Новость дня Память

Шагнули в историю

1 Сегодня 70 лет памятному событию – в Минске состоялся первый и единственный партизанский парад. Вспоминают его участники.

07-02
Вадим Борисович Желтиков

 Вадим Борисович Желтиков

Коренной минчанин. После окончания семилетки поступил в техникум связи. В июне 1941 года сдал предпоследнюю сессию. В воскресенье 22 июня собирался идти с друзьями на открытие Комсомольского озера. Как и многие горожане, участвовал в его создании, рыл котлован для искусственного водоема. Но — война.

— Конечно, сразу хотелось попасть в Красную Армию и отправиться гнать врага, — вспоминает ветеран. — В то время мы были уверены, что фашистов в ближайшее же время остановят и разобьют. А дальше наши танки поедут по Европе, как пелось в песнях. Но как мы ошибались!

Прошло всего два дня, и на Минск посыпались бомбы, а вскоре по мостовым загрохотали гусеницы вражеской бронетехники. Начались 1.100 дней оккупации. Вадим Борисович с мамой и сестрой тогда жил в доме на улице Папанина.

— Это была городская окраина, — говорит он. — Там чувствовали себя безопаснее, чем в центре. Первое время прятались от немцев, редко выходили на улицу. К осени пришлось начать поиски работы, чтобы можно было купить самое необходимое. Меняли вещи и одежду на еду, привозимую в Минск из Западной Белоруссии. До 1942 года о существовании минского подполья практически не знали. Все изменилось после того, как фашисты в мае казнили первых его руководителей. Это стало сигналом для создания новых групп сопротивления. Так возникла комсомольская ячейка, в которую вошли и мы с сестрой. Наша квартира стала перевалочной. Часто на ночь останавливались связные партизанских отрядов. Для них мы добывали всевозможные разведданные, документы, а также медикаменты. Организовывали их встречи с теми, кто мог уйти в партизанский отряд. Так продолжалось до зимы 1942 года. Первой в 3-ю минскую бригаду ушла
сестра. За ней стали следить, подозревая в связях с подпольем. В мае 1943 года вслед за ней ушел и я.
Почти год Вадим Желтиков провел в отряде. В июле 1944 года, когда Красная Армия теснила фашистов к границе, его бригада отправилась в столицу.
— В город вошли 8 июля, — продолжает ветеран. — Внешне он мало отличался от того, каким был перед моим уходом в партизаны — одни руины. По дорогам непрерывно шла техника, чеканили шаг красноармейцы. Много в Минске было и партизан. Небритые, в потрепанной одежде, с разнообразным оружием за плечами. Многие на лошадях. И с каждым днем их становилось все больше и больше. Собирались на парад.
— Ранним утром 16 июля наша бригада прибыла на построение на ипподром, — вспоминает Вадим Борисович. — Сейчас его нет. Располагался он в конце улицы Красноармейской, где построили гостиницу «Пекин». Там уже была установлена деревянная трибуна. Портреты вождей развесили. Первым с речью выступил довоенный председатель горсовета Бударин. Лишь потом слово взяли партизанские руководители — Пономаренко и Козлов. На трибуне было многолюдно — и госслужащие, и народные мстители, и красноармейцы, и делегаты из Горького. Затем стройными колоннами мы прошли по ипподрому. 30 тысяч партизан были там. Настоящая армия! С артиллерией, машинами, лошадьми. Шли мимо трибун, кричали «ура!». Почти 50 тысяч зрителей смотрели на нас. Казалось, на парад пришли все минчане, кто был в состоянии ходить. После парада двинулись в пункт сдачи оружия и получили медали «Партизану Отечественной войны». Там же проходило распределение на фронт или на работу. Посчитали, что я достаточно поучился в техникуме и умею работать со связью, и определили на мирную службу. Стал обслуживать телеграфную линию, довоенную Москва — Берлин.

Читайте также:  Королевский прием
Николай Иосифович Дудко
Николай Иосифович Дудко

 Николай Иосифович Дудко

В 1941 году родное село Николая Дудко — Лысовщина под Пуховичами — оказалось на оккупированной территории. Из местных жителей была создана подпольная группа. До марта 1943 года Николай Иосифович передавал разведданные, укрывал связных. А затем и сам ушел в отряд.

— Воевал в партизанской бригаде имени Чкалова, — говорит ветеран. — Отряд наш называли «архиповцами» — по фамилии командира. Летом 1944 года пошли слухи, что грядет масштабное наступление. К нему готовились. Такого результата операции «Багратион» не ждал никто. Думали, что придется с боями отвоевывать территории и удерживать их до подхода Красной Армии. Только вот так фрицам всыпали, что они бежали без оглядки. В отряде нашем в шутку говорили: что нам теперь — работы не будет?

Весть о том, что Минск взят, разлетелась с быстротой молнии. Уже на следующий день наши были в Лошице. Там нас и оставили прикрывать город со стороны Червеня.

Тогда же вышло распоряжение всем партизанским отрядам прибыть в Минск на расформирование. Заодно узнали и о предстоящем параде. Сразу стали готовиться к нему. Раздобыли ниток, пуговиц. Каждый партизан как мог восстанавливал свою боевую одежду. Начисто ее выстирали, сами вымылись в реке. До блеска начистили оружие. Даже немного потренировались ходить в колонне.

Утром 16 июля еще раз осмотрели форму и оружие и пошли по нынешней улице Маяковского к стадиону «Динамо». Шагали с песней, а рядом с нами шли минчане. Некоторые женщины еще на подходе к ипподрому пытались вручить нам цветы или что-то из продуктов. Прямо как освобождавшим 3 июля Минск красноармейцам.
Парад прошел на уровне. Затем организованной колонной двинулись к заводу имени Кирова. Там был пункт регистрации. Ведь парад — не только дань историческому событию, демонстрация роли партизанского движения в победе, но и расформирование отрядов, возможность провести учет бойцов. Все участники были зарегистрированы и распределены. Одни попали в действующую армию, другие — на новую работу по довоенной специальности. Я получил разрешение на поступление в институт физкультуры. Он как раз осенью должен был возобновить работу.

07-01 Партизанский парад состоялся в Минске 16 июля 1944 года на территории ипподрома. Первым с речью выступил довоенный председатель исполкома Минского горсовета Константин Бударин. Лишь потом слово взяли партизанские руководители — Пономаренко и Козлов.

Еще на подходе к ипподрому мирные жители дарили участникам парада цветы или что-то из продуктов. Прямо как освобождавшим 3 июля Минск красноармейцам.

За все время Великой Отечественной войны на территории БССР в партизанских отрядах сражались 370 тысяч человек, более 60 процентов страны было под их контролем. Они пустили под откос более 11 тысяч вражеских эшелонов и 34 бронепоезда, уничтожили 305 самолетов, 1.355 танков и бронемашин, 125 тысяч солдат и офицеров противника.