Календарь

«»
Июнь 2015
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

Популярное в номере

Здравия желают

Им доверяют самые сокровенные тайны, их немного опасаются, на них надеются. И очень часто от них ждут чуда. У медиков в воскресенье, 21 июня, профессиональный праздник

07-01-01-68Почему врач не имеет права на пропущенный звонок, и чем белорусские медики интересны зарубежным клиникам

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

Екатерина Гилевич

Возраст: 28 лет

Образование: Белорусский государственный медицинский университет. Год окончания — 2011,

педиатрический факультет. Основная клиническая база в интернатуре — 10-я городская поликлиника Минска.

Место работы: 10-я городская поликлиника

Должность: детский хирург

Ольга ГРИГОРЬЕВА

Об амбициях

Сомневаюсь, что все абитуриенты при поступлении в медицинский университет осознают, какая их ожидает жизнь. У некоторых представление такое: сегодня поступил, завтра окончил, послезавт­ра стал доцентом, всезнающим и всеумеющим, которому платят сумасшедшие деньги и носят конверты. И все пациенты будут ему безмерно благодарны. На клинические базы (больницы и респуб­ликанские научно-практические центры) с подобными амбициями приходят даже третьекурсники. Конечно, среди студентов, интернов есть уникумы, но хирургия — незаурядная специальность, которой надо учиться и учиться всю жизнь, а не мыслить так — «получу диплом и всех подряд направо-налево стану резать».

Окончив школу с углубленным изучением иностранных языков, физико-математический класс, своим выбором шокировала всех учителей, включая директора. Родственников с медицинским образованием у меня не имелось. Никто не настаивал, чтобы стала врачом — это было сугубо мое желание. Из всех специальностей больше всего привлекала хирургия. Очень люблю малышей, и потому подала документы на педиатрический факультет в надежде, что со временем стану детским хирургом.

О здравом смысле

Чтобы понять, смогу ли в принципе работать в этом направлении, проверила себя еще на третьем курсе при прохождении сестринской практики в детском хирургическом центре (ДХЦ). Настолько понравилось, что готова была там жить. В субординатуре ходила на суточные, ночные дежурства, вела палаты под началом доктора, которого за мной закрепили, несколько раз ассистировала мэтру детской хирургии Василию Аверину.

При распределении мой рейтинг был довольно высокий, мог­ла претендовать на место в стационаре, но именно в ДХЦ его не было. Заявки поступили от РНПЦ

неврологии и нейрохирургии,

РНПЦ «Кардиология». Но я человек здравомыслящий, который реально оценивает свои возможности: чтобы пойти в кардиохирургию, нейрохирургию, в студенческие годы надо заниматься научной деятельностью, принимать участие в тематических конференциях. Я в них участвовала, но не по этим направлениям.

Еще не менее важный аргумент — мне хотелось состояться и как врач, и как женщина.

О материальном

До моего прихода в поликлинике детского хирурга не было — только взрослое травматолого-хирургическое отделение. Разница есть. И существенная. Например, большие ножницы для маленьких детей не подходят, даже хирургические нити нужны другие: шов у ребенка (это же растущий организм!) должен быть пластичным. Поэтому администрация закупила инструментарий исключительно для детского возраста и даже приобрела электрокоагулятор. У аппарата несколько насадок, его можно использовать в качестве электроскальпеля. Замечательная техника! Можно удалять папилломы, невусы, липомы, бородавки и не бояться, что у пациента возникнет кровопотеря или иссечется большой объем ткани.

Когда ко мне приходят с образованиями на коже, не отправляю в стационар, даю направление на консультацию к онкологу. Если дает добро, убираю лишнее. Относительно материального обеспечения грех жаловаться — наша служба хорошо оснащена инструментарием, медпрепаратами, расходными материалами. Когда что-то необходимо, всегда закупят без проблем.

О детской медицине

Люблю ее из-за большой отдачи. Не припомню, чтобы шла на работу как на каторгу. И рутинной ее не назову. Каждый прием — это драйв, колоссальная разрядка и воодушевление. Дети такие искренние, непосредственные, отзывчивые и благодарные. Помню 4-летнего мальчика, которого выписали из ожогового отделения и направили к нам на амбулаторное лечение. Ходил с мамой на перевязки. Процедуры довольно болезненные для взрослого человека, а малышу каково? Тем более в больнице натерпелся. Перевязываю и поневоле его боль, как свою ощущаю. Переживаю. Наконец пытка закончена. У ребенка слезы в глазах, а он оборачивается перед выходом у двери со словами: «Спасибо, тетя». Так трогательно и приятно.

Об ответственности

Не умею отказывать. Ко мне обращаются по записи и без, и просто потому, что «проходили мимо — зашли, может, посмотрите?» Принимаю всех и до последнего человека. При необходимости номер мобильного даю. Дома муж говорит: «Выключи телефон, у тебя выходной». Не могу, на мне лежит ответственность за своих пациентов: понадобится им помощь (в таких случаях родители всегда набирают), а я недоступна. Если у ребенка сложный случай, сама спрашиваю номер телефона у родителей, звоню, узнаю о его самочувствии.

Иногда полгода проходит с той поры, как ребенок был моим пациентом, а родители звонят: «Док­тор, у нас такая случилась история… Подскажите, что делать?» Разве можно отказать?

О разноплановом мышлении

В поликлинике детский хирург кроме всего прочего должен быть педиатром, ортопедом, гастроэнтерологом… Надо мыслить разнопланово и иметь обобщенные знания по этим специальностям. Объясню, почему. В нашем районе много молодых мам. Когда приходят на прием и видят доктора-ровесника, засыпают вопросами не по хирургии: «Как правильно кормить ребенка до года? Нужны ли прививки? Что делать с запором у малыша?» Просят: «Посмотрите сыну (дочке) спинку, стопочки, как ходит». Осматривая человечка, одновременно ломаю голову, как в доступной форме (чтобы не напугать) объяснить родителям о подозрениях на ортопедическую патологию.

Словом, ни в коем случае нельзя зацикливаться на одной детской хирургии — необходимо постоянно повышать профессиональный уровень, читать специальную литературу.

О мудрости наставников

В университете меня впечатлил цикл акушерства и гинекологии. У нас мудрые преподаватели, которые очень убедительно объяснили, в какие годы следует рожать. «Карьера подождет, а дети — нет», — говорили они.

Моему сыну Евгению полтора года. Обожаю его. На меня не похож — копия свекрови. Самостоятельный, в восемь месяцев пошел. Сына, конечно, хотелось — будущего защитника мамы, а потом, даст бог, и сестрички. Ее Евой назовем. Мы с мужем, он юрист, как только поженились (десять лет замужем), сразу будущим детям имена придумали.

Пока я на работе (у меня полставки), с малышом нянчатся бабушки (моя мама или свекровь), за что им безмерно благодарна. Никогда не отказывают, хотя обе не на пенсии, поэтому подстраиваюсь в первую очередь под их график. Почему раньше срока вышла из декретного отпуска? Не ради заработка. Работаю для души. Находясь дома, многое забывается, что для начинающего доктора весомый аргумент.

О чувстве долга

Страшно боюсь авиаперелетов. Старший брат Миша, юрист, живет на Гавайских островах. К нему никогда не летала и вряд ли полечу, хотя очень хотелось бы. С детства с ним очень близки. У нас разница семь лет. Было как — папа военный, служил за границей. Мама днями работала. Воспитывал меня старший брат: из детского сада забирал, кормил, уроки проверял, от хулиганов защищал. Был моей опорой и примером для подражания, направлял в жизни. Сейчас я так же даю советы младшему брату Диме, он в Минске живет. Будет поступать в БГУ на факультет информационных технологий и управления. Тем не менее как такового дефицита общения со старшим братом у нас нет: за день по два-три раза разговариваем по Skype.

Владею свободно английским. Друзья, знакомые пророчат: «Когда-нибудь на Гавайи поедешь — там и останешься». Не потому, что красиво и комфортный климат, а в первую очередь из-за востребованности специа­листов с медицинским образованием. А я патриот. Считаю, раз страна меня отучила — вложила деньги в мое образование, нужно возвращать долги, а не срываться в дальние края. Если откровенно, за рубежом белорусские молодые врачи востребованы: предложения поступали и продолжают поступать, особенно если у док­тора узкая специализация. Молодые кадры привлекают иностранных нанимателей по нескольким причинам: не привязаны к семье, не нуждаются в особых условиях, знают английский (немецкий), а самое главное — это готовые специалисты, обученные не за их деньги.

19.06.2015 , , «МК»

Материалы номера