Вопрос - ответ

Парковки и автохлам

16-03 Припарковаться и так негде, а место во дворах еще и автохлам занимает!» — в сердцах воскликнул наш читатель

16-03 В SMS, которое мы опубликовали 5 сентября, он пояснил: «Слышал, что недавно в столице за один день сгорели сразу девять автомобилей. Три из них — во дворе дома недалеко от «Минск-Арены», причем все авто были старыми, и специалисты предполагают, что это был поджог. Не удивлюсь, если у кого-то из жильцов попросту сдали нервы. Этот вывод делаю не просто так, а знаю достоверно, что почти возле каждого жилого дома найдется такая машина, которая больше смахивает на груду металлолома. Жильцам удобно использовать ее, к примеру, для хранения вещей, если нет подвала. И это при том, что парковочные места у нас в городе на вес золота».
Прочитали это сообщение в администрации Центрального района и ответили так:
«В период с 01.01. по 16.09.2014 года на закрепленной территории УП «ЖРЭО Центрального района» выявлено 96 неэксплуатируемых транспортных средств. Работниками ЖЭС направлено 60 запросов в ОГАИ УВД Центрального района для установления владельцев. Также владельцам неэксплуатируемых транспортных средств выдано 70 извещений.
За данный период собственниками приведено в надлежащее состояние 57 автомобилей, произведена эвакуация 7 автотранспортных средств, утилизировано силами автовладельцев 9 машин, остается на контроле 23 неэксплуа­тируемых авто.
Автомобили, расположенные на парковке около жилого дома № 80, корпус 1, на улице Тимирязева, находились на контроле как бросовый автотранспорт и в настоящее время эвакуированы силами ЖЭС».
*****
Беда с этими бесхозяйными авто. Уж и так и этак от них пытаются освободить дворы и улицы коммунальные службы города, а они словно грибы после теплого дождя — в одном месте убрали, глядь, на другом уже два. Да вот хоть возле территории нашего предприятия по адресу: Калининградский переулок, 20а, который месяц (если не год) стоит изделие советского автопрома марки «ЗАЗ», в просторечии «Запорожец», с номерным знаком Ж 58 18 МИ. Ни разу не видел, чтобы он передвигался. Вероятно, поэтому его облюбовало кошачье семейство, устроило себе под днищем нечто вроде гнезда и принялось старательно размножаться.