Как это было

С ходу взяли город Минск

11-01 Что объединяет танк-памятник у Дома Офицеров и пять улиц столицы?

11-01 У Дома офицеров на постаменте возвышается «тридцатьчетверка». На ее башне красуется гвардейское знамя и бортовой номер Л 145. На постаменте мемориальная плита с надписью: «Доблестным воинам 4-й гвардейской Минской Краснознаменной ордена Суворова II степени танковой бригаде 2-го гвардейского Тацинского Краснознаменного ордена Суворова II степени танкового корпуса, вступившим первыми в Минск 3 июля 1944 г. при освобождении его от немецко-фашистских захватчиков». Эта боевая машина — символ освобождения столицы. Имена героев того дня не забыты и увековечены в названиях улиц города. Вспомним о некоторых из них — от командующего фронтом до командира танкового взвода.

 

11-02 3-й Белорусский фронт. Командующий генерал армии Иван Черняховский
Советское командование планировало нанести главный удар летом 1944 года на белорусских землях. Гитлеровцы спешно укрепляли позиции в Украине. Именно там они ждали основного натиска советских войск, считая, что через белорусские болота развить успех не получится. Советские военачальники знали об этом и решили использовать эффект неожиданности. Во время Белорусской наступательной операции, как писал в своих мемуарах маршал Жуков, «предусматривалось нанесение трех мощных ударов:
— 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов в общем направлении на Вильнюс;
— 1-го Белорусского фронта — на Барановичи;
— 2-го Белорусского фронта во взаимодействии с левофланговой группировкой 3-го Белорусского фронта и правофланговой группировкой 1-го Белорусского фронта в общем направлении на Минск.
Ближайшей задачей 1-му Прибалтийскому и 3-му Белорусскому фронтам ставился разгром витебской группировки, ввод в прорыв танковых и механизированных войск и развитие главного удара на запад с охватом своей левофланговой группировкой борисовско-минской группы немецких войск.
1-му Белорусскому фронту ставилась задача разгромить жлобин-бобруйскую группировку и, введя в дело подвижные войска, развивать главный удар на Слуцк — Барановичи, охватывая частью сил с юга и юго-запада минскую группировку вражеских войск.
2-й Белорусский фронт должен был нанести удар на могилевско-минском направлении».
Наступать на Витебск и Оршу, а затем далее на Вильнюс было поручено самому молодому командующему фронтом в Красной Армии Ивану Черняховскому. Удар на столицу БССР должны были наносить войска 2-го Белорусского фронта. Именно его воины первыми должны были ворваться в Минск. Но не сложилось, лавры освободителя столицы достались войскам Черняховского.

11-03 4-я гвардейская танковая бригада. Командир бригады полковник Олег Лосик и командир танкового взвода младший лейтенант Дмитрий Фроликов
День освобождения Минска Олег Александрович помнил до малейших подробностей и охотно делился ими с журналистами. С самого начала операции «Багратион» маленькие солдатские хитрости и военное мастерство помогали танкистам поддерживать темп. Это и создание проходов в тыл немецкой обороны через казавшиеся непроходимыми оршанские болота, принятие местных жителей и партизан в строй в качестве проводников, решительность и ответственность. И готовность взять инициативу на себя, и в случае чего держать ответ перед командованием. Все это позволило танкам Лосика первыми выйти в район современного Уручья.

Зная, что впереди бои на столичных улицах, командир в числе первых послал в бой коренных минчан, которые знали город и помогали остальным ориентироваться на местности. Не забыл Олег Лосик и о разведке, в которую отправил танк с номером Л 145 под командованием младшего лейтенанта Дмитрия Фроликова. Именно он первым доложил по рации, что вступил в столицу Беларуси.

11-04 31-я армия. Командующий генерал-лейтенант Василий Глаголев
Войска левого крыла 3-го Белорусского фронта, куда входила 31-я армия, должны были фронтальным ударом разгромить соединения немецкой 4-й армии в районе Орши и овладеть городом. В последующем, введя в прорыв 5-ю гвардейскую танковую армию, развивать наступ­ление на борисовском направлении. Как вспоминал маршал Василевский, координировавший удары 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов, на оршанском направлении 11-я гвардейская и 31-я армии натолкнулись на исключительно развитую в инженерном и огневом отношении оборону сильной группировки противника. Здесь уже потерпели зимой неудачу войска Западного фронта. Теперь армии Галицкого и Глаголева, захватив 4-6 вражеских траншей, медленно продвигались вперед, стремясь добраться до второй полосы фашистской обороны.
5-я гвардейская танковая армия, опрокидывая врага, при активной помощи штурмовой и бомбардировочной авиации фронта к вечеру 26 июня овладела районным центром Толочин, выйдя в 50 км западнее Орши на Минскую автостраду. При дальнейшем выдвижении на Борисов армия встретила упорное сопротивление прибывшей из-под Ковеля 5-й танковой дивизии противника. Войска 11-й гвардейской и 31-й армий заканчивали преодоление обороны противника в районе Орши. К вечеру же 26 июня 2-й гвардейский танковый корпус также вышел на Минскую автомагистраль в 15 км западнее Орши. Успешное наступление под Оршей привело к тому, что часть немецких войск попала в окружение.
Путь танкам на столицу был расчищен.

11-05 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус. Командующий генерал-майор Алексей Бурдейный Маршал Василевский вспоминал:
— Второй вопрос, сильно тревоживший меня тогда: по-прежнему сравнительно невысокие темпы продвижения 5-й гвардейской танковой армии. При форсировании Березины на борисовском направлении эта армия оказалась на линии или даже позади не только 2-го гвардейского танкового корпуса, но и целого ряда соединений общевойсковых армий. 1 июля, чтобы разобраться в положении вещей на месте, мы с командующим фронтом выехали на Березину. Бег­лый осмотр местности между реками Бобр и Березина свидетельствовал о напряженнейших боях, которые пришлось выдержать здесь советским танкистам с 5-й танковой дивизией противника. Мосты у Борисова были разрушены. Но некоторые уже восстанавливались и позволяли переправлять даже тяжелые танки. Стрелковые дивизии 11-й гвардейской армии К.Н. Галицкого уже форсировали реку и вели бои километрах в 15 западнее. А 5-я гвардейская танковая армия, имея значительную часть танков на западном берегу, рассчитывала закончить переправу лишь в ночь на 2 июля и к исходу дня выйти к Острошицкому городку (18 км северо-восточнее Минска). Я поставил Ротмистрову задачу к исходу 2 июля освободить Минск, а Черняховский тут же организовал пропуск через мост танков и самоходных орудий танковой армии вне всякой очереди. Действительно, первыми в столицу Белоруссии 3 июля ворвались танкисты. Но то были воины не 5-й гвардейской танковой армии, а 2-го гвардейского танкового корпуса А.С. Бурдейного.

Такая судьба
В разное время все пятеро героев были увековечены в названиях минских улиц. Ведь у каждого из них своя судьба. До Дня Победы не дожили Дмитрий Фроликов и Иван Черняховский. Дмитрий Георгиевич погиб в Восточной Пруссии 2 февраля 1945 года, а Иван Данилович был смертельно ранен 18 февраля 1945 года в Польше. Всего два года после войны прожил Василий Васильевич. В 1946 году был назначен командующим ВДВ, затем были учения, на которых он скоропостижно скончался 21 сентября 1947 года. Олег Лосик и Алексей Бурдейный стали почетными минчанами, постоянно участвовали в праздничных мероприятиях города. Алексею Семеновичу выпала честь зажечь Вечный огонь на площади Победы. Дожил он до 21 апреля 1987 года. Последним из пятерки героев 20 августа 2012 года ушел из жизни Олег Александрович.