Как это было

Не студенты, а клад

11-01 Где и при каких обстоятельствах 35 лет назад был найден Вищинский денежно-вещевой клад? И при чем тут плач бабы Галоски, просьба-пророчество и новая местная легенда?

Об этом говорим с участницей тех событий кандидатом исторических наук, доцентом кафедры археологии и специальных исторических дисцип­лин исторического факультета БГУ Аллой Вагановой.
Замок над Днепром
11-01 В 1976 году профессор Эдуард Загорульский впервые со студентами истфака отправился на раскопки Вищинского замка. Он расположен на высоком берегу Днепра между деревнями Вищин и Кистени Рогачевского района Гомельской области. Археологи исследовали этот памятник на протяжении 10 лет.
— Маленькое чудо произошло в 1979 году, — рассказывает Алла Николаевна. — Тогда я была одним из руководителей археологической прак­тики студентов истфака БГУ. Работы шли по плану, без проблем. Местные жители хорошо знали нас, мы ведь уже четвертый год подряд приезжали туда. Они часто приходили на раскоп, интересовались находками. Сам замок — уникальный памятник древнерусского периода. Он существовал с начала XII века, а в середине XIII был уничтожен — сожжен. Поэтому на этой территории нет смешения построек и артефактов различных исторических эпох.
Этот феодальный замок был хорошо защищен. С одной стороны его прикрывал высокий берег Днепра, с остальных — три мощных земляных вала. В замке жили сам владелец с семьей, дружина, ремес­ленники. Во время раскопок удалось обнаружить множество хозяйственно-бытовых предметов (ножи, иглы, топорища и т. д.), оружие (наконечники стрел и копий, шпоры, элементы доспехов), украшения. Были проведены исследования того, что осталось от построек, обнаружена и ювелирная мастерская, изучено устройство оборонительных укреплений. Материалы раскопок дают представление о том, как и чем жил раннефеодальный замок.
— В том году студентам выпала нелегкая миссия, — продолжает Алла Ваганова. — Предстояло изучить мощный внутренний оборонительный вал. Как оказалось, он состоит из трех уровней. Первой шла четырехметровая глиняная насыпь, на нее были уложены крупные валуны, а затем сами деревянные стены замка.
Хотя, судя по современному внешнему виду, этого не скажешь. За прошедшие 700 лет сооружение стало ниже — вокруг и внутри замчища возделывались поля.
Сенсация!
11-02 — Клад был найден 24 июля 1979 года, — вспоминает Алла Николаевна. — За день до этого нас, руководителей практики, пригласили к себе местные жители на званый ужин. Угощали своим деликатесом — свежей днепровской рыбой. Ее сразу разделали на филе и слегка присыпали солью. Это чем-то напоминает нынешние суши. Для них это привычная пища. Но не для столичного жителя… Да и зной в те дни был ужасный. На раскопе не­где укрыться от палящего солнца, хочется поскорее закончить работу и вернуться в палатку полежать. Эдуард Михайлович Загорульский и группа студентов остались в лагере мыть и инвентаризировать находки. Я была на раскопе. Тут подошли две студентки и попросили перевести их с вала, где камни и окаменевшая глина, на более легкий участок. Время близилось к обеду, заниматься рокировкой не было особой необходимости.
— Поработайте там еще немного, — сказала им. И добавила в шутку: — Еще и клад найдете!
Девушки вернулись на вал и принялись за дело. Через минут пятнадцать слышу возглас: «Алла Николаевна, тут что-то металлическое!» Подошла ближе и… потеряла дар речи. Из глины виднелось ушко от колта — женского древнерусского украшения. Про недомогание забыла в момент. Наверное, перегнала бы Юлию Нестеренко (чемпионка летних Олимпийских игр — 2004 в беге на 100 метров) на дистанции раскоп — полевой лагерь. Прибежала к Эдуарду Михайловичу, показываю колт. Через пять минут все уже были на раскопе. Аккуратно зачистили площадь вокруг места находки, и нашим глазам открылась удивительная картина. Серебряные с позолотой украшения, платежные слитки — гривны, тоже из серебра! Все это было завернуто в истлевшую ткань и лежало на глубине всего-то 18 сантимет­ров от поверхности!
Долго очищали клад от земли. В прямом смысле сдували пылинки — парни ложились на живот и дули на него изо всей силы. Приспособили велосипедный насос, чтобы эффективнее было. Никакими другими инструментами тогда работать было нельзя, даже зубными щетками и жесткими кисточками. Почти целый день ушел на очистку клада.
Вечером, когда страсти немного улеглись, студенты и ученые-археологи собрались возле костра в лагере. Разговоры были лишь о находке. Про то, что клад был спрятан в последние часы жизни Вищинского замка, возможно, самим феодалом, в спешке, в на­дежде вернуться за ним. Про то, что это единственный на территории Древней Руси клад, где одновременно есть киевские, новгородские и литовские гривны. Дело близилось к полуночи. И вдруг со стороны замчища раздались странные звуки, похожие на плач женщины. В тех краях ходила легенда о бабе Галоске. Будто бы лунными ночами она приходит на замчище и голосит. То ли оплакивает павших воинов, то ли свою давным-давно ушедшую жизнь…
Золото и легенды
11-03 Назавтра об уникальной находке уже сообщила газета «Труд».
— Эксклюзивная новость досталась этому изданию, — улыбается Алла Николаевна, — Там собкором работал мой муж. Пробежав пять километров до ближайшей почты, я дозвонилась ему. Он был на собрании в Союзе журналистов, через минуту с моих слов уже писал заметку в номер. И по просьбе Эдуарда Михайловича позвонил в Институт археологии АН СССР, чтобы уточнить, как хранить клад в полевых условиях. Там его прилично напугали — черные копатели уже тогда охотились за кладами и были безжалостны. И он помчался к нам сам. Тем более что заметка в газете, которая выходила почти 20-миллионным тиражом, уже увидела свет.
Новость о том, что археологи нашли клад, мгновенно облетела округу. И сразу обросла легендами. Когда к нам ехали журналисты, то взялись подвезти местную бабку из села Мадора, или, как называли его местные, Мадрыд. «А ці чулі вы? — поделилась она новостью. — У нас тут золата знайшлі! Аж на два рты зубоў!»
Слухи о золоте подогревало горе деда Рублевского — местного жителя. Всю жизнь он сажал картошку внутри замковых валов. Каждый год на коне вспахивал свое поле и за десяток сантиметров от клада разворачивал плуг. Когда узнал, что счастье было так близко, сел и обхватил голову руками.
Вищинский денежно-вещевой клад уехал в Минск. На сокровище сразу положили глаз ведущие музеи ­СССР. Даже Эрмитаж. Но им не отдали. Клад остался в Беларуси и по праву считается одним из ценнейших для науки.

Эдуард Загорульский в 1986 году стал деканом исторического факультета. Он автор основных научных публикаций о Вищинском замке и кладе. Местные жители рассказывали, что в 1990-х черные копатели пытались повторить успех ученых. Приезжали на джипах с российскими номерами, исследовали территорию замка с помощью металлоискателей. При этом охотно пользовались монографией ученого и составленными им планами раскопок Вищинского замка, которые были опубликованы.