Люди нашего города

Билет на балет

15-01-01-82Устрицы из Лозанны и поцелуй настоящего принца — не мечта, а свершившаяся реальность для директора рекламного агентства Ирэны Бельской. Все случилось нежданно-негаданно, как в сказке

15-01-01-82«Красивая, успешная, сильная. Руководит рекламным агентством, издает глянцевый журнал, занимается благотворительностью. Счастлива в браке, воспитала дочь, души не чает во внуке», — наверное, такой может быть краткая характеристика моей героини. Но мне все-таки хочется больше рассказать об этом неординарном человеке, чья история — пример того, как закаляется характер и достигается успех.

Судьба Ирэну не баловала даже в детстве. В избытке всегда была только работа.

— Все дети летом гуляли, а мы с братьями и сестрами (нас было шестеро у родителей) трудились на колхозных сотках: у соседей по 20, у нас — 60, так как папа был председателем колхоза. Зато теперь никакой работы не боюсь: умею и сено грести, и картошку копать. Даже если придется мыть полы или двор подметать, справлюсь.

Отец — фронтовик, коммунист — держал семью в ежовых рукавицах. Требователен был к себе, строг к детям. Умер у них на глазах от сердечного приступа, не дожив до 50 лет. Ирэна тогда училась в 5-м классе.

Еще через три года не стало мамы.

— Земля из-под ног ушла… Мне шел 15-й год, младшему брату исполнилось 4, — вспоминает Ирэна Эдмундовна. — Его забрала к себе в Минск наша старшая сестра. Вторая сестра сразу уехала на БАМ. Еще один брат на тот момент служил в армии. Я осталась в деревне, одна в большом доме. Засыпала вечерами и просыпалась по утрам в страхе. Не представляла, как жить дальше… Тогда впервые поняла, что значит «ком в горле». Обращалась к врачам, объясняла — дышать тяжело, но они только плечами пожимали. Теперь знаю: это симптомы невроза, депрессии…

15-01-02-82Каждый день девочка ходила к родственникам, жившим неподалеку. Засиживалась у них допоздна в надежде услышать предложение остаться переночевать. Но ночлег не предлагали, а просить Ирэна не решалась…

По осени приехала к сестре в столицу. Та с мужем и семимесячным сынишкой ютилась во времянке на окраине города. Ирэне пришлось лично собирать все необходимые документы и обивать пороги госструктур с просьбой выделить их семье отдельную квартиру. Когда желаемый результат — трешка в Курасовщине — был достигнут, старшая сестра дала младшей полную свободу действий и право распоряжаться пенсией в 35 рублей.

— Купила кастрюльки, сама готовила себе еду, — рассказывает собеседница. — В комнате лежали лишь два полосатых матраса. Одеяла не было, укрывалась пальто. В школе до последнего не признавалась, что сирота. Сейчас думаю: почему? Наверное, хотелось быть лидером, а получалось — обделена чем-то. Стыдно было ощущать себя не такой, как все.

Когда одноклассники штурмовали вузы и техникумы после окончания школы, Ирэна устроилась работать на завод «Интеграл».

— Мне нужно было гитару брату купить, сапоги, — говорит она. — Работала в гермозоне, на посадке кристаллов. Была даже победителем объединения в соцсоревновании.

Институт народного хозяйства (сейчас – БГЭУ. — Прим. авт.) со временем окончила заочно. А потом в жизни случился резкий поворот: в 1990-х Бельской предложили возглавить рекламную службу в белорусском представительстве редакции газеты «Известия». Отучившись в Высшей школе рекламы в Москве, она приступила к делу. Набравшись опыта, открыла с компаньонкой рекламное агентство, основала «Женский журнал».

— Нам пророчили короткий век — 5-6 номеров, но «ЖЖ», как видите, существует уже 15 лет, — улыбается Ирэна Эдмундовна.

Сегодня она руководит агентством одна, но о том, чтобы в будущем передать дело дочери, даже не думает:

— Бизнес — это сложно. Я днями пропадаю на работе, семью практически не вижу, мысли только о завтрашнем дне. Уже забыла, когда отдыхала больше 10 дней. С клиентами общаюсь по телефону даже на процедурах в санатории. А женщине, считаю, нужно больше времени уделять себе самой. Хотя и самореализоваться она должна обязательно — нынешние мужья ведь непредсказуемые (смеется). Своему мужу, самому близкому и родному для меня человеку, я очень благодарна за то, что он всегда помогал мне во всех начинаниях.

Ирэна Эдмундовна получает огромное удовольствие от работы. Жалеет лишь о том, что родила только одного ребенка:

— Всегда боялась: вдруг со мной что-то случится и дети останутся сиротами…

А теперь — та самая удивительная страничка семейной истории Ирэны Бельской, где нашлось место принцу и заморским странам. Ее бабушка по линии отца накануне революции 1917 года вместе с сестрой уехала из родной деревни Ходьки на Витебщине в Санкт-Петербург. Там девушек приняли в качестве прислуги в одну из богатых семей. Когда прогремел выстрел «Авроры», хозяева засобирались в Ниццу. Бабушка Ирэны вернулась на родину, а ее сестра уехала во Францию, где через какое-то время родила дочку Эльвиру. (Имя отца девочки так и осталось неизвестным.)

Эльвира стала балериной, танцевала в театре у Мориса Бежара — французского танцовщика и балетмейстера, театрального и оперного режиссера, одного из крупнейших хореографов XX века. Балету ее, к слову, учила знаменитая Любовь Егорова (княгиня Трубецкая).

Муж Эльвиры, Филипп Брауншвейг, возглавлял балетную школу в Каннах, а в 1972 году учредил «Приз Лозанны» — ежегодный международный конкурс учащихся балетных школ. Брауншвейги владели двумя часовыми фабриками в Швейцарии, жили в Монако.

— О наших заграничных родственниках мы никому не рассказывали — в советское время наличие такой родни не приветствовалось, — говорит Ирэна Эдмундовна. — Бабушка переписывалась с ними. Знаю, что Филипп как-то приезжал в Минск в командировку на часовой завод, но принять его у себя мы не могли — не было ведь никаких условий… Когда умерла мама, сестра написала тетушке. На ее вопрос, чем помочь, мы попросили прислать одежду, но то письмо не дошло до адресата. «Неправильно ведете переписку», — объяснили нам. Эльвира все же отправила посылку, но на почте за нее нужно было заплатить 100 рублей. Таких денег, к сожалению, мы не имели…

Уже устроившись в жизни, Ирэна решила позвонить швейцарской тетушке.

— Боже, сколько было эмоций! — вспоминает она. — Эльвира в совершенстве говорила по-русски, но таким особенным, булгаковским языком — меня, например, душкой называла. Я пригласила ее в гости, и она приехала с сыном Жоржем. Ей было уже около 80, но она порхала как птичка, я ни разу не видела, чтобы Эльвира прилегла днем отдохнуть. Вместе мы съездили в Ходьки. Благодаря тетушке я многое узнала о своих родителях.

Потом, конечно же, последовало приглашение в Швейцарию. Ирэна летала со своими вновь обретенными родственниками в Лондон, Париж, Монте-Карло. На одном из приемов принц Альбер, нынешний князь Монако, даже целовал ей руку. Упоминая этот факт, она улыбается и невольно переводит взгляд на запястье.

— Это тетушкины часы, достались в наследство, — говорит Ирэна. — Но самое ценное все же — наше с ней общение.

Умерла Эльвира Кремис-Брауншвейг в 2004 году. Среди тех, кто пришел проводить балерину в последний путь, были Майя Плисецкая и Морис Бежар. Сын издал книгу о жизни родителей. Ирэна Бельская бережно хранит у себя ее экземпляр.

На протяжении последних пяти лет Ирэна Бельская устраивает благотворительные вечера в помощь многодетным семьям. Ищет спонсоров, покупает подарки: кухонные гарнитуры, детские комнаты, компьютеры, бытовую технику, абонементы на медобслуживание и другое. На праздник приглашает и самих родителей с детьми. В 2014 году этот проект победил в одной из номинаций на конкурсе социальных технологий «За жизнь», который проводили Мингорисполком, Минская епархия Белорусской православной церкви и Международный благотворительный фонд «Семья — Единение — Отечество».

— Так приятно осознавать, что государство сейчас заботится о многодетных семьях, — замечает Ирэна Эдмундовна. — Рада, что могу дать детям то, чего сама не имела когда-то.