Календарь

«»
Апрель 2015
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Популярное в номере

Намитка, андарак и другие сокровища куфара

 Какой головной убор делал наших прабабушек королевами? Кто составил карту национального костюма? Из чего шили юбки белорусские модницы в эпоху дефицита? И почему Пьер Карден ходил по минскому подиуму в носках?

Мы продолжаем цикл пуб­ликаций, посвященных национальной культуре белорусов. Напомним, первым нашим гостем стал известный этнограф Иван Крук. Сегодня беседуем с историком белорусской моды, дизайнером Галиной Мешковой. Вместе заглянем в далекое прошлое, век минувший и вернемся в весну-2015.

10-01 — Галина Яковлевна, вы были хорошо знакомы с покойным Михаилом Романюком, крупнейшим исследователем материальной культуры белорусов ХХ века и автором уникального альбома «Белорусская народная одежда», изданного в 1981 году. Вместе с ним и его студентами объехали немало белорусских деревень, изучали этнический костюм. Что вас тогда поразило?

— Видели бы вы, с какой гордостью сельчанки доставали свое приданое из сундуков: домотканые андараки (юбки) были упакованы в чулок, чтобы сохранить плиссированную или заложенную в складку форму. Национальная одежда так преображала их! Помню, встретили местного почтальона — такая неприметная женщина в простенькой хустачке. «Якi тыпаж! — воскликнул Михаил Федорович. — Будзем, дзяўчаты, рабiць з яе мадонну!» Женщина засмущалась, но согласилась сфотографироваться в белорусской одежде. Очень удивилась, когда увидела себя в зеркале: «Нiколi не думала, што магу быць такой прыгожай». Мы, студенты, тоже примеряли национальные наряды. В книге Михаила Федоровича есть эти фотографии. Один комплект я даже купила у местной жительницы. На его примере потом учила студентов тонкостям национальной вышивки. А когда белоруски завивали на голове намитку, то и вовсе становились королевами. Осанка, красиво поднятая голова, гордость за свою национальную принадлежность.

— Нынешние модницы и слова-то такого не знают — намитка…

— Такой традиционный головной убор носили в старину замужние женщины. Волосы собирали в пучок на макушке и накручивали на каркасное кольцо. На него надевали чепец. Затем брали кусок тончайшего отбеленного льна длиной 4-6 метров и шириной до 30-60 сантиметров и завязывали его на голове особым способом.

В молодости Галина Мешкова два года прожила в Алжире (ее муж работал переводчиком в посольстве). Дизайнер вспоминает:

— Окунулась в совершено другой мир. Вылет был из Москвы 23 февраля, там мела вьюга. А я в легком красном пальто, сапожках на шпильках… Путь до автобуса казался вечностью. Алжир встретил горячими объятиями. Из аэропорта ехали в машине с открытым верхом. Мы мчались по серпантину. Такая красота вокруг: лазурное небо, бирюзовое море, белые домики с черепичными крышами, пальмы, цветущие мандариновые деревья… 

В те годы в Алжире еще сохранились французские модные магазины. Запомнились и шумные базары, аромат кофе, сваренного на углях… Словом, пестрая Африка удивительным образом переплеталась с утонченной Европой. Я сохранила любовь к Алжиру и ярким краскам на всю жизнь.

 

10-02

Первая карта Беларуси с национальными костюмами по регионам, выполненная Михаилом Романюком

Как писал в своей книге Михаил Романюк, белорусская национальная одежда формировалась на протяжении веков. Но основные ее виды и составные части, способы пошива и композиционные решения, цветовые и орнаментальные особенности начали складываться с конца XIII века одновременно с формированием белорусской народности. При этом наша нацио­нальная одежда развивалась в тесном контакте с русской, украинской, литовской, польской. Традиционный классический образец народного творчества — это костюм белорусских крестьян конца XIX — начала XX века. Среднеконтинентальный климат белорусского края требовал относительно теплой и закрытой одежды. Для изготовления тканей использовали местное сырье — лен, реже коноп­лю или шерсть. Ткали в домашних условиях. Красили природными красителями — настоями трав, коры, листьев, шишек, болотной железной рудой. Льняные ткани, которые шли на сорочки, фартуки, головные уборы, не красили. Отбеленное полотно украшали обычно красными и черными гео­метрическими узорами, причем первые доминировали. В старину красный цвет символизировал жизнь. Орнамент такого цвета на воротнике, рукавах, по нижнему краю одежды служил оберегом. Со второй половины XIX века с появлением фабричных красителей и фабричных нитей спектр цветов дополнился оранжевым, фиолетовым, голубым, малиновым, ярко-зеленым. Белорусы изготавливали и набивные ткани, о чем писал в своей диссертации кандидат искусствоведения Евгений Шунейко. Клише вырезали из картофеля или дерева, с помощью них наносили растительно-цветочные рисунки, зигзаги.

Традиционный комплект мужской одежды складывался из полотняной сорочки, брюк, камизельки (жилета). Считалось неприличным выйти за порог своего дома, не повязав поверх сорочки пояс — ему придавали важное обереговое значение. Обувь — лыковые лапти и кожаные пасталы, позже — сапоги. Головные уборы — соломенная шляпа, валяная магерка. Наиважнейшая часть женского комплекта — сорочка, которую носили в любом возрасте, при любом социальном и семейном статусе, в будни и праздники. Юбки, скроенные из нескольких прямоугольных полотнищ, были в клетку или поперечную полоску в красном, сине-зеленом или серебристо-белом колорите. Фартук украшали бахромой, кружевами, оборками. В женский комплект, особенно праздничный, входил также гарсет. Обычно он имел вид короткой безрукавки, которая плотно облегала стан и делала фигуру женственной. Шили его преиму­щественно из бархата, парчи, шелка — черного, голубого, малинового цвета. Кроили с глубоким вырезом пазухи и баской по низу, которая выполнялась обор­ками или клиньями, украшали нашивками, лентами, тесьмой и пуговицами. Обязательным элементом комплекта был разноцветный пояс — тканевый, плетеный или вязаный, с бахромой, помпонами, кистями. Прически и головные уборы строго зависели от возрас­та и семейного положения. Девчата заплетали одну или две косы и носили скиндочки (полотняные узкие повязки), венки. Замужней женщине не позволялось показываться на людях с непокрытой головой. Самым распространенным головным убором у них была намитка. В будни наши прабабушки обували лапти, в праздники — кожаные пасталы и черные хромовые башмачки.

 

Галина Мешкова — известный дизайнер, историк белорусской моды, кандидат искусствоведения, доцент кафедры костюма и текстиля Белорусской государственной академии искусств. В январе 2015 года награждена нагрудным знаком Министерства культуры «За вклад в развитие культуры Беларуси».

Верхняя мужская и женская одеж­да мало отличались. Свиту шили из валяного сукна, кожух — из овчины.

10-03

Хороши девчата! Во время экспедиции по белорусским деревням (вторая слева — Галина Мешкова)

— У каждого региона Беларуси были свои особенности кос­тюмов?

— Конечно! У нас шесть регионов. Витебщина примыкает к России, западные регионы — к Польше, Литве, южные — к Украине. Оттуда и заимствовали часть элементов еще со времен Великого княжества Литовского. К нам перешла и украинская плахта: у каж­дой мастерицы был свой узор. Чисто этнически белорусское сохранили центральные регионы, например, наши плиссированные юбки с полосками орнамента.

Михаил Романюк в 1996-м (это был последний год его жизни) организовал свою первую выставку, посвященную белорусскому кос­тюму. Она проходила в Национальном художественном музее. Там была впервые представлена карта региональных костюмов. Ее Михаил Федорович создал вместе с супругой Натальей Соколовой, архитектором по образованию.

Наиважнейшая часть женского национального костюма — сорочка, которую носили в любом возрасте, при любом социальном и семейном статусе, в будни и праздники. Юбки, скроенные из нескольких прямоугольных полотнищ, были в клетку или поперечную полоску в красном, сине-зеленом или серебристо-белом колорите. Наряд дополняли фартук и гарсет.

— Знаю, что готовится к изданию ваша книга «История белорусской моды». Когда она увидит свет и какие тайны модного мира приоткроет читателям?

— Книга выйдет в январе 2016 года и будет представлена публике на Международной книжной ярмарке. Идею написать ее вынашивала не один год. Работа над книгой заняла немало времени, нужно было собрать материал, обработать его, обобщить научные наблюдения. Я защитила диссертацию по теме «Становление и развитие дизайна одежды в Беларуси 1950-1990 годов». А в течение 2012-2013 годов вместе с коллегами из Белорусской государственной академии искусств и Белорусского центра моды (БЦМ) трудилась над новым проектом. Мы создали первые в истории белорусского искусствоведения мультимедийные галереи «История белорусской моды» и «Персоналии современной белорусской моды». Этот проект и лег в основу книги. Я благодарна ректору БГАИ Михаилу Григорьевичу Борозне за поддержку. Вуз заключил договор с издательством «Мастацкая лiтаратура». Оформлением книги занимается наш преподаватель график, дизайнер Владимир Лукашик.

— Галина Яковлевна, были ли какие-то особенности, которые отличали модную минчанку середины прошлого века, допустим, от модной москвички или киевлянки?

— Минчанки всегда имели свой стиль, кураж! В 1948 году открылся Минский Дом моделей (впоследствии Белорусский центр моды). Его главным художественным руководителем стала Альбина Гадицкая-Цвирко. Обладая очень хорошим вкусом и большим желанием, она стала основателем белорусской моды. Вместе с дизайнером Раисой Виткиной они создавали имидж белорусских женщин, учитывая европейские модные тенденции. Несмотря на железный занавес, зарубежные журналы мод, платья и костюмы все же попадали в СССР. Все это внимательно изучалось. Во времена Советского Союза было три ведущих дома моделей — московский, ташкентский и минский. Когда я пришла работать в центр моды в 1970-е годы, там размещались около трех десятков художников, которые трудились на всю индустрию легкой промышленности республики. Каждый из нас курировал 1-2 предприятия. Я, например, конструировала спортивные курт­ки из болоньи для фабрик Гродно и Бреста. Фасоны были максимально простые: прямые линии, минимум строчек. Молнии тогда были в дефиците, поэтому использовали только пуговицы, но и те было сложно подобрать в тон ткани.

10-04

Пьер Карден в Хатыни во время визита в Беларусь (второй слева)

— Героиня романа «Унесенные ветром» Скарлетт О’Хара отправилась покорять Ретта Батлера не в лучшие для ее семьи времена в платье, сшитом из портьер. А на какие ухищрения приходилось идти вам и другим советским модницам в эпоху дефицита?

— О, мы шили юбки из платков и пледов! Художников БЦМ регулярно приглашали в Москву на методические семинары по направлению моды в Общественный дом моделей. В свободное время мы обходили столичные магазины. Покупали павлопосадские платки, они тогда не были дорогими, шили из них роскошные плиссированные юбки. В дело шли и тонкие шерстяные пледы с бахромой. Помню, купила в Москве белую блузку, шелковый темно-зеленый мужской галстук, брошь из ткани с миниатюрными розочками. Роскошный получился наряд!

— А вас в мир моды каким вет­ром занесло? Помните свой первый дизайнерский эксперимент?

— Мама работала медсестрой, но окончила курсы кройки и шитья. Шила мне маленькой платья. А я наблюдала за ней, мастерила куклам наряды из марли. Детские сады в те времена на лето вывозили на дачу. Малышей коротко стригли, чтобы предупредить педикулез. Мне было пять лет, и я очень расстроилась из-за того, что пришлось расстаться с кудрями. Настроение не улучшила и новая соломенная шляпка, которую купила мама. Не понравилась она мне. Тогда я с разрешения мамы взяла ножницы, черные нитки, иголку, отрезала у шляпки поля, сделала из них бант и пришила его черными нитками. Мама была в шоке: «Галочка, что ты наделала?» «Я ту шляпку носить не буду, мне нравится эта — с бантиком!» — заявила я и надела свой шедевр. В этой шляпе мама и повела меня к автобусу. Шить мне всегда нравилось, поэтому с выбором профессии определилась сразу. Окончила технологический техникум, затем Белорусский театрально-художественный институт. Более 20 лет проработала в Белорусском центре
моды.

— Насколько национальный костюм интерпретируется нашими дизайнерами в современной одежде?

— Отмечу, что художники БЦМ всегда использовали в своих моделях детали белорусского нацио­нального костюма, его декор. Дизайнеры создавали уникальные авторские модели: лен комбинировали с шифоном, шерстью, джинсовой тканью, украшали вязанием, вышивкой. Начиная с 1970-х, наши модельеры не раз выезжали за границу, побывали в Польше, Германии, Франции, Японии, Китае, Индии, Болгарии, Канаде и других странах.

Конечно, в чистом виде аутентичные мотивы не применяются. Студенты нашей академии — будущие дизайнеры по костюму проходят на первом курсе прак­тику в Институте этнографии и фольклора Национальной академии наук. Они должны зарисовать 10 представленных там ансамблей одежды и на их основе создать свою коллекцию. Тактично учим молодежь, как работать с этническим материа­лом, преломлять его в современной моде. Идет глобализация мира, важно сохранить самобытность, в том числе и в одежде. Традиционно в Минске в апреле и ноябре проводятся Недели белорусской моды. Автор проекта и его руководитель с 2010 года — Янина Гончарова. Осенью 2014-го на этом модном форуме лейтмотивом конкурса молодых дизайнеров был «Я люблю Беларусь».

— Минувшим летом стала случайным свидетелем съемок в Минске фильма о Регине Збарской — легендарной советской манекенщице. Кинотеатр «Победа» тогда «загримировали» под московский Дом мод. Там снимали сцену знаменитого приезда Кристиа­на Диора в Москву. А были ли в вашей жизни встречи с иконами стиля мирового уровня?

Художники БЦМ всегда использовали в своих моделях детали белорусского национального костюма, его декор. Создавали уникальные авторские модели: лен комбинировали с шифоном, шерстью, джинсовой тканью, украшали вязанием, вышивкой.

 

— С известным российским кутюрье Вячеславом Зайцевым я познакомилась, когда он приезжал на «Славянский базар». Когда мы организовывали Минский театр моды, то за советами несколько раз обращались к Зайцеву. Чтобы научиться рисовать, нужно набросать сто эскизов в день, говорил мэтр. Его слова всегда привожу студентам. Вячеслав Михайлович не раз приглашал меня с коллегами на свои показы.

На конкурсе модельеров-дизайнеров и республиканских агентств моделей «Белая амфора» мы встретились с историком моды Александром Васильевым, с которым поддерживаем дружеские отношения.

Мне довелось познакомиться и с легендарным Пьером Карденом, когда он приезжал в Минск в 1989 году. Тогда в Белорусском центре моды состоялись пять показов его авторских коллекций. Пьер Карден привез в Минск более сотни комплектов и шляпок. Заставил обить подиум и помещение, где висели наряды, белым льном. У входа все разувались, Карден сам ходил в носках! Такое вот бережное отношение к труду тех, кто создал коллекцию. К каждому наряду была обувь двух размеров. Колготок — два чемодана! Билеты на показы коллекций мэтра были разобраны в первый же день. Карден провел и круглый стол с художниками БЦМ. Каждый из нас представил гуру модного мира свои эскизы. «Столько линий! — восклицал тогда дизайнер. — Мне бы одного эскиза хватило, чтобы сделать целую коллекцию. Ваш потенциал безграничен, в Беларуси живут талантливые люди».

Сама постоянно напоминаю студентам: усидчивость сделает вас настоящими дизайнерами. Одного таланта мало. Назову несколько имен успешных молодых белорусских модельеров. Это Карина Галстян, Ольга Самощенко, Людмила Лобкова, Анна Драгоценная, Анастасия Воронович, Валентина Неборская…

— Пришла весна, хочется обновить гардероб. Каковы тенденции этого сезона?

— Женственность и яркость — основные тренды 2015-го. Этой весной в фаворе натуральные ткани. Палитра яркая, цвета сочные — лазурный, алый, коралловый, небесный, мятный. Но не сдают позиций белый и розовый, черный — это вечная классика.

Популярностью будут пользоваться свободные фасоны, летящие ткани, спасительная асимметрия и многослойность. Такой набор легко скроет изъяны силуэта и подчеркнет достоинства. Расставить акценты и завершить образ помогут аксессуары.

 

Блиц-опрос

 

— Можно ли назвать белорусов модной нацией?

— Конечно! Наши предки любили и умели красиво одеваться. И у нас, их потомков, есть для этого хорошие возможности. Дизайнеры многих белорусских фабрик внимательно следят за модными тенденциями. Наша «Элема», например, выпускает прекрасные изделия. Сейчас креативным директором фабрики назначен Иван Айплатов. Надеюсь, он внесет свежую струю в белорусскую моду.

— Одна из фирм недавно выпустила белье, украшенное элементами белорусского орнамента. На ваш взгляд, это тактично?

— Мне такое белье кажется более симпатичным, нежели трусики с изображением узнаваемого зайчика. Украшенное принтами традиционных белорусских символов, обозначающих понятия «женщина», «мужчина», «плодовитость», оно в какой-то степени будет служить оберегом.
— Кто для вас икона стиля?

— Вячеслав Зайцев, Габриэль Шанель, Лайза Скиапарелли.

— Что предпочитаете — юбку или брюки?

— Раньше любила брючные ансамбли. Они организуют, придают динамичность и деловитость. Сейчас люблю юбки. Хотя недавно купила три пары брюк, сейчас довожу их до ума.

— Кого бы выделили из советских манекенщиц?

— Татьяну Михалкову — лицо московского «Журнала мод». Из белорусских — Тамару Гончарову.

28.04.2015 , , «МК»