Персоны

Терапия души

27-01 От медведей в стиле  Шишкина и картин в хатах сельчан до персональных выставок в Германии и Франции — о жизни заместителя директора по творческой работе Минской государственной гимназии-колледжа искусств художника Евгения Саковича

В гимназии-колледже искусств царит особая атмосфера. На стенах — детские рисунки, в коридорах — скульптурные композиции, батик, гобелены. Преподают здесь члены Союза художников. Наш собеседник — один из них.

О таланте

27-01 Научить рисовать можно всякого, считает Евгений Николаевич. Талантливый педагог выявит и раскроет способности ребенка, а вот глубина и духовная наполненность детских работ зависят от природного дарования.

В учебном заведении занимаются ребята со 2-го класса. В начальной школе педагоги стараются не загонять малышей в рамки, дети свободны в творчестве. После 4-го класса они сдают экзамены и поступают в гимназию — начинается академическое обучение живописи.

— Иногда ученик спрашивает, каким цветом ему рисовать, — говорит художник. — А я всегда отвечаю: черным. Таким образом провоцирую на поиск. Хочу, чтобы ребенок сам учился анализировать.

Более 80 работ учеников гимназии-колледжа искусств войдут в экспозицию, посвященную 70-летию Победы, которая откроется в учебном заведении в мае.

С 9-го класса гимназисты изучают дизайн, получают подготовку по специальности. В это время важен не столько талант, сколько усердие и трудолюбие.

— Бывает, одаренный ребенок ничего не делает, чтобы развивать свои способности, и средний ученик его обгоняет, — рассказывает заслуженный учитель. — Очень жаль, когда так происходит.

По словам собеседника, на Западе сейчас в моде выставки, на которых демонстрируются детские ляпы. Иногда складывается впечатление, что это делается для того, чтобы развалить академическую школу. Европейские мастера не признают классическую живопись, считают ее слишком правильной, консервативной. Выпускник Евгения Николаевича, который учится в Гданьске, на одном из конкурсов изобразил Христа согласно классическим канонам. Педагог похвалил студента, но поинтересовался: почему он не передал свое собственное восприятие бога?

— Наша гимназия искусств во многом отличается от других подобных учебных заведений, — продолжает педагог. — Мы не относимся к обучению формально. Скажем, если у одаренного ребенка хромают другие предметы, к примеру физика или математика, стараемся поддержать его.

Второе, что выделяет гимназию, — признание таланта ученика его ровесниками. Дети сами отмечают таких ребят и уважают их.

За годы существования гимназию-колледж окончили более 500 ребят. Некоторые выпускники теперь известны во всем мире.

О педагогике

Он с отличием окончил Всесоюзный заочный народный университет искусств имени Н. Крупской, Минское художественное училище имени А.К. Глебова и графический факультет Витебского педагогического института. Учился в студии у талантливых живописцев Сергея Каткова и Виктора Версоцкого. Именно Виктор Иванович предложил Саковичу преподавать.

— В 1972 году я пришел работать в 26-ю школу (позднее она стала гимназией-колледжем искусств), — вспоминает заслуженный учитель. — Это было первое учебное заведение в респуб­лике с эстетическим уклоном. Помнится, его посетил министр образования БССР Михаил Минкевич. Поинтересовался моим мнением по поводу одной книги. Как и многие, министр полагал, что мы — педагоги школы — особенные. А я это издание даже не читал!

Евгений Сакович входит в творческое объединение «Верасень», созданное при Белорусском союзе художников в 1989 году. Работает в технике акварель. Его произведения неоднократно экспонировались в Германии, Франции, Польше, Болгарии и других странах. 

Евгений Сакович стоял у истоков создания концепции национальной художественной школы. Он подсознательно выбрал правильное направление — остался верен академическому рисунку, много внимания уделял изучению белорусского народного искусства, которое и легло в основу обучения в гимназии-колледже искусств.

Читайте также:  Эдуард Ханок: путь «Самурая»

— Среди наших преподавателей есть педагоги-мастера, — рассказывает он. — Елена Карпович, Тамара Шелест, Наталья Разуменко — успешные художники. В творчестве они охватывают мощнейшие темы, их работы наполнены философским содержанием и глубоким смыслом. Такими педагогами учреждение гордится.

В стенах гимназии его считают строгим учителем и даже немного побаиваются. В то же время ценят и уважают.

— Стремлюсь быть объективным, — говорит замдиректора. — Доверие учеников и коллег дорогого стоит.

О корнях

Родом Евгений Николаевич из-под Дрогичина, что в Брестской области.

— Мой дед Феодосий расписывал сундуки и оконные ставни, — рассказывает он. — Рисовал и дядя, Николай Самасюк. В детстве я находил на чердаке наброски его рисунков, сделанные на обоях. До сих пор жалею, что не сохранил их. Дядя погиб 9 мая 1945 года от фашистской гранаты…

Живопись я любил с ранних лет. Школьником рисовал картины для односельчан, которые в знак благодарности давали мне деньги на краски. Таким был первый заработок. К слову, мои работы — изоб­ражения медведей Шишкина, пейзажи — до сих пор украшают почти каждый дом в деревне. Это очень приятно. А в отчем доме висит портрет деда, который я сделал карандашом, будучи еще мальчишкой. Замечательный у меня был дед! Когда порываюсь забрать этот портрет, сестра останавливает, мол, с ним и хата живая.

Собеседник признается, что мама никогда бурно не выражала свои эмоции по поводу его творчества, а отец гордился сыном.

— Родители — мои лучшие критики, — говорит художник. — Был период, когда маме не нравились работы: «Ты, Женик, так хораша рисовал, а теперь разучился. Мурзато пишешь…» — говорила она. Со временем я понял, что мама права. Иногда мы начинаем усложнять, а ведь мир такой чистый, искренний — так его и нужно передавать.

Дочь Алена пошла по стопам отца. Состоит в Союзе художников. Некоторое время тоже преподавала в гимназии-колледже искусств, сейчас воспитывает дочь.

— Когда выдается свободная минута, едем на дачу, — рассказывает Евгений Сакович. — Там у меня чудесный сад, каждое деревце взлелеяно с любовью. В прошлом году привез из родной деревни прищеп яблони редкого теперь сорта «цукровка». Очень горжусь, что успел сохранить его у себя в саду.

О живописи

Художник считает, что акварель — как поэзия: если долго не пишешь, она начинает привередничать. Бывали случаи, когда мастер рвал на клочки свои работы, а друзья собирали обрывки, склеи­вали и вставляли в раму.

Прошлым летом Евгений Николаевич закончил работать над серией картин. Новую пока не начал — нужно время, чтобы набраться сил.

— К тому же я каждый день вначале иду в гимназию, а уже потом в мастерскую, — продолжает он. — После окончания трудового дня не всегда есть энергия и вдохновение, чтобы писать. Со мной учились такие замечательные художники, как Владимир Кожух, Николай Бущик, Владимир Зинкевич. Вот они работают в мастерской каждый день.

Персональную выставку, посвященную 50-летию Евгения Саковича, посещал митрополит Филарет.

— Он поинтересовался, почему я такой разный в картинах, — говорит Евгений Николаевич. — В этом нет ничего удивительного: бываю влюбленным, уставшим, вдохновленным, растерянным — каждый день разным. Творчество раскрывает мой внутренний мир. Это терапия души.
Среди учеников Саковича немало тех, в судьбе кого он принимал личное участие. В разное время в его мастерской учились Алеся Скоробогатая, Тамара Шелест, Геннадий Банко и многие другие.