Эврика

Со дна на день

15-01-01-100Зачем белорусских археологов обучают дайвингу?

15-01-01-100Белорусские ученые приступили к изучению памятников археологии, скрытых под водой. Весной нынешнего года заключен договор между Институтом истории Национальной академии наук Беларуси и дайв-клубом «Морской пегас». Первыми археологами, которые прошли курс обучения дайвингу, стали Сергей Линевич и Александр Вашанов. Учебная программа включала теоретический курс, знакомство со снаряжением и экипировкой. Тренировочные погружения проводились в бассейне. Следующий этап — занятия в открытой воде.

О новом направлении в белорусской археологии мы говорили с научным сотрудником отдела археологии первобытного общества Института истории НАН Александром Вашановым.

— Какая польза археологии от дайвинга?

— Дайвинг и подводная охота становятся все популярнее. За последние годы любители-подводники сделали немало ценных открытий для науки. Например, в 2011 году со дна реки Дриссы подняли дубовый идол, а два года назад из реки Вихры у Мстиславля извлекли рыцарский доспех XVI века.

Подводной археологией белорусские историки пока серьезно не занимались. В то же время в Институт истории НАН начали поступать сведения, что на некоторых водоемах уже появились «черные копатели».

15-01-03-100— Какие перспективы у подводной археологии?

— Они огромны. Культурное наследие Беларуси, скрытое под водой, практически не изучено. В отличие от расположенного на поверхности. Раньше до него можно было добраться, только осушив необходимый участок дна. Так что реки и озера хранят множество тайн.

В Советском Союзе подводные археологические изыскания начали проводить в 1950-х. С течением времени штат ученых-подводников значительно увеличился. Тем не менее их процент все равно ничтожно мал.

— Как ощущения от первых погружений? Есть результаты?

— Совместно с опытными дайверами провели исследование участка реки Ясельды у деревни Жабер Дрогичинского района, где находятся земляные укрепления замка Вишневецких, уничтоженного во время Северной войны 1700-1721 годов. Под водой обнаружили фрагменты керамики, облицовочную плитку с инициалами владельцев, топор с клеймами. Также сохранились остатки оборонительного рва, там были найдены мортирные ядра. Это довольно редкая находка. Чаще всего попадаются лишь осколки от них. Вероятно, они находились в арсенале замка и были сброшены с валов шведскими солдатами пос­ле его захвата. Найденные дайверами артефакты помогут более детально восстановить историю этих укреплений, дополнив список обнаруженного во время обычных раскопок. Пока говорить о знаменательных открытиях рано. Многое еще предстоит сделать.

15-01-04-100— Чем отличаются традиционные раскопки от подводных?

— В воде артефакты сохраняются лучше, чем в земле. В особенности из таких материалов, как кость, дерево, кожа. Для начала необходимо очистить исследуемый участок дна от ила и водной растительности, затем разбить его на квадратную сетку. Только после этого можно приступать к раскопкам: методично исследовать квадрат за квадратом с обязательной фиксацией артефактов. Водная стихия требует особого подхода. Это только в документальных фильмах работа подводного археолога проходит без проблем. В Беларуси крайне мало водоемов, где вода прозрачна. У большинства рек дна не видно. Приходится едва ли не маской в дно упираться, чтобы хоть что-то разглядеть. Ил еще больше ухудшает видимость. Вынуж­дены на время прекращать работу и ждать, пока он осядет или будет унесен течением. Да и потерять находку очень легко. Не удержал в руках, ускользнула вещь — и все, не факт, что удастся снова найти.

— Недавно вы участвовали в археологической экспедиции в России. Набирались опыта?

— Вместе с дайверами обучались методике проведения работ на памятнике археологии Сертея-2. Это удивительный археологический комплекс в Смоленской области. Там обнаружено и вот уже не одно десятилетие исследуется уникальное свайное поселение возрастом несколько тысяч лет. На протяжении 40 лет там работает Северо-Западная археологическая экспедиция государственного Эрмитажа. Вместе с российскими коллегами погружались в реку Сертейка. При помощи специальных насосов-помп убирали ильные отложения со дна реки, очищая его для будущего раскопа. А также следили за разборкой культурного слоя, обучались методам фиксации археологических артефактов в подводных условиях.

15-01-02-100— Какие белорусские водое­мы наиболее привлекательны для археологов?

— Перспективны практически все водоемы. Неизвестно, что скрыто на дне, казалось бы, ничем не примечательной речушки. Может оказаться, что в ней утопили домашний скарб из ближайшего «фальварка» во время одной из многочисленных войн. Или коллекцию старинного оружия. Однако археологи не исследуют каждый водоем в надежде подтвердить слухи о несметных сокровищах. Практически в любой деревне, через которую проходили отступавшие французские войска, есть легенда об утопленной или зарытой золотой карете. В планах провести детальное исследование реки Березины у Студенки. Надеюсь, что Институт истории НАН вместе с дайверами установят точное место переправы наполеоновской армии. Это будет настоящим прорывом для исторической науки и позволит разрешить множество спорных моментов. А также детально восстановить события на Березине в ноябре 1812 года. Кроме того, переправа — это еще и скорбное место, где погибло множество солдат и гражданских.

И это речь лишь про часть Березины. Каждая судоходная река, не подвергавшаяся вмешательству строительной спецтехники, может дать ценные сведения для нау­ки. Возьмем известный путь «из варяг в греки». Где-то в глубинах рек, по которым он пролегал, лежат затопленные ладьи, захваченные врасплох непогодой или наткнувшиеся на подводные препятствия. Если удастся поднять на поверхность судно и его груз, то мы узнаем много нового о торговле и судоходстве того времени.

Но такое исследование речного дна очень дорогой и рискованный проект. Нужно просканировать тысячи километров русла, изучить данные. И не факт, что будет успех. Пока же более перспективны стоянки каменного и бронзового веков. За все время археологических исследований Беларуси найдено и систематизировано множество памятников этого периода, скрытых под водой. Например, в 1952 году в деревне Лубяны Белыничского района Могилевской области во время осушения озера из воды показались деревянные сваи. Поселение обнаружил известный белорусский археолог Константин Поликарпович.

Очень привлекательны для исследований торфяники. В них прекрасно сохраняется органика. Именно на торфяниках найдены древние произведения искусства из камня и кости, которые можно увидеть в экспозиции Национального исторического музея.

Сегодня белорусская подводная археология делает лишь первые робкие шаги. Провести самостоя­тельные экспедиции без волонтерской помощи дайверов мы не сможем. Нет материально-технической базы. Зато есть огромное желание покорить водную стихию и совершить новые открытия в белорусской археологии.