Здоровье

Клинический случай

12-01 Как сделать лечение в больницах комфортным, и зачем медперсоналу оформлять страховые полисы 

Коридорная система

К экспертам поступило довольно много вопросов. И все наболевшие, актуальные. К примеру, почему минские больницы переполнены настолько, что пациентов размещают в коридорах?

12-01 — Около 58 процентов поступивших кладут в клиники по экстренным показаниям, и, к сожалению, действительно, им не всегда хватает мест в палатах, — объяснила начальник отдела специализированной медицинской помощи комитета по здравоохранению Мингорисполкома Елена Рудкова. — Больных приходится размещать в коридорах, о чем медперсонал предварительно их информирует. Но это краткосрочное пребывание: как только место в палате освобождается, переводим пациента в комфортные условия. Наиболее остро стоит проб­лема с размещением больных кардиологического, неврологического (инсультные) профилей.

В целом за последние пять лет коечный фонд больниц нашего города уменьшился на 50 мест. Сейчас общее число мест в стационарах составляет 12.057, из расчета на 1.000 жителей — 6,2, а с учетом коек медучреждений республиканского уровня — 7,67. Для сравнения: в Российской Федерации — 8,56, Чехии — 8,38, Германии — 8,26, Австрии — 7,65, Франции — 7,34, Израиле — 5,97, Швейцарии — 5.

Директория амбулаторий

Сроки пребывания в больницах у нас ежегодно сокращаются: если в 2010 году это было 9,6 дня, то в 2014-м — 9.

— Это связано, с одной стороны, с потребностью пролечить как можно большее количество пациентов, с другой — с внедрением современных технологий в диагностике и лечении, — прокомментировала Елена Юрьевна.

Более 42 процентов пациентов лечатся в клиниках планово, то есть их заранее к этому готовят. 

 

Вместе с тем, по мнению специалиста, переполненные клиники можно разгрузить за счет повышения эффективности работы приемных отделений, в частности расположенных там диагностических палат.

— Несколько часов пребывания пациента в таких палатах дают возможность врачу определиться с показаниями к госпитализации и оказать неотложную помощь, в которой нуждается человек, — отметила специалист. — А после, если нет необходимости в стацио­нарном лечении, продолжить восстановление на амбулаторном уровне.

Есть и другой вариант разгрузки стационаров — расширить функции амбулаторного звена.

— Сейчас при многих поликлиниках созданы бригады неотложной медицинской помощи. При вызове службы «103», если он не экстренный, на дом к пациенту приезжает не бригада скорой помощи, а медики из поликлиники (к ним перенаправляют вызов коллеги скорой), в которой обслуживается пациент, — пояснила Елена Рудкова. — В чем преимущества такой формы работы? Больному оказывают помощь люди, которые уже ознакомились с его амбулаторной картой, владеют информацией о хронических или перенесенных острых заболеваниях. Поэтому вопросы, связанные с отбором на госпитализацию, решаются более качественно, чем если бы к пациенту прибыли работники скорой, которые видят его впервые.

Далее — развитие стационарозамещающих технологий в поликлиниках как альтернативу плановой госпитализации.

С каждым годом материально-техническая база амбулаторных медучреждений улучшается, квалификация специалистов растет, а в диагностике и лечении внедряют новые технологии.

В 2014 году в среднем один койко-день пребывания пациента в стационаре обошелся бюджету в 652 тысячи рублей.

— Отделения дневного пребывания поликлиник работают в 2-3-сменном режиме. И когда на амбулаторном уровне можно сделать то же, что и в клинике, это экономит время пациента и средства бюджета, — считает представитель комитета по здравоохранению.

Читайте также:  Валерий Малашко: «Кадрового голода в медицине нет»

Кроме того, по мнению экспертов, надо активнее развивать такое направление, как хирургия одного дня: когда медицинскую помощь пациенту оказывают в больнице в течение одного-двух дней, после чего его выписывают. Освобождается место для того, кто нуждается в более длительном лечении.

На случай ошибки

Каждый врач 4-й городской клинической больницы имени Н.Е. Савченко застрахован на случай профессиональной ошибки.

— Восемь лет практикуем страхование профессиональной деятельности врачебного персонала, заключаем соответствующие договоры с компанией «Белгосстрах». Докторам это дает уверенность, что они социально защищены, — отметил главный врач этого медучреждения Александр Троянов. — Общих хирургов страхуем на сумму 3 тысячи долларов в год (в рублевом эквиваленте), пластических хирургов — на 6 тысяч долларов, остальных врачей — на 1-1,5 тысячи долларов. Ежеквартально выплачиваем взносы из средств внебюджета.

Ситуации, когда понадобилась помощь сторонних лиц, возникали. В одном случае страховая компания полностью покрыла сумму, потребованную пациентом.

В другом — инцидент не соч­ли страховым случаем (резюме компании). Однако администрация клиники и пациентка, которой предложили повторную гос­питализацию, нашли общий язык.

— Женщине не понравилась работа пластического хирурга, но сейчас инцидент исчерпан, — подчеркнул главврач.

Однако, заметил он, по мере нарастания в сфере здравоохранения объема платных медицинских услуг число недовольных пациентов будет увеличиваться.

— Заплатил — значит, если что-то не понравилось, имеешь право обжаловать. Врач должен быть защищен страховым полисом, — убежден Александр Анатольевич.

В свою очередь другой участник круглого стола, юрист Екатерина Орловская, добавила, что на ее счету проблем и жалоб, связанных с оказанием стационарной помощи, немного:

— Как правило, все улаживается внутри больницы. Здесь хорошо используется административный ресурс. Если пациент чем-то недоволен, он сначала решает свою проблему с лечащим доктором и только потом с заведующим отделением, начмедом или главврачом. Иногда доходит до консилиума. До суда — редко.

Вместе с тем, сказала юрист, далеко не все наши граждане могут изложить свои претензии в письменном виде правильно. На страницах жалобы много эмоций по отношению к врачу, клинике и мизерный процент фактов и требований.

— Любой пациент, который дошел до суда, хочет много денег в качестве моральной компенсации и чтобы врача уволили. Но для наказания нужны факты, аргументы. В итоге, не имея ни того ни другого, человек уходит не­удовлетворенный как системой здравоохранения, так и судебной, — отметила юрист. — Более того, потом у этих граждан возникает проблема, у какого врача лечиться. По моим сведениям, в Минске в частных медицинских структурах ведутся черные спис­ки таких сложных пациентов.

Владея подобной информацией, не все берутся их лечить. Вместе с тем это не касается государственного здравоохранения — законодательно гражданам нашей страны гарантирована бесплатная медицинская помощь. Медработники госструктур отказаться от сложных пациентов не имеют права.