Культура

Адреса любви

04-01 Сегодня в Музее современного изобразительного искусства открывается персональная выставка Владимира Товстика «Человек и город», посвященная дню рождения Минска

04-01 Мастера изобразительных искусств, творцы не любят признавать, что они в долгу перед Минском, вскормившим и воспитавшим их. Все-таки мало у нас графических, живописных и скульптурных работ, посвященных городу. Столица так стремительно разрослась, что часть ее предместий, а то и целые улицы, например Замковая, так и ушли в прошлое, не запечатленные художественно.
Владимир Товстик — один из немногих, кто отдает долги и делает это по велению сердца. Из года в год он пишет красивые, слегка возвышенные «сочинения на тему Минска» — картины и гобелены. Они хорошо вписываются в интерьеры, становятся радушными домочадцами. Адреса, где они прописались, известны: ратуша, концертный зал «Верхний город», Музей истории Великой Отечественной войны, Нацио­нальная библиотека. Одна из работ не так давно украсила Дворец Независимости.
С помощью кисти Владимир Товстик рассказывает о взаимоотношениях человека и города. Именно так он назвал свою сегодняшнюю выставку, эмоцио­нальным ядром которой стало полотно «Минск 2012 года. День города». Сюжет навеян событиями двухлетней давности, когда у ратуши вспоминали «грозу 1812 года». Неожиданно сошлись века. А в итоге у художника произошел духовный диалог с пространством и историей страны. Это его излюбленный прием — отразить мир через собственную память, через свою эмоцию, свое восприятие событий. Получается с уклоном во фрагментарность, в коллаж — а именно так и выглядят в виртуальном пространстве наши чувства и мысли.
Придя на выставку, обратите внимание на картину «Воспоминание. Трамвай на Первомайской». Там, на улице Первомайской, живет мама художника, Вера Никитична Товстик. Ей 85 лет, теперь она очень редко выходит из дома. Картина отсылает к тому времени, когда мама была молодой, а будущий народный художник — юным. Вот его студенческая фотография в уголке, вписалась в силуэт города, над которым, как птица, летит с горки трамвай № 1…
Внутреннее зрение художника, его интеллект с каждым годом позволяют все глубже и точнее докапываться до главного в природе вещей. И тогда сквозь записанные слои краски мы тоже начинаем видеть на холсте то, что укрепляет нас в стремлении жить, любить, растить детей и целовать любимых…

04-02 Владимир Товстик:
«Я корневой минчанин»
— Да, я минчанин в третьем поколении. Бабушка и дедушка жили на улице Толс­того, которая не меняла своего названия с 1919 года, а до этого называлась Мало-Георгиевской. Дедушка водил паровозы. Хорошо помню бабушку, она рассказывала, как работала на Евстафия Любанского — владельца Лошицкой усадьбы. Одно из ярких ее воспоминаний — 1939 год, воссоединение с Западной Белоруссией. В Польшу уезжало семейство Радзивиллов, некоторое время их вагоны стояли на путях, в тупике. И вся улица Толстого бегала туда, чтобы увидеть магнатов Несвижа — для советских людей это было в диковинку. Бабушкин рассказ спустя много лет отозвался во мне, и я написал картину — парадный портрет Николая Радзивилла Сиротки. Сейчас портрет находится в несвижской ратуше.
Еще из воспоминаний мамы и бабушки — оккупированный Минск. После того как в сентябре 1943 года подпольщики казнили гауляйтера Кубе, фашисты хватали горожан для расстрела. Дошли до улицы Толстого и… остановились. Наверное, тюрьма оказалась переполнена. Я всегда помню о том, что меня могло и не быть.
После войны мама вышла замуж за военного. Вот репродукция моей картины «В городском саду играет городской оркестр…» — оригинал находится в НХМ. Среди персонажей на полотне — мама и папа. Они познакомились на танцах в парке Горького. Мне всегда казалось, что и я там был, в этой атмосфере послевоенной радости.
…Я не всегда знаю, что перейдет на холст из эмоциональной и генетической кладовой моей памяти. Проницательный зритель за холстами всегда видит автора и оценивает его. Это самая важная для меня оценка.