Здравствуйте, доктор

Ниже пояса

10-01-01-58Почему наши врачи начинают оперировать раньше, чем зарубежные, и о каких проблемах лучше сразу сказать доктору

10-01-01-58Вадим Адащик

Возраст: 26 лет.

Образование: Белорусский государственный медицинский университет. Год окончания — 2012, лечебный факультет, специальность «хирургия». Интернатуру проходил в 4-й городской клинической больнице имени Н.Е. Савченко.

Место работы: 4-я городская клиническая больница имени Н.Е. Савченко.

Должность: врач-уролог.

Об образовании

Урология — очень перспективная специальность, которая довольно быстро развивается у нас, в Европе, США, Канаде. Мне хотелось внести свой вклад в развитие этого направления. В год окончания медуниверситета со студенческой скамьи попасть в урологию было невозможно. Будущий врач-уролог должен сначала попрактиковать общим хирургом, поэтому двухгодичное распределение отрабатывал по хирургии. С одной стороны, это хорошая школа, с другой — два года практики не по своей основной специальности.

На мой взгляд, оптимальный вариант — введение интернатуры по урологии в медицинском вузе. Плюс ко всему надо с третьего курса определиться со специализацией и развиваться в этом направлении: изучать литературу, готовить научные работы, участвовать в тематических конференциях. Становиться, как говорят, широко известным в узких кругах.

О самостоятельных операциях

За рубежом, чтобы оперировать самому, надо выполнить 200-300 операций на макете (тренажере). Если в 99 из 100 случаев у «пациентов» не будет кровотечений, других осложнений, компьютер даст положительное заключение, док­тора допустят к операционному столу. Там врачи самостоятельно делают операции в 30 лет, а то и поз­же. В Беларуси, если интерн стремится освоить азы, ему пойдут навстречу, разрешат ассистировать хирургу. Мне посчастливилось поработать в разных операционных бригадах. Самостоятельно оперирую с ноября 2014 года.

В нашем отделении (урологическом № 1) находятся плановые пациенты (к госпитализации их готовят заранее) и экстренные. Заболевания разные — мочекаменная болезнь, аденома (доброкачественная) предстательной железы, рак простаты. В первом случае важно обнаружить недуг на ранней стадии и по возможности лечить щадящими методами: дистанционным или эндоскопическим контактным дроблением камней. Пациенты быстро восстанавливаются, на вторые-третьи сутки их выписываем.

От аденомы простаты избавляют множеством способов, в том числе с помощью эндоскопического вмешательства. К нам направляют, когда пройдены все этапы консервативного лечения (прием растительных препаратов, альфа-1 адреноблокаторов…) и оно не помогло. Объясняем пациентам: операция нужна, без нее возможны осложнения, инвалидность. Соглашаются. И живут потом долго и счастливо.

О загрузке

У хирургов намного меньше времени на общение с пациентами. У кардиологов, неврологов, например, нет операционных дней. Каждому больному они могут уделить 20-40 минут. В хирургических отделениях обход проходит намного быстрее — надо спешить в операционную.

Рабочий день с 8.00 до 16.00. Но все доктора, включая заведующего отделением, приходят в 7.00-7.20, чтобы успеть осмотреть больных и к восьми утра составить план на день. Предугадать поступ­ление экстренных пациентов невозможно. После четырех часов дня на эти случаи есть дежурные врачи. И я беру дежурства.

О пациентах

Отношение ко всем пациентам должно быть одинаковым, неважно, откуда они родом — из Минска, региона, Ростова-на-Дону, какой у них социальный статус, молодые, пожилые… Никто не хуже и не лучше. Надо лечить всех. Клятву Гиппократа давали.

В урологии мужчины и женщины в возрасте от 80 и старше составляют большой процент. Помимо аденомы, мочекаменной болезни у них сопутствующие недуги — язвы, гастриты, артрозы, сердечно-сосудистые заболевания. Лечить непросто. У других пациенток — стрессовое недержание мочи: 30 процентов женщин страдают от этого, а среди пожилых — все 50. Стресс — условное понятие в данном случае. Это чихание, кашель, подъем тяжестей…

Женщины стесняются деликатной проблемы, считают: с возрастом так и должно быть, никуда не денешься. Мучаются, но не обращаются за медицинской помощью. Заболевание не смертельное, но качество жизни… Все можно изменить. У нас применяют малоинвазивные щадящие операции. По времени они длятся 15-20 минут. Используем импортные наборы или белорусские аналоги, они ничем не хуже. В перспективе — лечение стволовыми клетками. Соответствующее научное исследование запланировано на ближайшие четыре года. В нем примут участие ученые Национальной академии наук Беларуси, сотрудники Белорусского государственного медицинского университета (БГМУ), врачи нашей клиники и другие.

О молодых специалистах

К коллегам отношусь не как к конкурентам, а как к старшим товарищам, учителям. Многому у них учусь, стремлюсь достичь их уровня. Мне комфортно в коллективе.

Молодым специалистам (не только в медицине, но и в любой другой сфере) важно преподнести себя с самого начала. Если новобранец настроен отбыть распределение и уйти, это видно невооруженным глазом. А когда старается, его с удовольствием обучат. К нам приходят ординаторы, студенты, за ними закрепляют докторов, в том числе и меня. Если вижу, что человек горит, поделюсь знаниями, даже если интерн — терапевт и у нас на пару недель. Попрошу старших коллег показать операции. Например, профессор Александр Строцкий, великолепно оперирующий, никогда не откажет. Но если человеку неинтересно, зачем заставлять его что-то делать?

О мужском бесплодии

Раньше считалось, что если в семье нет детей, то проблема в женщине. Сейчас благодаря со­временной диагностике выяснилось: процент мужского бесплодия довольно велик. Среди причин — прием тестостеронов, протеинов, биодобавок для наращивания мышц, неблагоприятная экология, курение, злоупотребление алкоголем.

Химические препараты, которыми увлекаются любители бодибилдинга, отрицательно влияют не только на способность зачать детей, но и на мужскую силу. Те, кто часами пропадает в тренажерных залах, принимает препараты для наращивания мышечной массы, знают о возможных негативных последствиях. Но в 18-20 лет не задумываются о будущем отцовстве. Главное — красота, потом организм восстановится. В тридцать опомнятся. Будет поздно.

О гармонии

Все должно быть в меру — наука, работа, семья. Нельзя чтобы что-то перевешивало, иначе останешься ни с чем. Вот достиг человек карьерных высот — выше некуда, настало время уделить семье, а ее нет. Это очень печально и обидно. Таких людей достаточно. В любой сфере.

Женщину, целиком посвятившую себя семье, это касается даже в большей степени. В юности вы­шла замуж, воспитала детей, они выросли, разлетелись… Муж днями на службе. Жена и рада бы ему компанию составить, но специальности нет, а если и была, полностью забыта. Впадает в депрессию.

Я не «закручен» на работе, но ее много. Отпуск — 33 календарных дня. Беру частями.

У меня две дочери двух и четырех лет — Маша и Аня. Супруга — будущий врач. Выйдет из декрета, возможно, станет офтальмологом.

О хоккее

Мне хоккей очень нравится. В школьные годы играл за «Юность», нападающим. И сейчас, когда выступает наша сборная, душа болит, что спорт оставил. Хоккеист — крутая и вместе с тем тяжелая профессия. Говорят: спортсмены много зарабатывают, им легко и хорошо живется. Это не так. Можно годы на льду отработать, получить травму и навсегда остаться ни с чем. Когда-то и я травмировался. Пока восстановился, прошло довольно много времени. Предложили перевес­тись в спортивную школу — пару уроков и несколько тренировок в день. Или же остаться в общеобразовательной, но забыть про хоккей. А у меня перерыв в тренировочном процессе (из-за серьезной травмы), родители (мама — сотрудник кафедры стоматологии детского возраста БГМУ, отец — доцент кафедры челюстно-лицевой хирургии БелМАПО) не против хоккейных баталий, но образование считают важнее. Короче, ушел из спорта.

В медуниверситете играл в любительской команде. В Минске есть так называемая Ночная хоккейная лига (НХЛ). По деньгам выходило накладно: арендовали лед, около 500 у. е. стоила экипировка, причем не новая. Дорого, да и возраст не тот. Неперспективный. В такие годы спортсмен уже на пике профессиональной карьеры.

Дочек вожу на каток. Есть женский хоккей, но такой экстрим не для наших барышень. Вот фигурное катание, бальные танцы… Может, и отдадим туда дочерей. Пусть подрастут.