Календарь

«»
Август 2015
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

Популярное в номере

Физика любви

Зачем учителю сдавать ЦТ, как привить детям толерантное отношение к инвалидам и когда демократия не мешает порядку, рассказала директор средней школы № 111 Светлана Протасевич

07-01-01-96Светлана Протасевич окончила физический факультет пединститута имени М. Горького (ныне БГПУ имени М. Танка). После окончания вуза 9 лет работала в школе № 17 Минска, 8 лет — заместителем директора по учебной работе 1-й гимназии имени Ф. Скорины. Директор 111-й школы с 2009 года.

— Светлана Михайловна, ваша школа славится своими проектами — по этому критерию в нынешнем году даже заняла второе место в городском конкурсе на лучшее учреждение образования. Что такого особенного реализуете?

— Проектов действительно много. Все они работают и направлены на максимальное раскрытие способностей учащихся: одних — в спорте, других — в учебе, третьих — в общественной жизни. Например, наша ученица Рада Иванова уже не первый год входит в состав Молодежной палаты при Мингорсовете, живет этим. БРСМ у нас, кстати, серьезная общественная организация, вступить в которую дети стремятся сами — настолько там интересно.

А начинали шесть лет назад с инновационного проекта по формированию толерантного отношения социума и школы к учащимся с особенностями в развитии. Сегодня у нас учатся около 30 детей-инвалидов, в том числе колясочники. Создано 7 классов интегрированного обучения.

— Нареканий со стороны учителей и родителей здоровых детей не бывает? Знаю, что далеко не все они одобряют совместное обучение с особенными ребятами.

— Такой проблемы у нас нет, и никто еще не просил перевести своего сына или дочь в другой класс. Думаю, тут все зависит от администрации школы: если руководство готово принять детей с особенностями, то и коллектив примет, а учитель найдет подход и решит все психологические проб­лемы с родителями. Директору важно почувствовать, какому педагогу поручить интегрированный класс: кто-то будет охать от свалившейся нагрузки, а кто-то скажет детям: «Как хорошо, что у нас есть такая девочка!»

Мне кажется, совместное обучение больше пользы приносит здоровым детям. Жизнь ведь такая штука: никогда не знаешь, что с тобой будет завтра. Детей нужно подготовить к принятию людей с физическими недостатками, чтобы они знали, как правильно на них смотреть, когда помогать, а когда, наоборот, воздерживаться. Наши учащиеся уже не воспринимают своих особенных ровесников как диковинных соседей.

— А с профильными классами уже определились? Ведь с нового учебного года они будут формироваться по новым правилам.

— Мы заявили физико-математический и химико-биологический классы. В школе достаточно квалифицированных специалистов, хорошая материально-техническая база. Предложим детям на выбор и третий предмет для изучения на повышенном уровне, например русский или белорусский язык. Для сдачи централизованного тестирования это важно.

— На ваш взгляд, профили нужны? Ведь в 2008 году они были отменены по причине отсутствия необходимости.

— У меня особая надежда на профильное обучение. Я застала его расцвет в 1992 году, когда только пришла работать в школу. Вела уроки в физико-математических классах. Скажу одно: при поступлении в вузы профильные классы полностью оправдывали свое предназначение. 95 процентов школьников, которые в них обучались, выбирали соответствующие специальности в высших учебных заведениях. Качество подготовки абитуриентов технических вузов (БНТУ, БГУИР)

тех лет было гораздо выше, чем сегодня. При переходе на базовый уровень изменилось количество часов на изучение предметов, а требования к поступающим остались прежними.

Трудно работать в классе, где на сдачу ЦТ ориентированы всего 4 ученика, а 20 та же физика абсолютно не нужна. По идее, решать самые сложные задачи у доски должны эти четверо. Им надо все подробно расписать, разъяснить, а что делать остальным, которые вообще не понимают, что происходит? Факультатив — выход, но нельзя сбрасывать со счетов и психологию ребенка: «то, что необязательно, можно и пропустить». К урокам, как ни крути, отношение иное.

— Почему вы в свое время решили стать учителем физики? Легко давался предмет?

— Физику обожаю, ведь в ней все так логично! Мне кажется, эта наука даже красивее математики: в ней больше жизни, практической составляющей. А в целом считаю, что в 90 процентах случаев отношение детей к предмету определяется отношением к учителю: на какую планку педагог поднял предмет, на таком уровне дети его и воспринимают. Мне повезло, так как все мои учителя физики были сильными личностями. И потом попадались хорошие наставники. Так, в школе № 17, куда пришла работать после окончания института, я познакомилась с Галиной Николаевной Богомоловой. Она была заместителем директора и тоже вела физику. С одной стороны, молодому специалисту непросто работать под руководством человека, отлично знающего его предмет, — уже лишаешься права даже на небольшие неточности. С другой стороны, Галина Николаевна мне очень помогала. Наверное, поэтому я и осталась в предмете, хотя была возможность переключиться на информатику. Там проще: занимаешься с половиной класса, не проверяешь стопки тетрадей с контрольными и лабораторными работами, часть урока дети работают за компьютерами… Но я не изменила своему предмету, люблю его. И даже ЦТ хожу сдавать периодически.

— Серьезно?! И сколько баллов набираете?

— В последний раз набрала 96. Что называется, перестраховалась: набросила в ответе одно число сверху. А так бы получила 100-балльный сертификат.

— Тестирование проходите, чтобы проверить свои знания?

— Отчасти да, но в первую очередь хочется понимать, что чувствуют дети во время такого испытания. Удивительно, но учительское отношение проявляется даже там. Однажды вышла из аудитории пос­ледней, хотя выполнила все задания довольно быстро. Наблюдала, как все уходят по очереди, а один парень, волнуясь, продолжает писать. Очень хотелось поддержать его, вот и сидела до тех пор, пока он не справился (улыбается).

Перепроверяя черновик на ЦТ, не раз замечала, что ошибки делаю на ровном месте. Потом разъясняю ученикам, почему верное на первый взгляд решение неред­ко оказывается неправильным. Рассказываю, как вести себя в аудитории, на что обращать внимание. Проходить тестирование предлагаю и своим коллегам. Считаю, что стоило бы внести изменения в положение об аттестации педагогов и вместо экзамена сдавать ЦТ. Например, учитель-физик, претендующий на высшую категорию, должен набрать по тес­ту не менее 85 баллов; на первую — не менее 70, и так далее. Если видишь, что в чем-то не дорабатываешь, можешь сдавать несколько лет подряд. Потом предоставляешь комиссии сертификат и подтверждаешь свои знания. Ведь не секрет, что не все учителя успешно сдают квалификацион­ный экзамен. И они испытывают серьезную психологическую травму, когда о провале становится известно коллегам.

— Как думаете, почему далеко не все выпускники, которые занимаются с репетиторами, сдают ЦТ успешно?

— Потому что натаскивание на тесты не дает самого важного — целостного видения предмета. Ученик, владеющий темой, легко решит любую задачу и не растеряется, если в ней изменится часть условий. Будет системный подход — будет и высокий результат теста.

— Вас называют очень демократичным руководителем, что не мешает вам прекрасно справляться с обязанностями администратора. Коллектив 111-й школы — сплоченная команда. Это отмечают и ваши коллеги, и ученики, и их родители. В чем секрет успеха?

— Я получила уникальный управленческий опыт, работая заместителем директора гимназии № 1 Минска Наталии Владимировны Бушной. Она научила работать в команде. У меня очень опытные заместители с богатым стажем работы. Все мы, кажется, научились видеть педагогов насквозь. Например, приходит новый учитель, и буквально через 2-3 месяца мы уже знаем, в каком направлении ему будет интересно работать, и предлагаем соответствующий проект. У кого-то много идей, но заниматься бумажной работой он не будет никогда. Значит, поможем с бумагами. Кто-то, видим, не тянет подготовку детей к олимпиадам, но классный руководитель из него выйдет замечательный: легко находит общий язык с родителями, на экскурсию везет и своих учеников, и детей другого класса. А олимпиадников поручим другому. Наши ключевые убеждения и ценности — уважение к личности ребенка, преданность делу и профессии, готовность к саморазвитию и инновационным преобразованиям.

25.08.2015 ,