Календарь

«»
Апрель 2015
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Популярное в номере

Органично вписался

 Почему детей с пересаженными органами не нужно от всего оберегать, и в чем заключается искусство лечащего врача

01-01 Дмитрий Федорук

Возраст: 26 лет

Образование: Белорусский государственный медицинский университет. Год окончания — 2012-й, педиатрический факультет, специальность — хирургия. Интернатуру проходил в 9-й городской клинической больнице Минска.

Место работы: РНПЦ трансплантации органов и тканей (9-я городская клиническая больница).

Должность: врач-трансплантолог.

 
О новичках и элите

Трансплантология — достаточно новое направление в мировой медицине и нашей стране, а для меня вообще непознанное. Участвую в пересадках печени и почки. До самостоятельных операций еще далеко, пока только ассистирую. Но кому! Хирургам высочайшего класса. Элите белорусской трансплантологии.

В медуниверситете запомнился курс политологии, где проходили элиту и контрэлиту. Суть в том, что когда первая замыкается в себе, вторая со временем ее вытесняет. Элиты становится все меньше, меньше и меньше…

Так вот в нашем центре элита не замкнута, на себя одеяло не тянет, привлекает новых учеников. Дает людям развиваться, посылает на стажировки за рубеж. Самому еще не довелось, но коллеги прошли обучение в Австрии, Бельгии, Германии.

 

Студентам здесь не запрещают присутствовать на высокотехнологичных операциях. Главное — соблюдать санэпидрежим, не лезть под руку и не встревать с вопросами, когда это неуместно. Просто наблюдать со стороны. В интернатуре есть возможность оперировать — третьим, четвертым ассистентом, но это уже детали. Словом, инициатива приветствуется. Нет такого: «Уйди, мальчик, не мешай, это закрытая операция!» 

Руководитель центра Олег Руммо — хирург с мировым именем, открытый, очень рассудительный, спокойный, дипломатичный. Если видит: человек горит и хочет заниматься именно этим направлением, всегда поддержит: «Пожалуйста, приходи, смотри, спрашивай, участвуй. Хочешь литературу почитать? Дадим. Развивайся».

На мой взгляд, это грамотная политика руководства. Когда заинтересованным людям дают возможность проявить себя, они притягиваются, становятся частью большой команды. Потому что трансплантологическая служба — работа не одного-двух человек, а большого коллектива. Об этом всегда говорится. И всегда помнится. Это труд всех, начиная с Олега Руммо и заканчивая операционной санитаркой, которая подносит шовный материал, вовремя все убирает. Младший медперсонал выполняет свою работу, пусть и не такую значимую, как хирурги: где-то на складе лежат расходные материалы, инструменты, и их надо срочно принести в операционную. Если нет на месте санитарки, кто пойдет?

Иногда домой приезжаю только переночевать. Мы все так работаем. Если полностью не отдавать себя любимому делу, не видать результата. А талант? Чтобы понять, есть ли он, надо попробовать, на что способен.

О пациентах

15-01 Важно, чтобы они понимали тяжесть своего состояния. Многие не осознают. Предупреждаем: «Дружище, соблюдай диету — у тебя цирроз», а он все равно ест все подряд.

Пересадке органа предшествует длительный этап подготовки. И все это время человек живет со своей болезнью, вирусным циррозом печени, например. Поэтому с самого начала надо рассказать пациенту о планах лечения и чем док­тора смогут помочь. Объяснить, что требуется от самого больного.

Обычно в пересадке органа задействованы как минимум три хирурга (оператор — главный — и два ассистента), операционная медсестра, два анестезиолога, до четырех медсестер-анестезистов, санитарки. Все зависит от того, как пойдет — могут еще другие специалисты подтянуться.

 

Порой отказываются от операции, но и тех, кто готов бороться, немало. Большинство наших пациентов не хронические алкоголики или бомжи, а абсолютно социальные, интеллектуально развитые люди. Те, кто заразился вирусным гепатитом на маникюре, педикюре, у стоматолога, при половом акте, выполнении татуировки — там, где существует контакт с кровью.

У всех семьи, дети, внуки… Они все прекрасно понимают. Хотят жить. Безумно расстраиваются, когда узнают о последней, терминальной, стадии болезни. Но пообщавшись с докторами, осознают — вот он шанс.

О терапии

Трансплантация — одна из сложнейших операций в хирургии, пересадка печени — высший пилотаж. Последующее выхаживание пациента — титанический труд. Иногда непонятно, что с ним произошло. Все было хорошо, а потом пошло наперекосяк. Важно найти причину, предупредить возникновение осложнений, а порой заново подобрать лекарства, чтобы орган не отторгался.

Амбициозность — это хорошо. Но надо реально оценивать свои возможности. Если чего-то не знаешь, не умеешь, лучше попросить совета — тебя проконтролируют, помогут. Из-за глупой самоуверенности можно причинить вред. Оправдания неуместны.

 

В первые полгода после операции человек принимает таблетки пригоршнями (для защиты организма от вирусных, грибковых инфекций). Потом иммуносупрессивная терапия сводится к минимуму — на поддерживающей дозе одного-двух препаратов.

В центре есть амбулаторный кабинет врача-трансплантолога, куда пациенты (после пересадки печени, почки) приходят на контрольные осмотры. Когда функция органа нарушается ввиду каких-либо причин, выясняем (уже в отделении), подбираем лечение. Но обычно, если после­операционный период протекал гладко и пациент регулярно принимает лекарства, соблюдает режим, проблем не возникает.

О зарубежном опыте

Нынешней зимой сопровождал на отдых в Швейцарию двух белорусских школьниц (до этого в центре им выполнили трансплантацию печени). Пригласили за символический взнос на горнолыжный курорт в Альпы. Неделю мы провели в детском лагере для пациентов с пересаженными органами (приехало 50 ребят из разных стран). Там я понял: несмотря на все пережитое, ребенок остается ребенком: в лагере дети ходили на головах — бросались снежками, носились на горных лыжах, сноубордах. И наши девчонки (12 и 15 лет), поначалу немного замкнутые, в кругу своих оживились, раскрылись, в глазах огоньки засверкали. Жизнь в них появилась!

Домой вернулся другим человеком. Опыт работы с такими детьми у меня небольшой. Оберегал их от всего, а оказалось, с ними надо вести себя, как с обычными сверстниками, главное, не концентрировать внимание на особенностях здоровья. До сих пор с девчонками общаемся — переписываемся в социальных сетях.

О родной стороне

В Беларуси чувствую себя дома, люблю свою страну со всеми плюсами и минусами.

Работаю в шикарном медицинском центре на самом современном оборудовании, где дают возможность оперировать, совершенствоваться и развиваться как специалисту, а впоследствии — как ученому. Ехать за границу, чтобы получать, условно говоря, пять тысяч евро в месяц и до конца жизни оставаться чужаком, — не для меня. Стану профессионалом — на Родине разбогатею. Нет денег, которых невозможно заработать, просто нужно искать пути.

О самых близких

Взаимоуважение — это, наверное, то, что передается у нас в семье из поколения в поколение. Диктаторство недопустимо.

Отец работает в нашем центре, руководит отделом гепатологии и малоинвазивной хирургии.

Доктор медицинских наук, профессор. Многогранная личность. Моя мощная моральная поддержка.

Искусство лечащего врача — донести информацию так, чтобы человек не утратил внутренние силы, а, наоборот, собрался с духом и победил болезнь.

 

Мама — участковый терапевт. Героическая женщина. В поликлинике — рутинный неблагодарный труд: бесконечные визиты на дом, поток пациентов на приеме. Но ей нравится. Сколько ни предлагали перейти в стационар, бесполезно. Говорит: это мое.

Старшая сестра по образованию врач-хирург, однако трудится в фармацевтической компании. Прекрасно ее понимаю: случаи, когда женщина становится классным хирургом, единичны. Для нее важнее быть хорошей женой, хорошей матерью, а не пропадать сутками на работе. Она выбрала свой путь и ни разу не пожалела об этом.

О личном

Амбициозность — это хорошо. Но надо реально оценивать свои возможности. Если чего-то не знаешь, не умеешь, лучше попросить совета — тебя проконтролируют, помогут, в следующий раз будешь уверен в своих силах. Главное, не бояться показаться не совсем компетентным и не брать на себя слишком много. Из-за глупой самоуверенности можно причинить вред. Оправдания неуместны.

По натуре я лояльный человек. Открытый, общительный, спокойный. Тусовки не по мне. Рестораны, бары тоже. Не интроверт, но для меня очень важно личное пространство. Не люблю подлых, опасаюсь лицемерных.

В детстве мечтал стать гонщиком «Формулы-1». Раньше эти состязания показывали по ТВ ночью или рано утром, и мы с моим крестным отцом и его сыном зависали. Настолько это захватывало! Сейчас в городе много картинг-клубов. В свободное время с друзьями часто туда ходим. Получаю огромное удовольствие. На горных лыжах не прочь покататься. Адреналин!

За рулем езжу спокойно. У меня обычный надежный автомобиль, сделанный в Германии. На самолетах люблю летать, правда, в последнее время побаиваюсь — когда есть что терять, задумываешься: стоит ли рисковать? А вообще верю в судьбу.

8.04.2015 , , «МК»

Материалы номера