ГОСТ «МК»

А мед-то липовый

15-01 В конце прошлого года продавцам поддельного меда объявили войну — во время проверок представители Минторга тоннами снимали с продажи фальсификат. Однако мошенники не желают сдаваться

15-01 Рынок «Серебрянка». Стрелки часов показывают полдень. Многолюдно, и торговля идет бойко. В лаборатории ветеринарно-санитарной экспертизы очереди нет. Все, кто хотел проверить свой продукт, сделали это еще утром.

— К нам часто приходят пенсио­неры и приносят мед-суррогат, который купили под видом настоящего липового меда, — рассказывает заведующая лабораторией Оксана Миронова. — На деле оказывается, что натуральный продукт лежит только сверху, все остальное — сахарный сироп. Вреда от него нет, впрочем, как и пользы. Мошенники ходят по квартирам и предлагают такой фальсификат, продают его также в местах стихийной торговли и на ярмарках-распродажах. Горожан привлекает низкая цена десерта.

Натуральный мед теряет свои целебные свойства при высокой температуре. Не стоит добавлять его в горячий чай, лучше есть вприкуску.

Каких только советов, как определить качество меда, не услышишь от знакомых! Это и проба химическим карандашом, и наворачивание на ложку, и реакция на йод. В действительности упомянутые методы не имеют ничего общего с определением натуральности продукта.

— Мы проверяем мед по разным показателям: оцениваем цвет, влажность, плотность, однородность, аромат, вкус, — говорит Оксана Витальевна. — Также определяем, нектар каких растений собирали пчелы. Общий анализ стоит около 200 тысяч рублей и длится примерно два часа.
Хотите купить настоящий мед? Идите на продуктовые рынки, где есть лаборатория ветеринарно-санитарной экспертизы.

— Наши продавцы не пытаются всучить подделку, — отмечает эксперт. — Пасечники заботятся о своей репутации, так как торгуют постоянно. Каждый имеет паспорт пасеки, протокол испытаний, на основании которых лаборатория разрешает реализацию меда.

Пчеловод Геннадий Руденя приехал из Березинского района Минской области. Пчелами занимается около 20 лет, держит порядка 100 ульев. Мед расфасовывает в пластиковые баночки.

— Разве можно хранить этот продукт в пластиковой таре? — осведомляемся мы.

В Беларуси не существует монофлорного меда — исключительно липового или гречишного, так как пчелу не отправишь на конкретный луг. Весь мед обычно собран с двух и более видов цветов.

— На качество это никак не влия­ет, пластик ведь пищевой, — улыбается пчеловод. — Зато такая тара не бьется.

Предлагаемый Геннадием мед отличается от подделок как по цвету, так и по консистенции. Пчеловод рассказывает, что в Беларуси не существует монофлорного меда, например исключительно липового или гречишного, так как пчелу не отправишь на конкретный луг. Весь мед обычно поли­флорный — собран с двух и более видов цветов.

По словам собеседника, его «коллеги» часто продают фальсификат под видом стопроцентного липового меда, хотя, бывает, что липа в том году и не цвела вовсе.

— Забавно наблюдать, как в марте предприниматели устраи­вают распродажи жидкого гречишного меда, хотя он уже давно должен был кристаллизоваться, — замечает Геннадий. — Любой мед обязательно кристаллизуется через 2-3 месяца после выкачки.

Неподалеку от рынка «Серебрянка» развернулся стихийный рынок. С земли там продают квашеную капусту, огурцы, маринованные грибы в банках. Есть и мед.

— Настоящий, целебный, гречишный, — зазывает смуглая торговка. — Пенсионерам скидка 10 процентов.

Если у пасечника 850-граммовая банка меда стоит 70-80 тысяч руб­лей, то этот продавец просит за такой же объем 40 тысяч.

— Почему ваш гречишный такой жидкий и прозрачный? — интересуемся мы, припоминая разговор с пчеловодом.

— Потому что натуральный, — не моргнув глазом, отвечает торговка. — Берите, скидку сделаю.

В ответ на нашу просьбу показать паспорт пасеки или протокол испытаний она бурчит: «А кто вы такие?» — и отворачивается. Мы уходим, но успеваем заметить, как подошедшая за нами пенсионерка купила банку «медового» продукта.