Здоровье

Услышат пение птиц

12-01 Вернуть слух ребенку или взрослому человеку — это реально или из области фантастики? 

12-01 Маленькую минчанку Аделину Синькевич с врожденной глухотой прооперировали в РНПЦ оториноларин­гологии совсем недавно. Во время операции по кохлеарной имплантации девочке вживили во внутреннее ухо имплант — сложную электронную систему миниатюрных размеров. Успешно. И восьмимесячная малышка стала самой юной белорус­кой, которой выполнили операцию по восстановлению слуха.

— Шов заживает на глазах. Когда затянутся ткани и снимут швы, дочку подключат к речевому процессору — она станет слышать, — рассказала Екатерина Синькевич, мама Аделины. — Пос­ле чего вместе с сурдопедагогом начнем работу над развитием речи. Со временем дочь пойдет в сад, школу. Уверена, все у нас получится. Тем более малышка растет в говорящей среде. В нашей семье еще двое сыновей, трех и семи лет. Мальчики здоровые, будут с сестрой постоянно разговаривать и, как говорят специалисты, станут для нее лучшими учителями.

— Девочка с хорошей перспективой, должна выйти на норму в течение года, — считает сурдопедагог РНПЦ оториноларингологии Любовь Прошина.

 

Когда у здоровых родителей рождается особенный ребенок, невольно задаешься вопросом: почему? В случае с Аделиной — генетическая мутация, о чем свидетельствует специальный анализ. Малышке было около 4 месяцев, когда мама заподозрила, что с ее здоровьем что-то не так. Обследование в республиканском цент­ре показало наличие 4-й степени тугоухости. Девочке выдали слуховой аппарат, но динамики по улучшению здоровья не произошло. Оставался единственный выход — кохлеарная имплантация.

— За рубежом аналогичная операция стоит около 75 тысяч долларов, в Беларуси — бесплатно. Но не этот факт стал для меня и мужа основным критерием выбора, — вспоминает Екатерина. — Поговорив с врачами, родителями таких же маленьких детей, мы сделали вывод: такие операции и последующая реабилитация пациентов в нашей стране на очень высоком уровне. Нас также заверили, что доктор Марина Песоцкая (заведует в центре оториноларингологическим отделением для детей) считается одним из лучших специалистов в Европе! Она и выполняла Аделине операцию. 

— Сейчас о том, что ребенок родился глухим или слабослышащим, врачи могут сказать на 3-5-е сутки после его появления на свет, будь то в городе или сельской местности, — пояснила директор РНПЦ оториноларингологии Людмила Макарина- Кибак. — Благодаря безвозмездной финансовой помощи ОАО «Газпром трансгаз Беларусь» региональные учреждения родовспоможения оснастили современным аудиологическим оборудованием для ранней диагностики нарушений слуха у новорожденных. Подарили более сотни таких аппаратов (отоакустической эмиссии), произведенных в Дании и Швеции. Если при первичном осмотре что-то смутило доктора (он заподозрил патологию), малыша направляют на доскональное обследование в областной центр. Когда ребенку исполнится 3 месяца, он пройдет более детальную диагностику в нашем центре. Предварительный диагноз чаще всего подтверждается, и к полугоду ребенку подбирают слуховой аппарат (выдается бесплатно, за счет государства). С 6 до 8 месяцев он его носит и занимается с сурдопедагогом. Если прогресс налицо, оставляем крохе аппарат. Динамики нет, прибавка слуха очень слабая — малыш становится кандидатом на выполнение кохлеарной имплантации.

В нашей стране эту операцию выполняют с 2000 года, при этом начиная с 2007-го — около 80 в год (взрослым и детям). На сегодняшний день устройства имплантированы 438 пациентам, из них малышей в возрасте до трех лет более 90 процентов.

К сожалению, страховки от потери слуха не существует. В цент­ре мы познакомились с 28-летней женщиной из Гродненской области, которая приехала сюда на коррекцию. Она поведала, что у нее была предрасположенность к заболеванию, тем не менее даже не могла представить, что после вторых родов оглохнет.

— В декабре прошлого года меня прооперировали — поставили имплант, а январе 2015-го — подключили. Счастье, что опять слышу! — не скрывает своих чувств пациентка. — После контрольного обследования сурдопедагог предложила несколько программ для аппарата, выберу наиболее подходящую. Выйду из декрета — пойду на работу как обычный человек.

P.S. Кохлеарная имплантация (КИ) — один из видов слухопротезирования. В отличие от стандартного слухового аппарата, усиливающего акустические сигналы, кохлеарный имплант преобразует их в электрические импульсы, стимулирующие слуховой нерв.

В мире первые операции КИ выполнили более 30 лет назад. Тогда пациентам вживляли простые одноканальные аналоговые устройства, с помощью которых они только слышали звуки и различали их по громкости. Речь не воспринимали.

Современные многоканальные импланты с цифровой обработкой звуковой информации позволяют слышать пение птиц и даже различать женские и мужские голоса.