы. О бегстве нечего было и думать: с нами в кузове ехали шестеро во­оруженных автоматами полицаев. Нам даже не связали руки и ноги.

12-01-03-57В пути грузовик вдруг резко затормозил. Конвоиры выскочили из кузова. Из их криков понял, что машина сбила маленькую девочку, собиравшую васильки по краю поля. Не знаю, выжила девочка или нет, но она спасла жизнь мне. Палачи лишь на секунду отвлеклись, и я из кузова сиганул в рожь. Вслед загремели выстрелы, но повезло: все пули пролетели мимо.

Пока оккупанты и их пособники не опомнились, прибежал домой и увел семью в лес. Маму за день до моей казни отпустили. За мой побег могли всех расстрелять. Дом наш потом, вероятно в отместку, сожгли. Родители жили в землянке в лесу до окончания войны. Мы же с сестрой ушли в партизанский отряд.

Сейчас Дмитрию Парфеновичу 88 лет. У него пятеро детей, шестеро внуков и четверо правнуков. Каждый год в День Победы в его доме собирается большая и дружная семья. И все они знают историю о боевом пути ветерана.

12-01-04-57Последний рывок

Почти год Дмитрий Шилов был стрелком партизанской бригады П.И. Кириллова, базировавшейся в Полоцко-Лепельской партизанской зоне. Он участвовал в засадах, подрывах мостов, железнодорожных путей и других боевых операциях. Его сестра стала поваром и готовила вкусные блюда из всего, что удавалось добыть в лесу.

Особенно тяжело пришлось летом 1944 года, когда гитлеровцы проводили масштабную военную операцию против партизан. На народных мстителей бросили танки и авиацию, повсюду в лесах гремели бои.

— Наш отряд сильно потрепало, — вспоминает ветеран. — Отступали, отстреливаясь, все дальше в болота. Было много раненых, а припасы практически кончились. Решили разделиться и пробиваться маленькими группами — так больше шансов вырваться из смыкающегося кольца окружения.

Читайте также:  Хроника пылающей деревни

Дмитрий вместе с сестрой и шестью бойцами отправился к Березине. Шли скрытно по болоту лишь ранним утром и в сумерках. До реки дошли незамеченными. Вдоль Березины круглосуточно ходили немецкие патрули. Ночью попытались проскочить, но угодили под обстрел. Днем кое-как пробрались в прибрежный тростник.

— Спустились к воде и поняли, что самим реку не переплыть, — продолжает вспоминать Дмитрий Парфенович. — Затаились в зарослях. Мимо несколько раз прошли гитлеровцы, а потом рядом даже пристала лодка с ними. Мы сидели почти не дыша, и нас не заметили. Дождались, пока солдаты уйдут, захватили лодку и переправились на другой берег.

Спрятались в ближайшем лесу. Сил у бойцов маленького отряда практически не осталось. К тому же один из них заболел тифом.

Но всю усталость как рукой сняло, когда от первой встреченной ими местной жительницы узнали, что Красная Армия уже гонит оккупантов на запад и скоро возьмет Минск. Женщина привела их в ближайшую деревню, где располагались советские войска. Там за них взялась контрразведка. Перебираясь по рекам и болотам, Дмитрий Парфенович прятал выданные в отряде документы в шапке, чтобы не размокли. Увидев партизан, офицер отдал честь и распорядился, чтобы всем выдали белье, одежду и провели в баню.

— Там я выложил гранату, с которой год не расставался, — говорит ветеран. — Всегда носил ее во внутреннем кармане на экстренный случай. Уж лучше погибнуть, взорвав себя и врагов, чем сдаться в плен. Но когда было трудно и больно, повторял себе: «Надо жить» — и шел вперед.

В 1942 году стал партизанским связным. Парень старательно исполнял все поручения, и ему доверяли всё более сложные задания.

В атаку добровольцем

Дмитрий решил продолжить воевать, стал добровольцем. Его направили в годичную школу младших лейтенантов. Это была возможность поправить здоровье и улучшить военные навыки. Но курсантом пробыл недолго — выпросил направление на фронт. Вскоре Шилов уже сражался в Литве. Его назначили командиром отделения. Особенно запомнились ветерану бои за Кенигсберг.

— Помню, в одном из них сильно пострадал от осколков снаряда. Было одновременно несколько ранений. Самое опасное — осколок застрял в плече. Но с передовой не ушел, несколько дней воевал с открытыми ранами. Не мог бросить сослуживцев и уйти в санбат, довольствовался перевязкой в окопе.  Терпел и верил, что осталось недолго до победы, — говорит ветеран.

С этим осколком в плече живет и теперь. Он не согласился на операцию, при которой, возможно, пришлось бы ампутировать руку. На протяжении долгих лет боли от этого осколка напоминают Шилову об ужасах войны, которые пришлось пережить.

— Стрельба, огонь уже не снятся, — признается Дмитрий Парфенович. — А вот как голодали, не забывается. Бывает, вижу во сне, как едим с партизанами аир вприкуску с заячьей капустой…