Минск и минчане

Посмотри на маркетри

15-01-01-97Самодеятельный художник Валерий Русецкий собирает Минск по кусочкам

15-01-02-97Он никогда не изучал основ изобразительного искусства, не оканчивал курсов и не всегда может определить, из каких пород древесины выработан шпон: лимонное дерево? орех африканский? клен? Но он знает: когда картина готова, проклеена, отшлифована, когда кисточка с лаком начинает проявлять цвет каждого фрагмента, внезапно, как по волшебству, доска оживает. Словно солнце выглянуло из-за туч, и на доске — вот он, Минск, Несвиж, Заславль…

Маркетри, элитарным видом декоративно-прикладного искусства, Валерий Русецкий занимается 45-й год, его картины разошлись по миру. И только в нынешнем июле состоялась первая персональная выставка в Минске — в Историческом музее. Почему не раньше? Русецкий — человек неформатный и самодостаточный. В творческих союзах не состоит. По профессии — инженер-механик.

— В трех словах жизнь не перескажешь, и все-таки… Знаете, как я получил свое имя? Отец, профессиональный военный летчик, не колебался в этом вопросе. В 1938 году, когда я родился, гремела слава Валерия Чкалова. Понятно, да? — говорит Валерий Александрович. — Мой отец прошел войну, получил 8 боевых наград. Ни разу (!) не был сбит и даже ранен. Командарм Константин Рокоссовский, когда готовился к облету позиций, всегда говорил: «Полечу с Русецким. Он везучий». Отец был родом из-под Минска. Судьба водила нашу семью кругами, но мы всегда возвращались в Минск. Здесь прошло мое детство. После окончания школы и вплоть до 1987 года, когда отец умер и я должен был поддержать мать, меня в Беларуси не было. Считайте, меня нигде не было. Закрытый город Северодвинск только сейчас приоткрыл свои тайны. А я в Северодвинске после окончания Ленинградского кораблестроительного института проработал 26 лет.

15-01-03-97Валерий Русецкий участвовал в строительстве и испытаниях атомных подводных лодок. Десятка три таких лодок создал. С помощника мастера в реакторном отсеке вырос до сдаточного механика. Граж­данский инженер, он выходил в море испытывать лодку вместе с военными и, бывало, попадал в нештатные ситуации.

— Дважды едва не лег на дно Белого моря, оттуда спасения не было, — вспоминает Валерий Александрович. — Как-то неграмотные действия командира, который решил провести рискованный маневр, привели к тому, что лодка получила дифферент на корму. Тридцать градусов отклонения, сорок… Чудом выровнялись.

Читайте также:  Блиц-опрос

Работать на подводной лодке и даже спать приходилось при постоянном шуме механизмов. Нужны были отдушина, мощный противовес. И он появился. Маркетри — составление пазлов из тонких пластинок разных древесных пород.

— Однажды в ночную смену я увидел: оператор главной энергетической установки что-то мас­терит. Режет ножичком шпон на кусочки и из них складывает картинку. Так и я могу!

Валерий Русецкий заболел искусством. Конечно, не сразу появились эти роскошные пейзажи в теплой цветовой гамме, с гармоничной пластикой линий, с полутонами и тенями. Картину ведь вначале нужно увидеть внутренним зрением. Мастеру помог фотоаппарат. Вернувшись из Северодвинска в Минск, он стал снимать город на камеру.

— С севера я привез два огромных сундука со шпоном. В конце 1980-х с работой было туго, еле-еле устроился инженером-метрологом на моторный завод, но маркетри не забросил, это дело меня всегда подпитывало во всех смыс­лах. Покупал шпон на минской мебельной фабрике, чтобы иметь широкую палитру.

Одно время Русецкий сотрудничал с мебельным кооперативом. Столяры дивились его усидчивости, точности глазомера, твердости руки, погруженности в деревянные мозаики. Прозвали Русецкого Зэком. Прозвище не­удачное, учитывая большую и славную трудовую биографию Валерия Александровича. Однако оно не случайное и говорит о добровольном заточении человека в мир труда и красоты.

— Но не делайте из меня затворника, я жаден до жизни, много путешествую по Европе…

Напоследок показал незаконченную картину. Это еще один городской пейзаж с любимыми старинными зданиями и мостовой, где выклеен каждый камушек размером в два-три миллиметра. Долго мы считали фрагменты. Их оказалось около 800!

В Беларуси вообще и в Минске в частности мало людей, которые делают картины в технике маркетри. Увы, даже сын и внук Русецкого не пошли по его стопам.