Культура

Лоу как шоу

12-03 «Моя прекрасная леди» в стиле фьюжн — Музыкальный театр по-новому прочитал мюзикл Фредерика Лоу 

12-03
А. Меренков у созданной им «коробочки» — макета оформления сцены мюзикла «Моя прекрасная леди»

Открывается занавес… И перед зрителем встают во весь рост Тауэрский мост, Биг-Бен. Есть и легендарная Red telephone box — красная телефонная будка. Эффектное оформление сцены придумал художник-постановщик Андрей Меренков.

О спектакле хорошо рассказывать именно с точки зрения сценографии. И тогда будет понятно, отчего, к примеру, развешаны портреты действующей королевы Елизаветы, чей пафос смикширован кис­тью а-ля Энди Уорхолл. Кстати, при чем тут королева? Действие пьесы драматурга Бернарда Шоу «Пигмалион», по которой американский композитор Фредерик Лоу написал мюзикл «Моя прекрасная леди», происходит в 1912 году, когда королева… даже не родилась.

Образ Лондона родился в бутафорском цехе театра, где, по словам Андрея Меренкова, работает лучшая в нашей стране команда бутафоров и декораторов-живописцев. В считанные недели по эскизам и макетам художника-постановщика в цехе расписали фоновые занавесы, создали условный автобус и вполне себе нормальные бочки, в которых живут и на которых танцуют скваттеры — лондонские бомжи…

 

— Мы сознательно скрестили Шоу и Лоу, да еще и прибавили — протянули нити в наше время, — говорит художник-постановщик Андрей Меренков. — В мюзикле есть и нувориши, одетые по моде поствикторианской эпохи, есть и хипстеры. Такое же разнообразие в пластике — степ, ирландские танцы… Лоу дополнили Доницетти, Мендель, народная шотландская музыка. Это фьюжн. Сплав стилей и направлений, когда важно найти гармонию там, где она даже не предполагалась. Почему фьюжн? Потому что со времен Шоу на сцене произошла революция: свет, звук, способ существования артистов, — все ушло далеко вперед. Никто из нас не был в Великобритании, но мы и не стремились к абсолютной достоверности. Важно было создать образ Лондона. Персонажи играют в бадминтон и гольф, носят шотландские юбки, ездят в двухэтажном автобусе… Все, что происходит на сцене, — наша иллюзия, мечта о туманном Альбионе.

Главный художник Музыкального театра Андрей Меренков признан победителем 15-го республиканского конкурса имени И.М. Ушакова. 

 

Судить художника надо по тем законам, которые он сам над собой учредил. Насквозь эклектичный спектакль смотрится, как некая игра в наивность. Там, где в этой игре сквозят ирония и само­ирония, все просто очаровательно. Там, где ирония исчезает, зритель зевает и поглядывает на часы. Ирония пристала этой комедии, в которой высмеивают аристократов-дегенератов и рассказывают, какие таланты таила в себе личность дурно говорящей и дурно пахнущей необразованной простушки. Совершенно очевидно: создатели спектакля во главе с режиссером Анной Моторной отказались от «театральной махры» — традиционного прочтения еще одной версии сказки о Золушке.