Здравствуйте, доктор

Чувство локтя

10-01-01-79Что может изменить мировоззрение студента-медика, и зачем врачу-травматологу психологические приемы

10-01-01-79Визитная карточка

Павел Волотовский

Возраст: 26 лет.

Образование: Белорусский государственный медицинский университет. Год окончания — ­2012-й, лечебный факультет, специальность — лечебное дело. Интернатуру по травматологии и ортопедии проходил в 6-й городской клинической больнице, больнице скорой медицинской помощи, основная клиническая база — РНПЦ травматологии и ортопедии.

Место работы: РНПЦ травматологии и ортопедии.

Должность: врач травматолог-ортопед.

О коллегах

Долгое время хотел быть общим хирургом, хотя мой отец — травматолог-ортопед (декан лечебного факультета Белорусского государственного медицинского университета (БГМУ), доцент кафедры травматологии и ортопедии). Но на 6-м курсе, в субординатуре, пришел к выводу, что больше склонен к травматологии. Это тоже большая хирургия. Оказавшись в центре, понял, что сделал правильный выбор. Выбранная специальность пришлась по душе, к тому же здесь очень профессиональный и сплоченный коллектив. Не каждый сам за себя, как порой бывает, а команда. В нашем центре много заслуженных врачей, с учеными степенями, которые не стоят на месте, развиваются, делятся знаниями и опытом с молодежью. Понимающие люди. Моя вторая семья.

После интернатуры отработал полтора года в приемном отделении, набрался опыта, так сказать, набил руку. Ведь там особая специфика — много экстренных операций.

С января 2015-го перешел в лабораторию травматологии взрос­лого возраста на должность младшего научного сотрудника. К лечебной работе добавилась научная. Пока помогаю старшим коллегам в написании статей по темам, которые они ведут. Со временем получу свою. В этом смысле не скажу, что очень тороплюсь. Медицина не приемлет суеты и спешки.

О приоритетах

Я человек увлекающийся. Когда-то мне очень нравилось слушать музыку, смотреть кино «не для всех», путешествовать. Хотелось, чтобы жизнь играла яркими красками. Адреналина не хватало. Повзрослел. Приоритеты изменились — больше хочется реализовать себя в профессиональном плане. В принципе, когда, образно говоря, сутками работаешь, впечатлений и адреналина хватает: и руки, и голову есть чем занять. Отработал и забыл — так не получается. В каждой профессии есть нюансы. И сейчас мне не до философских размышлений.

В травматологии нелегко. Наши пациенты или с острой травмой, или перенесшие в связи с этим ряд хирургических вмешательств. У каждого своя история, и к каждому нужно найти подход. Ведь любой хочет, чтобы доктор отнесся к нему, как к единственному. Это и просто, и сложно одновременно — войти в положение другого человека, понять его, найти нужные слова, чтобы не напугать и в то же время сказать ему правду. Объяснить, каким образом адаптироваться к дальнейшей жизни. В нашем центре не скрывают диагноз от пациентов, а их реакция на слова доктора может быть непредсказуемой.

Продолжая тему, в травматологии и ортопедии технические навыки и профессионализм врача важнее человеческих. Это не терапия. Здесь конкретная проб­лема, только добрым словом и лекарствами не поможешь. Случается, хотя и крайне редко, что в наше приемное отделение приходят «просто поговорить». Это могут быть пациенты, впервые обратившиеся в центр или бывшие, которым нужна моральная поддержка. Идем навстречу. Все мы люди.

О китайской стороне

После 1-го курса по студенческому обмену ездил в Китай. Прожил там пару лет. Английским владел, но это не тот язык, на котором в этой стране можно общаться. Год изучал китайский, потом еще столько же на нем преподавали медицинские науки. Полезный язык. Трудный для европейцев, однако, когда живешь и учишься в среде, где общаются на китайском, поневоле заговоришь. К тому же приехал туда студентом-медиком, пережившим 1-й курс. Анатомия, гистология… Не скажу, что иероглифы сложнее.

В Китае абсолютно отличный от нашего образ жизни — питание, жизненный ритм, мышление людей. К местной кухне привыкаешь — то, что вначале кажется острым, через пару месяцев идет за милую душу. Нам у китайцев можно поучиться трудолюбию. Там все без исключения трудоголики. Еще у них общественный интерес стоит выше личного. Они готовы работать за идею. Не говорю, что это правильно, но вот такая особенность у этого народа. Страна очень быстро развивается, медицинское оснащение получше нашего. Однако не скажу, что там больше перспектив для наших врачей.

Учеба вдали от Родины — прекрасная возможность увидеть мир и повзрослеть. Уезжал старшим сыном, а вернулся взрослым человеком. Родные переживали, что останусь. Признаюсь, посещали такие мысли, но за границей, возможно, есть перспективы получения более высокой зарплаты, бытового комфорта, но в моральном плане переезд в любую страну не даст ничего хорошего. Это мое мнение. Лично для меня очень важна семья. Если бы эмигрировал, нанес бы душевную травму близким. Они нуждаются в моей поддержке, а я — в их.

Кстати, в РНПЦ как минимум раз в месяц обращаются пациенты из Китая. Удивляются, что белорусский врач говорит на их языке. Знание китайского пригодилось и во время прошлогодней стажировки в этой стране по малоинвазивной хирургии.

Об уважении

Моя семья с достаточно богатыми традициями в области науки, практики. Яркий пример — дед, Игорь Дмитриевич. В свое время он окончил Минский мединститут, поработал врачом и только потом ушел в науку. Он ученый-биофизик, академик Национальной академии наук Беларуси, доктор биологических наук, профессор. Отец, Алексей Игоревич, — доктор медицинских наук. Во многом беру с них пример и совершенно четко представляю, какими титаническими усилиями достигается научный рост. У нас из поколения в поколение передается стремление достичь поставленной цели. Меня так и воспитывали — жить в быстром ритме, не лениться.

Мама, Анна Викторовна, — заведующая кафедрой физиотерапии и курортологии БелМАПО (Белорусской медицинской академии последипломного образования), доцент, кандидат медицинских наук. Бабушка работала в Минской областной клинической больнице врачом лабораторной диагностики. Младшая сестра в этом году окончила БГМУ, лечебный факультет, собирается стать офтальмологом. Ей нравится.

Легко ли быть сыном и внуком известных людей? Скажу так: легко расти в любящей семье. Родственники не агитировали меня куда-то поступать. Рекомендовали, показывали, чем занимаются, — это было. Направляли, но не настаивали. Каждый выражал свое мнение, но не давил и сейчас не давит — окончательное решение всегда оставалось и остается за мной. В нашей семье принято уважать и считаться с другим мнением.

О семейных ценностях

Женат. Юлия, супруга, — врач, сейчас в декрете. Дочери Даше полтора года, первая малышка из поколения правнуков. Прекрасный ребенок. Всеми любимый.

Свою маленькую семью рассмат­риваю неотрывно от нашей большой и очень дружной.

В выходные любим проводить время на даче. Собираемся на праздники, всегда вместе отмечаем дни рождения. Когда-то для меня день рождения был поводом для поздравлений, а сейчас — отличный шанс со всеми увидеться, пообщаться. Это очень приятно. Друзья? С годами дружба приоб­ретает другую окраску. Мы встречаемся семьями, но не часто.

По жизни стараюсь хорошо ко всем относиться, но сужу по поступкам. Склонен верить людям.

Весна нравится, она ассоциируется с пробуждением, началом новой жизни. Не люблю ленивых и желание некоторых подняться, реализоваться за чужой счет. Приходится с таким сталкиваться. А слабости? Они у всех есть. Ничего плохого в этом не вижу.