Далекое-близкое

Тили-тили тесто

 Как менялась свадебная мода, и что нового принес женихам и невестам XXI век 

Осень у наших предков была самой горячей свадебной порой. Урожай собран, до поста еще далеко — можно закатить пир на весь мир. Считалось, что лучше всего жениться в сентябре. Это обещало долгую, счастливую и размеренную семейную жизнь. Вот и в минских загсах в сентябрьские пятницы и субботы не стихают звуки марша Мендельсона и крики «горько!». Стало хорошей традицией регистрировать брак в День города. Завтра девять пар свяжут себя семейными узами в стенах концертного зала «Верхний город».

12-01
Галина Мешкова: «Белое платье пришло в свадебную моду относительно недавно»

Что в куфаре?

Современные невесты словно соревнуются, чей наряд пышнее или оригинальнее. А фантазия дизайнеров не знает границ: подвенечное платье украшают даже фрагментами произведений великих художников и композиторов! А в каких нарядах выходили замуж наши прабабушки?
— Прежде чем выйти замуж, девушки должны были немало потрудиться, так как женский костюм обычно создавался с большой фантазией и мастерством. Одежду выполняли из домотканых льняных и шерстяных полотен, — рассказывает Галина Мешкова, историк белорусской моды, кандидат искусствоведения, доцент кафедры костюма и текстиля факультета дизайна Белорусской академии искусств. — Будущей невесте надо было собрать целый куфар приданого: сорочка, андарак (юбка), фартук, корсет, головной убор, пояс и многое другое. Она должна была соткать и сшить себе наряд, вышить сорочку мужу и соткать поя­са ему и себе, а также приготовить подарки его родне. Костюм невесты имел национальный колорит и включал белую льняную сорочку, вышитую красным орнаментом, юбку в клетку или полоску в красном, сине-зеленом и серебристо-белом колорите. Дополняла наряд безрукавка с застежкой на пуговицы или крючки (гарсет), которую украшали нашивками из лент, тесемок, пуговиц. Фартук соответствовал решению рубашки и гармонировал с ней. Его украшали орнаментом, кружевами и бахромой. До замужества девушки носили одну или две косы с вплетенными лентами, венки, а также скиндочку-рушничок — повязку наподобие узких полотенец. Свадебным головным убором были различные венки, богато декорированные искусственными цветами или букетиком живых растений, кружевами, узкими оборочками. Главным украшением головного убора невесты была фата. Замужние женщины старательно прятали волосы под традиционный головной убор — намитку. Перед завиванием намитки расплетенную косу собирали в пучок на макушке и накручивали на каркасное кольцо. На него надевали чепец. Затем брали кусок белого тончайшего льна длиной около 4-6 метров и шириной до 30-60 сантиметров и завивали его на голове особым способом.
В холодную погоду неотъемлемым компонентом свадебного убранства были свитка или кожушок, которые украшались шнуром, аппликацией из бархата, цветного сукна и вышивкой.
Жених также надевал традиционный костюм. Это белая рубашка с вышивкой по горловине, воротнику, на груди и рукавах. Особое внимание обращали на украшение рукавов и магическую силу красного ромбического орнамента, который как в женской, так и в мужской одежде оберегал от злых духов, придавал мощь и силу в работе. Рубашка надевалась на штаны (портки) и подвязывалась ярким домо­тканым поясом. Дополняла костюм безрукавка. Головной убор надевался по сезону — из соломки, войлока, меха и ткани.

Российский историк моды Александр Васильев в своей книге «Судьбы моды» пишет, что белые свадебные платья появились во времена Наполеона. Во все другие века венчались в церкви просто в лучшем платье зеленого, голубого, сиреневого цветов. Первым знаменитым нарядом белого цвета стало платье принцессы Мюрат, супруги сподвижника Наполеона. Именно в нем она появилась перед женихом. Триумф стиля ампир наблюдается в свадебной моде с 1990-х. Платье наполеоновской эпохи, делающее всех дам стройными, не сдает своих позиций и сегодня.

12-02
Свадебный каравай словно из сказки про царевну-лягушку

А невеста-то ненастоящая!

— На протяжении прошлого века в комплексе традиционной одежды белорусов произо­шли существенные изменения. Так, уже в начале ХХ века традиционный свадебный костюм невесты начал постепенно уступать место белому длинному платью, только в сельской местности Полесья он бытовал почти до 1960-х годов, — продолжает модную тему преподаватель Минского лингвистического университета, кандидат филологических наук Ольга Изотова.
Педагог защитила кандидатскую по теме «Сімволіка вясельнага абрадава-паэтычнага комплексу беларусаў» и о свадебных традициях белорусов знает немало.
У наших предков существовал обряд — на второй день свадьбы мать жениха или сваха снимала с головы невесты венок и завивала намитку. Церемония сопровождалась песнопениями. Такая традиция сохранилась в белорусских деревнях и в наше время. Правда, сложная намитка уступила место платку.
— В последние годы перемена головного убора невесты с девичьего на женский закрепляется и в городах, что подтвердил почти каждый второй респондент-минчанин, участвовавший в нашем исследовании, — отмечает Ольга Изотова. — Вторую жизнь обрели на свадьбе шуточные переодевания, но символическое значение их изменилось. Если раньше одной из главных функций был оберег (желание обмануть злые силы, отвести внимание от молодых), то сегодня переодевания выполняют прежде всего развлекательную функцию.
Действующие лица современной свадьбы — это подставная невеста, а иногда и жених, которые занимают за столом место настоящих молодых и требуют выкуп, а также «цыгане», свидетели, сваты, дед и баба, нищие, доктор, священник, почтальон, офицер, погорельцы. В числе современных персонажей — ненастоящие звезды эстрады, ведущие известных телепрограмм.
Среди свадебных инноваций нельзя обойти вниманием обычай бросать букет невесты. Считается, что девушка, которая его поймает, быстрее всех пойдет замуж.

Вместе с тем отношение к новой обрядовой прак­тике не всегда положительное. Так, согласно распространенным представлениям, букет молодой символизирует любовь мужа, поэтому цветы, которые подарил жених, бросать нельзя. Обычно невеста использует для этой цели букет, который она получила от гостей.

Шотландскому писателю Вальтеру Скотту удалось убедить тысячи, если не сотни тысяч, людей на Земле, что невеста по средневековой традиции должна быть в уборе из цветов апельсина. Их назвали fleur d’orange. Но апельсиновые деревья цветут только раз в году, а невесты выходят замуж в любом месяце, поэтому цветы апельсина стали делать из ваты и воска.

13-01
Спустя полвека Гавриловы снова пришли в загс

Алые паруса Гавриловых
Она, как Ассоль, ждала своего Грея. И он приплыл к ней… с океанских просторов

Анна Федоровна и Анатолий Иванович Гавриловы в августе этого года отметили золотую свадьбу.
Толя служил на Тихоокеанском флоте, через год получил отпуск и поехал на свадьбу к родственникам в деревню Даниловичи. Там и встретил свою Анюту. Общались не более часа, но завязалась перепис­ка. Так начался их роман в письмах. В 1963 году после демобилизации парень поступил в Одесское мореходное училище.

Встречались дважды в год! А 23 августа 1964 года поженились в Минске.
— Свадьба у нас была скромная, — вспоминает Анна Федоровна. — На мне было простое белое льняное платье с белорусским орнаментом на кармашке, чехословацкие туфли-лодочки. Толя в загс пришел в форме курсанта мореходного училища. Обручальными кольцами не обменивались — их тогда было не достать. Стол накрыли в десятиметровой комнате на улице Харьковской, где жили мы с мамой. Было около десятка родственников.
И снова разлука. Он — в Одессе, она — в белорусской столице. В 1965-м Анатолий перевелся в минский радиотехникум, в этом же году родился старший сын Гавриловых, а через семь лет — младший.
Супруги много лет трудились на благо Минска, растили сыновей и берегли друг друга. У Гавриловых трое внуков и один правнук.
— В семейной жизни важно уметь слушать и слышать другого, — считают золотые юбиляры. — Делить пополам радости и горести.

13-02
Четверть века спустя (вместе с сыновьями)

 В шесть вечера у загса

Для многих молодоженов 1980-х слово «счастье» имело второе значение.

Наталья и Сергей Марковские поженились через полгода после знакомства. А встретились, как и Гавриловы, на свадьбе у друзей. Так совпало, что замуж Наталья вышла на следующий день после своего дня рождения — 26 августа 1989 года.
Выбор свадебных нарядов в конце 1980-х был невелик, вспоминает собеседница. Капроновые платья на обручах можно было купить на Комаровке. Но Наталье эти «свадебные торты» не нравились. Второй вариант — салон «Счастье» в жилом районе Восток. Это сейчас там обычный торговый центр, а раньше здесь продавали все для новобрачных — от платьев и костюмов до ковров, постельных принадлежностей и прочего дефицитного тогда приданого. В загсе жениху и невесте выдавали талоны на покупки в этом салоне. Некоторые пары подавали документы фиктивно, чтобы получить заветные квитки.
— За ГДРовское платье из гипюра я отдала 120 советских руб­лей — свою зарплату воспитателя детского сада. Там же купили белые туфельки и костюм жениху, — продолжает Наталья. — Моя мама закупила подарки для всех близких родственников Сергея: свекрови и бабушкам — отрезы на платье, свекру — наручные часы. Конечно, проводили на нашей свадьбе обряды — выкуп невесты и ее похищение. Эти традиции и сейчас сохранились, хотя молодые все чаще склоняются к западным веяниям.
Поначалу жених поскупился, и ему предложили другую невесту — нарядили Наташину бабушку. Пришлось раскошеливаться на настоящую. Крестный отец трижды обвел ее с иконой вокруг стола, и только потом девушка вышла из дома. Когда молодые вернулись из загса, родители обсыпали их зерном — чтобы богатыми были, встречали хлебом-солью.
Свадьбу сыграли в заводской столовой, музыкальное сопровождение обеспечивал инструментальный ансамбль. Тамады не было. Заправляли всем сваты. Несмотря на дефицит, стол организовали изобильный, гуляли два дня. Большинство гостей подарили молодым деньги. Также новобрачные получили сервиз, двуспальное одеяло, постельное белье.
Недавно Марковские отметили серебряную свадьбу. Муж приготовил для Натальи сюрприз.
— Организовал все втайне от меня, — продолжает Наталья. — Накануне утром Сережа сказал, что будет ждать меня возле нашего загса в день свадьбы в шесть часов вечера. Я думала: встретимся там и пойдем в кафе. Но супруг снова повел меня в ­загс! Здесь присутствовали и наши сыновья. Церемония растрогала до слез. Спасибо ­Сергею за этот чудесный праздник. Как прожить в согласии четверть века? Важно уметь прощать. Не заострять внимание на недостатках, иногда промолчать и не скупиться на похвалу.

13-03
История их семьи только начинается

Город благословил

Этой влюбленной паре еще предстоит съесть свой пуд соли.

Олеся Чернякова и Денис Тетерский оказались в числе женихов и невест, которые станут новобрачными в День города в КЗ «Верхний город». Ребята прос­то светятся от счастья.
— Это неожиданно для нас, как сектор «приз» на «Поле чудес», — улыбается Денис.
Молодые люди познакомились год назад в театре им. Я. Купалы. Шутят, что театр начинается с вешалки, а их история — с теат­рального вестибюля.
Невеста выбрала бежевое свадебное платье — не пышное, но длинное, с фатой. Денис наденет костюм синего цвета.
— Конечно, на нашей свадьбе будут и народные традиции. Куда же без выкупа невесты! — смеются влюбленные. — Только все пройдет в упрощенной форме и в ускоренном режиме. Иначе нашим гостям придется вставать засветло. Ведь на регистрацию брака нужно прибыть в 11.30. А для свадебного застолья мы арендовали кафе комплекса «Минск-Арена».
По мнению будущих новобрачных, семью помимо любви скреп­ляют взаимопонимание и доверие, поддержка и забота.
К слову, день бракосочетания считается зеленой свадьбой. Его символ — миртовый венок, ведь зеленая свадьба подобна весенней молодой веточке, в которой зарождается новая жизнь. А дальше, словно листки календаря, сменят друг друга ситцевая, бумажная, кожаная, льняная, деревянная, чугунная, медная, жестяная, фаянсовая, розовая свадьба… Супругам еще предстоит выковать свое счастье и покрыть его сначала серебром, потом золотом, а если судьба подарит долголетие, то и украсить бриллиантами.