Календарь

«»
Август 2015
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

Популярное в номере

Насквозь видит

Когда распределение по окончании вуза расценивается как насилие над личностью, а деньги теряют свою значимость

08-01-01-97ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

Дмитрий Синкевич

Возраст: 35 лет

Образование: Белорусский государственный медицинский университет. Год окончания — 2003-й, лечебный факультет, специальность — лечебное дело. Интернатуру проходил в Центральной районной больнице города Слуцка.

Место работы: 6-я городская клиническая больница.

Должность: врач-эндоскопист.

О медицине на селе

Родом из Солигорска. Студентом женился, супруга Екатерина тоже врач. Нас распределили в сельскую местность. 150 километров от Минска. Деревня Положевичи. Там маленькая больничка на 30 коек, в этом же здании поликлиника, лаборатория, гинекологический кабинет, аптека.

Работал главным врачом и еще на полставки терапевтом. Не то чтобы очень хотелось руководить — имелась вакансия, и ее нужно было закрыть. Из кандидатов только я — вновь прибывший. Врачебного персонала немного, остальные фельдшеры, медсестры. Опыта у меня никакого, посоветоваться не с кем. Мобильная связь не брала, в наличии только стационарный телефон. Благо служебная машина полагалась — старенький «УАЗик»-буханка, на котором добирался по рабочим делам в райцентр. Кстати, по проходимости на сельских дорогах он все-таки лучше «ГАЗели».

На первых порах возникали сложности с фельдшером, местной жительницей, которая знала все население, и до моего приезда бразды правления фактически были в ее руках. Но в итоге отношения наладились.

Молодой врач сродни начинающему автолюбителю на дорогах — более внимателен, осторожен, дотошен. Работа для него не рутина — ему хочется лечить. А что нужно пациенту от доктора? Чтобы он оказал ему помощь и поговорил по душам: о его болезни, о том, что ушла жена, дети разлетелись и забыли, дом отобрали. Человеку надо разгрузиться, а выслушать некому. Только доктору.

Об адаптации

Положевичи — живописный уголок: леса, озера, грибы, ягоды… Приехать сюда погостить на пару-тройку дней, как делали наши родители, — это в удовольствие. Но жить постоянно — совсем другая история. Мы тосковали по друзьям, общению с коллегами. Если бы не были оптимистами, на второй год отработки махнули бы на все рукой и уехали.

Горожанам, жившим на всем готовом, в сельской местности трудно адаптироваться. Дом, в который нас заселили, собственно, был неплохим. Участок десять соток, все хозяйственные постройки, больница недалеко. Только газа нет. Система отопления — котел, растап­ливаемый дровами, брикетами торфа, углем. Постепенно привыкли, даже картошку сажали. В свое время первый нарком здравоохранения РСФСР Николай Семашко шутил: на селе доктору не обязательно платить зарплату, с голоду не умрет — благодарные местные жители прокормят. Преувеличивал.

О местных жителях

То, что доктор живет в деревне, означало — ни выходных, ни проходных. Ближайшее медицинское учреждение — в 20 километрах от нас, в Старых Дорогах. Скорая там была, однако по ночам сельские жители ее не вызывали — по привычке ко мне обращались. В деревне так принято. Вечерами, ночью, в выходные, праздники приходили, на своих машинах приезжали, а после, если случай серьезный, пациента на нашем сантранспорте в районную больницу доставляли. Дома у меня всегда лежала сумка-укладка со всем необходимым (лекарствами, расходниками, инструментарием). Словом, есть что вспомнить. В отличие от города в деревне все на виду. Социальных проблем хватает… Одинокие старики, часто болеющие дети из многодетных асоциальных семей. Они чаще других нуждались в медицинской помощи.

О распределении

Учился на бюджете, обязательная двухгодичная отработка — это святое. В сельской местности? Оглядываясь назад, может оно и неплохо, если бы туда направили не насильно, а, как говорят, по обоюдному согласию сторон. Наверное, сегодня альтернативы насильственному распределению нет. Чтобы привлечь молодых специалистов в сельскую местность, можно их финансово заинтересовать — тогда они сами поедут. Без особого приказания. Желательно еще предоставить им возможность повышения образовательного уровня — направлять на учебу, не обязательно за рубеж. Целеустремленный доктор должен пополнять багаж знаний, а не топтаться на месте и работать на устаревшем оборудовании.

Тем не менее все познается в сравнении. По крайней мере, сейчас ценю условия работы и возможности, которые предоставили мне в столичной больнице. Молодому врачу, изначально попавшему в крупную многопрофильную клинику или РНПЦ (республиканский научно-практический центр), сложнее, чем коллеге, поработавшему на периферии, приобрести большой практический опыт и на­учиться самостоятельно принимать ответственные решения.

О диагностике и малой хирургии

Мне предлагали остаться, но в Минске у нас была своя квартира и спустя два года мы вернулись. Вакансии — в шестой больнице, где наряду с другими специалистами нужны были врачи-эндоскописты. Главный врач предложил пройти специализацию по хирургии в БелМАПО (Белорусской медицинской академии последипломного образования), потом прийти в эндоскопию. Согласился. Тогда у докторов этого профиля не было вечерних, ночных дежурств, потому подрабатывал в этой же больнице в кардиологическом или приемном отделении. Не от тотального безденежья, а потому что привык общаться с пациентами, назначать им лечение, контролировать его ход.

Работа врача-эндоскописта ограничена несколькими манипуляциями: посмотреть бронхи, желудок, кишечник, поставить диагноз. Это важно, но рутинно. Со временем, когда эндоскопия вышла за рамки диагностики, обновилось оборудование, появились новые методики лечения и мы стали выполнять хирургические вмешательства, оставил терапевтическую практику.

В нашей специальности очень многое зависит от качества оборудования. Сейчас благодаря современной аппаратуре возможности в эндоскопии расширились — это и удаление доброкачественных новообразований, и использование лазера в восстановлении просветов дыхательных путей или пищеварительного тракта. Интересно и разнообразно. Без большой операции, малотравматичным способом можем пациенту лишнее удалить или что-либо восстановить. Безусловно, это значимо. Добавляет позитива в работе.

В перспективе эндоскопия будет, скорее всего, развиваться в сторону хирургии.

О знании английского

Доктор многое теряет, если не владеет международным иностранным языком, — на русском никто ничего объяснять не будет. К примеру, чтобы освоить методику капсульной видеоэндоскопии, я прошел обучение в Германии. Со мной в группе были врачи из разных стран. Практические занятия, тренинги, мастер-классы — всё на английском. Синхронный перевод не предусмотрен. Но даже если бы он был, в приватной беседе без знания английского ничего не поймешь. Кроме того, о самых последних мировых новинках в медицине можно прочесть только в оригинале.

О подработках

Круглосуточные дежурства по эндоскопии организованы в четырех клиниках — 2-й, 9-й, 10-й и в больнице скорой медицинской помощи (с вечера до утра или в выходные дни). Дежурю во второй клинике несколько раз в месяц. Это дополнительный заработок и опыт, который никому не помешает. Раньше брал по 8-9 дежурств в месяц. Но когда дома появляешься два-три раза в неделю, возникают проблемы. Деньгами всего не закроешь, страдают взаимоотношения. Наступает момент, когда сохранение хорошей атмосферы в семье важнее любой финансовой составляющей. У нас ведь две дочери растут: младшей, Ксении, в этом году пять лет исполнится, старшей, Яне, уже 11. Девочкам нужна полноценная семья, а не одна любящая заботливая мама (врач функциональной диагностики Республиканской клинической больницы Управления делами Президента) и уставший от бесконечных трудов папа, который приходит домой только поспать.

26.08.2015 , , «МК»