Все путем

Прописные истины

12-01-01-77Почему БГУ так и не отпраздновал свое 20-летие и где обедали минчане накануне войны? Гуляем по столице, с которой расставались горожане в 1941 году

12-01-01-77Гид: Кристина Бугаенко, экскурсовод.

Маршрут: площадь Независимости — географический факультет БГУ — Привокзальная площадь — внутренний дворик БГУ.

Во внутреннем дворике Белорусского государственного университета установлен памятник студентам и преподавателям, отдавшим свои жизни за освобождение родины в годы Великой Отечественной войны. Студентам биологического факультета ­Леониду Ивановичу Хлопицкому и Милитине Николаевне Крутелевой удалось выжить. О том, как покидали Минск в июне 1941 года и когда для них наступил день освобождения, они оставили письменные воспоминания. Их пра­внучка Кристина Бугаенко изучила семейную летопись войны, составленную прабабушкой и прадедушкой в 1990-е годы, и разработала по ней экскурсионный маршрут.

12-01-02-77Шаг первый

Встречаемся на площади Независимости. Идем к желтому зданию за Красным костелом, которое, видимо, собираются сносить.

— Мои прабабушка и прадедушка учились в одном классе в Буда-Кошелевском районе, влюбились друг в друга в девятом классе, затем вместе решили в 1938 году поступить на биологический факультет БГУ, — рассказывает Кристина. — 22 июня 1941 года они обедали на фабрике-кухне, которая располагалась здесь. В то время это было популярное предприятие общественного питания, где готовили еду для всего города. Тут было три зала — два общедоступных и один для студентов. Одновременно они могли принять около тысячи человек. Меню одного дня состояло из 65 разных блюд. Выйдя из студенческой столовой, бабушка с дедушкой и узнали об объявлении войны.

— Мы увидели очень много людей, окруживших громкоговоритель, и услышали: «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!» — зачитывает Кристина воспоминания прабабушки. — Вячеслав Михайлович Молотов сделал сообщение о вероломном нападении фашистской Германии на нашу страну. Война. Ужас. Совершенно не верилось. Мы принимаем решение уехать вечерним поездом в Дуравичи (деревня в Буда-Кошелевском районе Гомельской области. — Прим. авт.) к маме, а потом съездить за Аликом (сыном. — Прим. авт.). Леня остается в Минске до завтра, чтобы получить заработанные им тысячу пятьсот рублей. Мечтал он купить мне котиковую шубу, которой мы любовались в ГУМе. Я благополучно добралась домой. А Лене пришлось пережить ужаснейшую бомбежку Минска.

Шаг второй

Возвращаемся на площадь Независимости, до войны носившей имя Ленина. В 1940-е годы здесь стояли двухэтажные деревянные домики. В одном из них 23 июня побывал прадедушка нашего гида.

«Утром 23 июня услышал сильный гул самолетов, — написал потом в дневнике Леонид Хлопицкий. — Просто как-то не верилось, что над Минском могут быть немецкие самолеты. Быстро оделся и отправился в университет. По дороге доводилось слышать взрывы. Немцы начали бомбить Минск. В здании биологического корпуса было много людей с разных факультетов. Тут меня встретил работающий при зоо­логическом музее чучельщик Титок. Он попросил помочь перенести в подвал биокорпуса вещи с его квартиры. А жил он в двухэтажном деревянном доме недалеко от фабрики-кухни. Когда мы бежали к дому Титка, я видел, как у морга мединститута разгружались машины с убитыми людьми. А около самого дома на земле лежала девочка с размозженным черепом. Так я увидел первую смерть на войне».

«Мы увидели очень много людей, окруживших громкоговоритель, и услышали: «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!» Вячеслав Михайлович Молотов сделал сообщение о вероломном нападении фашистской Германии на нашу страну. Война. Ужас. Совершенно не верилось. Мы принимаем решение уехать вечерним поездом в Дуравичи к маме, а потом съездить за Аликом. Леня остается в Минске до завтра, чтобы получить заработанные им тысячу пятьсот рублей. Мечтал он купить мне котиковую шубу, которой мы любовались в ГУМе».

12-01-03-77Шаг третий

Направляемся к зданию географического факультета БГУ.

— Здесь раньше располагался биологический факультет, где учились мои прабабушка и прадедушка, — поясняет экскурсовод. — Как раз в июне 1941 года весь университет готовился к празднованию 20-летия с момента основания. Торжественное мероприятие было запланировано на 22 июня. Дедушка рисовал зоогеографическую карту Белоруссии: «Рядом со входом в зоологический музей была больших размеров зоогеографическая карта БССР. Ее составил профессор Федюшин, а исполнил известный белорусский художник Кругер. Их в то время уже не было в Минске. На карте изображен животный мир восточных районов Белоруссии, но уже были присоединены западные районы, и к 20-летию университета возник­ла необходимость иметь зоогеографическую карту всей Белоруссии. Заведующий зоологическим музеем пытался договориться с художниками-профессионалами, но ничего не получилось. Тогда я предложил свои услуги. Решили заключить договор, по которому университет мне выплатит 500 рублей для приобретения красок и 1500 рублей выплатит, если авторитетная комиссия признает мою работу. Мне подготовили щит, соединили его с действующей картой, и я целый месяц работал над изображением зоофауны западных районов Белоруссии. Когда закончил работу, комиссия во главе с ректором Савицким признала, что работа выполнена равнозначно с тем, как у художника Кругера. Осталось получить деньги. Но началась война».

Шаг четвертый

Пересекаем внутренний дворик БГУ, чтобы приблизиться к Привокзальной площади.

— Чтобы получить свои полторы тысячи рублей, дедушка и остался в Минске, — продолжает Кристина. — Представляете, на тот момент они с бабушкой думали, что все не настолько серьезно, собирались купить котиковую шубу. Поскольку военное положение уже было объявлено, дедушка не понимал, что нужно делать. Никаких распоряжений не поступало, все были в панике. Он решил уехать: «Когда добирался до нашего общежития на Студенческой, я видел, как пострадал железнодорожный вокзал, ближайшие здания. На переходном мосту в некоторых местах нет настила. В городе вокруг пожары. Пока добирался до квартиры, меня несколько раз заставала новая волна бомбежки. Приходилось ложиться и пережидать, а потом двигаться дальше. Дома я надел свой новый костюм, который впервые в жизни недавно купил. В сетку положил полбулки хлеба — это все, что было в квартире из продуктов. Взял самое ценное, что можно унести».

Возвращаемся во дворик к зданию Института ядерных проблем, где на момент начала войны размещался химический факультет.

— Когда я вернулся в университет, меня встретил доцент химического факультета, — зачитывает гид строки из дневника. — Поскольку уже приближалась ночь, он предложил мне дежурить в здании химфака и дал для этого свое охотничье ружье. Так я просидел всю ночь с 23 на 24 июня на спуске лестницы в подвал на одном из торцов химкорпуса с ружьем в руках в ожидании, что в стеклянную дверь будет ломиться немецкий диверсант и мне придется стрелять. Утром я пришел в здание биокорпуса, там встретил студента истфака Абецедарского. Мы решили выбираться из города, вышли на Советскую. Улица после бомбежки была неузнаваемой. Нужно спешить, ведь немцы могут в любую минуту продолжить бомбардировку города. Но вот по улице идет полуторка — голосуем. Останавливается. Рядом с шофером майор в фуражке. Залазим в кузов и так выбираемся за пределы города.

12-01-04-77Шаг пятый

Останавливаемся у памятника студентам, преподавателям и сотрудникам БГУ, погибшим, освобождая родину. Его установили в 1975 году.

— Мои прабабушка с прадедушкой прошли всю войну, — говорит Кристина. — На фронт прадедушку призвали в июле 1941-го из Дуравичей. Он участвовал в Курской битве. Освобождал Украину, Румынию. День Победы встретил в Вене. Затем вернулся, окончил уже исторический факультет, работал учителем в Коммунарской сельской школе (в поселке Коммунар Буда-Кошелевского района Гомельской области. — Прим. авт.). Дожил до 2006 года. Прабабушка осталась в Дуравичах, помогала партизанам, за что ее посадили в гомельскую тюрьму. Оттуда ее отправили поездом на работы в Германии. Она сбежала, попала в партизанский отряд на Кричевщине. После освобождения страны окончила филологический факультет, преподавала русский язык и литературу. Не стало ее в 1992 году. В нашей семье воспоминания прадедушки с прабабушкой берегут как зеницу ока.