Образование

Длинный день

07-01 Почему группы продленного дня открыты не для всех школьников?

07-01 Первые учебные недели выдались непростыми для начальных классов некоторых минских школ: пока руководители учреждений образования ищут помещения для организации групп продленного дня (ГПД), а также педагогов, согласных в них работать, родители сражаются за место в продленке либо подыскивают альтернативные варианты — с кем оставить ребенка после занятий.
— В этом году мой старший сын пошел в первый класс 59-й школы, что на улице Лидской в Каменной Горке, — рассказывает одна из мам. — В параллели 16 классов! Правда, нам объяснили, что такое явление временное: половина ребят перейдет в школу № 56, которую скоро достроят. Сейчас в продленку из каждого класса численностью 25 человек берут только 15 учеников. Родителей, которые не успевают забирать детей из школы, попросили принести справки, подтверждающие, что они работают. Я, к примеру, работаю два дня через два и кроме сына воспитываю еще двух дошколят.
Другая мама, также обратившаяся в редакцию, жалуется на похожую ситуацию:
— Иногда просто до абсурда доходит! За школьниками, не попавшими в продленку, присматривает учитель начальных классов, пока проверяет тетради учеников.
А вот директор гимназии № 11 (Первомайский район) Ольга Бойко знает об этой проблеме только по рассказам коллег из других учебных учреждений.
— Вопросов с группами продленного дня у нас нет, — замечает Ольга Леонидовна. — Всем желающим мест хватило, вакансии воспитателей заполнены. Подбор кадров входит в обязанность администрации, летом мы активно искали квалифицированных специалистов.
— В нашей школе мест в ГПД хватило всем желающим, а воспитателей достаточно, — отмечает и учитель начальных классов СШ № 159 (Фрунзенский район) Елена Семеновна. — В учреждении хороший психологический климат, а значит, люди стремятся сохранить свое рабочее место. Единственная, на мой взгляд, несправедливость заключается в том, что часы работы в ГПД учителям оплачиваются по минимуму: учительские категории в продленках не засчитываются, необходимо иметь категорию воспитателя. Но ведь классные руководители тоже занимаются воспитательной работой! Тем не менее, чтобы получать нормальную зарплату, нам приходится проходить дополнительную аттес­тацию. Поэтому некоторые учителя и не стремятся работать в группах продленного дня.
Специалист отдела дошкольного и общего среднего образования комитета по образованию Мингорисполкома Ольга Кондратьева прокомментировала ситуацию следующим образом:
— Работа групп продленного дня регламентируется постановлением Министерства образования Республики Беларусь от 28 июля 2011 года. Согласно ему, решение об открытии ГПД принимает управление образования, спорта и туризма администрации района. Сколько групп нужно открыть, определяют сами школы, исходя из имеющихся возможностей (материально-технической базы, обеспеченности кадрами) и количества заявлений, поданных родителями учеников.
Однако сегодня мы столкнулись с тем, что некоторые учебные заведения не могут предоставить места в группах продленного дня всем желающим. Особенно актуальна эта проблема для районов-новостроек, где строительство школ не успевает за темпами возведения жилья. Нередко в учреждении, рассчитанном на 800 учеников, обучаются 1.200. Кроме того, во второй половине дня действуют факультативы, под них тоже отводятся кабинеты. Понятно, что помещения в таких школах задействованы максимально. Нехватка кадров тоже кое-где дает о себе знать.
Иногда родители пишут заявление по принципу «авось пригодится». Ребенок получает место в группе и не приходит, а кто-то другой — возможно, более нуждающийся — остается без присмотра. В течение первого месяца учебы такие моменты, как правило, регулируются, и места в ГПД получают если не все желающие, то остро нуждающиеся — уж точно. А вот определить их предстоит учреж­дениям образования.
Подчеркну, что группы продленного дня создаются в целях оказания помощи родителям, решение проблемы необходимо искать всем участникам образовательного процесса. Почему, к примеру, мы не говорим о том, что мамы могут кооперироваться и по очереди забирать детей из школы? Нигде не прописано, что школа должна создавать ГПД в обязательном порядке.

Екатерина Циркун:
— В 80-е годы прошлого века продленка в нашей школе существовала с 1-го по 7-й классы. Что это давало детям? На мой взгляд, ничего. В то время ребятню отдавали в ближайшую к дому школу: автомобилей в городе было немного, путь домой был безопасен даже для первоклассников, гордо носивших на шее ключ от квартиры на ленточке. Но в продленке со школьниками тогда работали не воспитатели, а учителя. Поэтому часы после уроков превращались в своеобразный факультатив по коллективной подготовке домашнего задания: один решает задачу у доски, остальные списывают в тетради. Издерж­ки такой подготовки становились очевидны, когда в учебной программе появлялись сложные предметы — физика, химия и другие. Продленку преподаватели этих дисциплин не вели, учителя-филологи помочь не могли, а навыки самостоятельной работы у школьников, привыкших к коллективной работе над домашними заданиями, отсутствовали. В итоге вся параллель на переменках списывала «домашку» у тех, кто занимался дома.
Тем не менее не осуждаю родителей, бьющихся сегодня за места в группах продленного дня, потому что понимаю, как сложен для нынешнего ученика путь домой. Дворы сейчас — как проспекты, количество неадекватных граждан зашкаливает… И для взрослых важно, чтобы чадо находилось под присмотром, хотя воспитатели честно предупреждают о низком качестве подготовки уроков в «продленочном» шуме-гаме. Я тоже не исключение: все годы начальной школы оставляла ребенка в продленке, пусть и на неполный день. В обеденный перерыв срывалась с работы и бежала в школу, благо от офиса она находится недалеко. Зато домашнее задание дочка делала в тишине и самостоятельно.

Работа групп продленного дня регламентируется постановлением Министерства образования Республики Беларусь от 28 июля 2011 года. Согласно ему, решение об открытии ГПД принимает управление образования, спорта и туризма администрации района. Сколько групп нужно открыть, определяют сами школы, исходя из имеющихся возможностей (материально-технической базы, обеспеченности кадрами) и количества заявлений, поданных родителями учеников.