Классики жанра

Мысль в движении

17-01-01-86«Классический балет есть замок красоты». Написано Иосифом Бродским. Посвящено Михаилу Барышникову. И словно всем, кто создает этот замок

17-01-02-86Валентин Елизарьев — народный артист СССР и Республики Беларусь, лауреат Государственной премии Беларуси, премии Международной ассоциации деятелей хореографии «Бенуа де ля данс» и многих других. Профессор Белорусской государственной академии музыки. Почетный гражданин города Минска.

Женат. Супруга Маргарита Изворска-Елизарьева — режиссер оперы, заслуженный деятель искусств Беларуси, доктор философских и педагогических наук, профессор БГАМ. Двое детей, двое внуков.

С Валентином Елизарьевым — хореографом, имя которого ассоциируется с золотым периодом белорусского балета, — мы говорили о влиянии менталитета на танец, умении принимать решения один раз и на всю жизнь, но прежде — о прощании с эпохой Майи Плисецкой.

 — В день, когда не стало Майи Михайловны Плисецкой, социальные сети пестрили ссылками на ее партии и интервью. Публика прощалась с легендой. «Чем больше имя знаменито, тем неразгаданней оно...» Каков ваш образ Плисецкой?

— Майя — она от сердца. Невероятная, удивительной харизмы. Ставил для нее только раз (речь о телефильме «Фантазия» в постановке Анатолия Эфроса, 1976 год. — Прим. авт.). Сложились добрые дружеские отношения, которые сохранялись всю жизнь. Много разговаривали — подол­гу, глубоко. Последний раз виделись несколько лет назад на международном балетном конкурсе в Японии.

17-01-03-86— В титрах фильма «Фантазия» знаковые фамилии: Эфрос, Плисецкая, Смоктуновский… Каково ощущать себя частью такой команды?

— Многому научился, работая рядом с Эфросом, Плисецкой. Литературный материал, который взят за основу фильма, повесть Ивана Тургенева «Вешние воды». Но как умно назвал Эфрос постановку! В фантазии все возможно… Это же эксперимент — попытка соединить балет и драму.

Так совпало, что как раз во время ­съемок фильма у нас с женой родилась дочь. Из творческой поездки, насколько я помню, в Италию, Майя Михайловна привезла в подарок пакет игрушек и детской одежды. Такие детали не забываются.

Еще со студенчества знаком с Родионом Щедриным. Думаю, это он посоветовал Эфросу пригласить меня. За год до этого я поставил спектакль «Кармен-сюита» для театра оперы и балета Белоруссии, над музыкальной редакцией которого работал Щедрин. Уверен, это такой же классик XX века, как Стравинский, но пока недооцененный. Его музыка сложная. И поэтому не так по­пулярна, как того заслуживает. Чтобы исполнить ее, техника должна быть блестящей. Куда проще сыграть вальс Штрауса. И пуб­лика довольна.

В 26 лет Валентин Елизарьев возглавил балетную труппу Государственного академического театра оперы и балета Белоруссии. На тот момент он самый молодой главный балетмейстер в СССР.

— Съемки фильма «Фантазия» проходили в 1975 году. Вторая половина 1970-х для вас в целом успешный период творчества, когда на минской сцене поставлены «Сотворение мира», «Тиль Уленшпигель».

— На премьере балета «Сотворение мира» присутствовал Петр Машеров. После показа поблагодарил за спектакль, пожал руку со словами: «Мы перед вами в долгу». Через неделю я получил звание и квартиру, в которой живу. А ведь был уверен, что в Минск из Ленинграда еду на один спектакль. Оказалось — на всю жизнь. Все у меня так: раз и навсегда. Любовь к музыке, балету, семье. Хорео­графией увлекся лет в шесть. Студентом был, учился на третьем курсе ленинградской консерватории имени Н. Римского-Корсакова, когда стал лауреатом Всесоюзного конкурса балетмейстеров. Не отвлекался на другие профессии. Верю, если много отдаешь, то и возвращается сполна.

— Даже после того как пришлось ­уйти из Большого театра Беларуси?

— Пять лет не работаю в театре (с 1992 по 2009 год Валентин Елизарьев — художественный руководитель и директор Национального академического Большого театра балета Республики Беларусь. — Прим. авт.). И наблюдаю, как быстро люди, с которыми не выходил из репетиционного зала, в которых много вложено, с которыми так много пота пролито, об этом позабыли…

— В 2010-х вы ставили в репертуарных театрах Египта, Японии. Язык танца универсален, но все же: приходилось учитывать разницу в менталитете?

— В каирском театре не хватает балерин. Как правило, когда женщина выходит замуж, она вынуждена прекратить карьеру. Поэтому там хорошо ставить «Спартак», где много мужских партий, и невозможно — «Лебединое озеро».

Египетский балет изначально создавался советскими специалистами. Они закладывали основы школы, создавали академию, где обучаются артисты. Но в Египте самая популярная часть тела в танце — живот. Иначе как исполнить танец живота? А в классическом балете он мешает (с иронией). Это к разговору о традициях…

Каких-то особенных проблем во время репетиций не было. Разве что некоторые артисты сочли сцену разложения Рима (балет «Спартак». — Прим. авт.) слишком откровенной. Они еще до моего приезда видели спектакль. Выбрал верную тактику: предупредил, если кто-то позволит себе лишнее, выгоню со спектакля. Запрет вызвал обратную реакцию — танцевали все, что было нужно по сюжету. И так, как было нужно.

— Труппа диктует постановщику, какую стратегию поведения выбрать?

— Наших артистов можно увлечь. Они по взгляду понимали-предугадывали, что я скажу. А в Каире полтруппы заняты подработками, киоски сувенирные держат в туристических районах, хотя зарплата в театре достойная. Если на репетициях мягко разговаривать, в дружбу играть — результат нулевой. Любят, когда ими управляешь. Тогда уважают.

Японцы — совершенно другие. Четыре спектакля поставил в Токио. Так хорошо с ними работать! Репетируем большую кордебалетную сцену на 32 участницы. Один раз показал — они уже выучили. Компьютеры в головах.

— Тот случай, когда говорят — фотографическая память. Постановщикам тоже свойственны внимание к деталям, наблюдательность. Сцена из жизни может трансформироваться в эпизод спектакля?

— Когда сочинял партию Адама («Сотворение мира», Государственный академический Большой театр оперы и балета Белоруссии, 1976 год), многие движения взял от сына. Наблюдал, как он ползает, ходит еще не­уверенно — он же совсем маленьким тогда был. Эта пластика была нужна мне для постановки.

Давно «Сотворение мира» не пересматривал. Но когда последний раз видел, осталось ощущение, что из спектакля жизнь уходит, одна только форма осталась. Есть такая закономерность: если спектакль не прокатывается раз в два месяца, то он медленно разрушается. Мои постановки в текущий репертуар ставят редко, они идут в сокращенных составах, неряшливо отрепетированы. Отношение к ним, как к пасынкам.

— В Ленинградское хореографическое училище вы поступили в одно время с Михаилом Барышниковым. Пример для сегодняшних студентов — история о том, как из интерната до училища (а это два километра!), он ежедневно шел на полупальцах, тренируя так икроножные мышцы. Добивался, чтобы голень выглядела привлекательнее. Можно ли назвать балет искусством постижения тела, преодоления физических возможностей?

— Балет прежде всего искусство мысли. Физиологическая подготовка — само собой разумеется. Но конечная цель — духовность. Это искусство объединяет труд хореографа, композитора, драматурга, художника, артиста. Хотя правильнее сказать не труд, а творчество.

Только кажется, что балет стоит на месте. На самом деле он динамично движется вперед, находится в поиске новых выразительных средств. А если воспринимать его как что-то устоявшееся, железобетонное, то можно отправлять в музей. Балет в своих лучших проявлениях остается одним из самых востребованных видов искусств.