Человек и его дело

Вокал в полную ногу

13-01 На вопрос, может ли юная девушка полюбить старика, коллега ответила однозначно: «Нет». Мюзикл «Софья Гольшанская» — о любви юной княжны и старого короля — она не смотрела

13-01 А я на спектакль пошла. Хотелось понять: действительно ли любовь зла, или княжной двигали какие-то свои, возможно, корыстные побуждения? Конечно, главной целью похода в театр, как всегда, было насладиться хорошими музыкой, вокалом и игрой актеров. В новом мюзикле Белорусского государственного академического музыкального театра «Софья Гольшанская» этого в избытке.
НЕравный брак
Что в жизни заставило юную Софью выйти замуж за человека, который как минимум в четыре раза ее старше, теперь сказать трудно. А вот по версии создателей постановки польский король Ягайло еще вовсе не старик. Стройный, подвижный, моложавый, полный сил, достоинства и страсти. Именно такой образ сумел создать актер театра лауреат международных конкурсов Виктор Циркунович. Как же княжне было не влюбиться?
…Артист сыграл не один десяток ролей. Мне удалось посмотреть не все работы, но то, что видела, понравилось. Захотелось узнать о его творчестве больше. И вот встреча с актером состоялась.
— Почему в мюзикле Ягайло — молодой? Ведь это противоречит историческим данным…
— Для меня эта роль очень серьезная. Да, Ягайло был значительно старше. Но музыкальный материал написан не для старца. К примеру, там есть элементы рока. Чтобы сблизить музыку с образом, создатели спектакля приблизили возраст персонажа к 50 годам.
— Вас совсем не старили?
— Нет, немножко добавили морщин, мешков под глазами. И никого загара — как-никак голубая кровь. Лицо должно быть строгим и величественным…
Забыв, что передо мной не Его королевское величество, а актер, не удерживаюсь от вопроса:
— Почему, казалось бы, умуд­ренный жизнью король поверил наговорам на Софью?
— У ревности нет возраста. Я тоже бываю ревнивым, — с улыбкой признается собеседник. — Правда, нечасто. Мой зодиакальный знак — Весы. Вспылю — и тут же проходит…
— И людей легко прощаете?
— Зла не держу. Либо быстро забываю плохое, либо вообще вычеркиваю того человека из своей жизни. Сделал гадость, ну и живи с этим. Однако всегда стараюсь поступок проанализировать и если не оправдать, то хотя бы понять. Ведь кроме черного и белого в любом из нас много полутонов. Еще неизвестно, как бы сам поступил на его месте.
— Что для вас самое трудное в подготовке роли?
— Заучивать текст.
13-02 НЕжданное призвание
Учить что-то наизусть для Виктора с детства было занятием нелюбимым. Непоседа предпочитал бегать по улице, играть с друзьями в футбол. Когда оканчивал школу, хотел выбрать такую профессию, чтобы при обучении как можно меньше пришлось зубрить.
— Молодежь в то время торговала, «челноки» ездили в Польшу, что-то привозили, перепродавали на рынке, открывали свой бизнес, — говорит собеседник. — Меня это не грело. Что выбрать? За плечами уже была музыкальная школа по классу баяна. Поехал в Гродно, поступил в музыкально-педагогическое училище.
— Вокальные данные к этому времени уже проявились?
— По материнской линии вся родня поющая. Но я до поры до времени певцом себя не видел. Это уже в училище педагог по вокалу Жанна Сушеня посоветовала съездить в Минск на прослушивание. Поехал. Послушала меня Тамара Нижникова и сказала: «Хороший голос, стоит учиться». Вот тебе на! Еще 7 лет зубрежки? Карма какая-то…
Однако в Белорусскую государственную академию музыки Виктор все же поступил. Судьба, что ли, вела? Занимался у народного артиста СССР Аркадия Савченко. В 2002 году, уже оканчивая вуз, прошел прослушивание в Музыкальном театре. Тогдашнему худруку Алексею Исаеву и комиссии молодой человек понравился. В сентябре его приняли в театр. А перед этим Виктор успел поучаствовать в международном конкурсе молодых оперных исполнителей «Соловьи­ная ярмарка» в Донецке и стать лауреатом.
— Моя первая работа в театре — роль Макарова в спектакле «Юнона» и «Авось». Совсем небольшая. На сцене пробыл считанные минуты. Вторая, ведущая, — в сказке «Стойкий оловянный солдатик». Весь спектакль перед зрителями. Волновался, вначале бил мандраж. Перед детьми вообще сложно выступать. Надо быть предельно искренним. К примеру, в «Докторе Айболите» играю Бармалея. И на утверждение Айболита, что добро все побеждает, возражаю: «Что же оно так побеждает, что никак не может победить? Значит, зло непобедимо?» И дети возмущенно протестуют: «Нет, нет!» Но есть и такие, которым Бармалей симпатичен. После спектакля несут на сцену шоколадки, мандаринки, конфеты. Это их оценка.
— В актерской среде есть завистники?
— Сам никому не завидую. А другим советую: «Иди попробуй спой или станцуй лучше».
НЕспетая песня
— Какие роли вам ближе?
— Характерные, они дают возможность развить актерский потенциал. Для меня играть только положительных героев — это скучно.
— Шустов в «Голубой камее» — сплошные темные мысли, эмоции, зависть. Была ли эта роль сложной для вас?
— У актеров считается, что сыграть отрицательную роль гораз­до легче, чем положительную. Текст сам за себя говорит, можно голосом особо и не выражать. И так понятно, когда Шустов лжет или лицемерит. Это легче, чем в любви признаться. Чуть ярче подал ноту — и появляется впечатление неискренности. Мне интересны неординарные характеры, пусть даже в эпизодах. Вышел на сцену всего на несколько минут и так ярко отыграл, что зритель и оценит, и надолго запомнит. По крайней мере, стремлюсь к этому.
— Как в спектаклях удается совмещать пение, диалоги и движения? И опять же, вам снова приходится учить наизусть тексты…
— Когда понимаешь, с чем ты вышел на сцену и почему исполняешь именно эту песню — один или дуэтом, тогда и запомнить, и совместить все проще. На репетициях надо работать на всю катушку. Как в актерской среде говорят, и петь, и танцевать в полную ногу. Тогда легко на спектаклях.
— Вы уже и в кино успели себя попробовать?
— В трех фильмах. Роли, правда, небольшие, но сам процесс мне понравился.
— Волнуетесь перед спектак­лем?
— Да. Есть даже свой ритуал. Трижды крещусь и говорю: «Господи, помоги!» И сразу уверенность появляется.
— Курьезы на сцене случались?
— Давали на выезде спектакль «Подлинная история поручика Ржевского». Зал там маленький, оркестр не посадишь, сделали фонограмму музыки. И вот начался эпизод с баней. Мы сидим в бочке с поручиком Ржевским, паримся. И должны исполнять песню о местных природных красотах, о родине. Включают фонограмму музыки, а она совсем не та, что нам нужна. Что делать? Сидим, смотрим друг на друга. На ходу придумываем диалог:
— Эх, что-то полковник задерживается. Видать, он в баню не собирался…
— Полковник на что-то намекал, может, выпить нам чего?
А музыку то запускают, то выключают. Из-за кулис уже шепчут: «Ребята, отползайте, хватит!» Снова включают не ту фонограмму, и под нее нас уволакивают вместе с бочкой. А зрители ничего не подозревают: ну посидели в бане мужики, пива попили, что ж тут такого?
— У вас нынче юбилей. Есть такая примета: мужчине сороковой день рождения отмечать нельзя. А вы будете?
— Нет, не буду. Зачем мне играть с богом? Я замечательно отметил свои 39 лет и сказал всем: ждите теперь 6 лет — до 45.

У Виктора Циркуновича огромный концертный репертуар. На сценических площадках города и страны он исполняет популярную классику, эстрадные хиты, песни военных лет.