Было время

Ловись, рыбка, большая

Во все времена минчане любили порыбачить. Благо водоемов с хорошим клевом было предостаточно

Как в самом городе, так и в ближайшем пригороде. С 1956 года местом паломничества рыбаков стало Минское море. Здесь можно было рассчитывать, что на крючок попадутся щука, лещ, карп. Водоемы в городской черте были оставлены заядлым рыболовам-пенсионерам и юным пионерам. Пусть они тренируются на «ладошечных» карасях.

Однако в середине 1970-х мальчишки стали приносить домой «угрей», которых ловили простецкими удочками и сачками. Почти полуметровые, черные, в палец толщиной рыбы стали регулярной добычей пацанов, промышлявших на болотистых разливах Слепянского ручья. Эта история так бы и воспринималась как один из городских мифов, если бы в ней не попытались разобраться ветераны рыболовного движения.

Ручей и затоки в районе улиц Калиновского и Кедышко стали местом отдыха пенсионеров. По вечерам они собирались с удочками на берегу, вели долгие беседы, прерываемые лишь поклевкой.

Начинающие рыболовы попросили куда более опытных помочь определить, что же удалось поймать. Споры разгорелись нешуточные. Одни утверждали, что это царь-рыба угорь, мол, таких же красавцев ловили на Нарочи. Другие ворчали, что это вьюн, только огромный и полностью черный. Некоторые фантазировали, что это завезенные из-за океана рыбы-пришельцы. Неудивительно, что некоторые рыболовы, не найдя ответа, стали обращаться в Белорусское общество охотников и рыболовов, академию наук и газеты.

Представители рыболовного общества несколько раз выезжали в жилой район Восток на разливы ручья. Устраивали контрольный облов, но так и не смогли заполучить экземпляр «столичного угря». Гораздо больше информации дали беседы с местными рыбаками. Оказалось, что поимка такой чудо-рыбы здесь довольно распространенное явление. Чаще всего они попадались на удочки поздно вечером или на оставленные на ночь донные снасти. Взрос­лые рыбаки с радостью отправляли такой улов на сковороду. Уж больно вкусным выходил этот «то ли угорь, то ли вьюн». Кстати, большинство сходилось во мнении, что это все-таки наш вьюн. Живет в заболоченных карьерах, этим и объясняется неординарный цвет и большой вес. Такой ответ, опубликованный в прессе, успокоил рыболовную братию микрорайонов Восток-1 и 2. Некоторые шутили: бери удочку, пошли «угря на болото ловить».

Читайте также:  Отмечали. Знаем

Сегодня уже не ответить на вопрос, был это угорь или вьюн. Заболоченный ручей стал частью Слепянской водной системы. Исчезли болота в карьерах — исчезла и эта загадочная рыба.